Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Навальный на "Болотном процессе"


Подсудимые по "Болотному делу" (слева направо): Александр Марголин, Алексей Гаскаров, Илья Гущин

Подсудимые по "Болотному делу" (слева направо): Александр Марголин, Алексей Гаскаров, Илья Гущин

Алексей Навальный дал свидетельские показания по "Болотному делу"

В Замоскворецком суде Москвы 15 июля продолжилось рассмотрение одного из эпизодов "Болотного дела" – так называемое дело "второй волны". На скамье подсудимых четыре человека, которые были задержаны спустя почти год после акции на Болотной площади – зимой и весной 2013 года. Их обвиняют в участии в массовых беспорядках и в применении силы по отношению к сотрудникам полиции. 15 июля в суде допрашивали оппозиционера Алексея Навального, он выступил в качестве свидетеля защиты.

Алексей Навальный уже второй раз дает свидетельские показания по "Болотному делу", в прошлый раз он выступал в Никулинском суде на процессе по первому эпизоду "Болотного дела". Однако мало кто из адвокатов и наблюдателей за "болотным процессом" ожидал, что 15 июля в Замоскворецком суде будут допрашивать Алексея Навального, который с февраля находится под домашним арестом в рамках дела "Ив Роше". Незадолго до назначенного заседания в твиттере оппозиционера появилась запись:

​В суде Алексей Навальный рассказал, что был одним из неформальных организаторов акции 6 мая 2012 года: он участвовал в подготовке мероприятия и возглавлял одну из колонн во время шествия. Когда толпа подошла к Малому каменному мосту, организаторы поняли, что схема проведения мероприятия изменена и свободный проход в зону митинга демонстрантам преграждает цепочка сотрудников полиции, рассказал Навальный. Было принято решение сесть на асфальт, чтобы показать остальным, что нужно остановиться. По словам Навального, никто из участников акции не пытался прорвать оцепление, люди сидели и ждали, когда откроют проход в зону митинга. В суде оппозиционер завил, что считает смехотворными предъявленные подсудимым обвинения.

Адвокат Сергей Панченко, представляющий интересы подсудимого Ильи Гущина, поясняет, почему показания Алексея Навального важны для защиты, и рассуждает о ходе процесса:

– Алексей Навальный находился в гуще событий, рядом с той группой граждан, которая села на асфальт. Прокуратура сейчас пытается доказать: то, что люди сели на асфальт, вызвало затруднение движения и последующий прорыв оцепления. Мы это опровергаем. В суде мы уже допрашивали тех, кто участвовал в этом "асфальтовом сидении". По их словам, люди садились на асфальт, чтобы продемонстрировать ненасильственный характер действий митингующих, отсутствие с их стороны какого-либо желания что-либо прорывать, идти на Кремль и каким-либо образом сталкиваться с сотрудниками полиции.

Та незначительная поддержка, сам факт того, что мало людей заинтересованы процессом, могут развязать власти руки, и сроки могут быть суровыми

– Защита уже неделю допрашивает свидетелей. Как проходят допросы, есть ли какие-нибудь замечания?

– Допросы свидетелей проходят более-менее лояльно. Конечно, при исследовании доказательств стороны обвинения возникали вопросы. Например, для просмотра видеозаписей были созданы очень стесненные условия, видео смотрели на столе у судьи на маленьком ноутбуке, практически ничего не было видно и слышно. Это вызывало возражения. Относительно лояльно обвинение и суд реагируют на свидетелей защиты, хотя не обходится и без досадных конфузов. К примеру, при допросе будущей тещи Гаскарова судья вдруг неожиданно спросила, знает ли она о том, что Гаскаров был судим. Но судим он никогда не был, он всего лишь привлекался к уголовной ответственности и в судебном разбирательстве был полностью оправдан, – рассказывает Сергей Панченко.

На скамье подсудимых по этому делу четыре человека – Илья Гущин, Александр Марголин, Алексей Гаскаров и Елена Кохтарева. Все, кроме Марголина, уже давали показания (допрос подсудимых может происходить на любой стадии процесса). 15 июля показания давал Илья Гущин. Он признал, что тянул за рукав полицейского, поскольку видел, как тот избивал демонстранта. Гущин отверг обвинения в участии в массовых беспорядках, как и сам их факт.

Ранее дававшая показания Елена Кохтарева, единственная из четверых, кто находится не в СИЗО, а под подпиской о невыезде, согласилась полностью с предъявленными обвинениями и призналась, что во время событий на Болотной площади кидала в сотрудников полиции пустые бутылки.

Процесс по этому делу продолжится в Замоскворецком суде в среду, 16 июля.

Николай Кавказский

Николай Кавказский

Амнистированный фигурант "Болотного дела" Николай Кавказский, один из подсудимых по так называемому "делу двенадцати", неоднократно приходил в Замоскворецкий суд поддержать подсудимых по делу "второй волны". Вот его впечатления от процесса:

– Интерес общества к этому процессу еще меньше, чем был к нашему. Видно, что людей приходит меньше. Судья Наталья Сусина ведет процесс не основываясь на законе, но внешне – более мягко, чем Никишина или Замашнюк на процессе Удальцова – Развозжаева. Не могу гадать по срокам, мне кажется, второй и третьей волне могут дать меньший срок. Я на это надеюсь. Хотя та незначительная поддержка, сам факт того, что мало людей заинтересованы процессом, могут развязать власти руки, и сроки могут быть суровыми. Общество устало от "Болотного дела", оно не понимает, почему нужно проявлять солидарность, почему нужно ходить на суды. Общество не понимает, что, если будет много людей, власть увидит, что приходят люди, задумается и может даже в чем-то уступить. Как сказал Виктор Шендерович, власть понимает только числительные. Значит, нужно показать эти числительные, – уверен Николай Кавказский.

6 мая 2012 года оппозиционная акция "Марш миллионов" завершилась столкновениями демонстрантов с полицией. Эти события были квалифицированы Следственным комитетом как массовые беспорядки, было возбуждено уголовное дело. Его фигурантами стали более 30 человек, 11 из них уже осуждены, еще 13 амнистированы. 24 июля будет оглашен приговор лидерам "Левого фронта" Сергею Удальцову и Леониду Развозжаеву, которых следствие обвиняет в организации событий 6 мая. Во вторник, 15 июля, Московский городской суд признал законным продление им меры пресечения до 10 сентября.

XS
SM
MD
LG