Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня я снова иду на допрос в качестве свидетеля по "хоперскому" уголовному делу №57399. Я уже была на допросе по этому делу и перед этим писала, о чем я буду там говорить (ибо после – подписка о неразглашении). Если бы я не понимала характер дела, не была на всех судах по мере пресечения и не видела, как ведется следствие, то пошла бы без адвоката. А так – снова иду с адвокатом, и 51-я статья Конституции – наше все.

По этому делу 9 (!) месяцев назад были арестованы жители Воронежской области – бывший атаман казачьей автономии Новохоперска Игорь Житенев и житель Борисоглебска Михаил Безменский – по тяжелому (до 15 лет) обвинению в вымогательстве у УГМК. Это та самая компания, которая собирается добывать никель в черноземных районах на фоне протестов местных жителей и экспортировать его из РФ. В свете последних санкций значение продовольственной безопасности и черноземов вроде как должно сильно возрасти, однако правительство отменяет вывозные пошлины на никель, чтобы стране от добытого никеля совсем ничего не досталось, кроме невосполнимого ущерба на века вперед.

Сразу после того, как в ноябре Следственный департамент МВД задержал двоих жителей Воронежской области по заявлению УГМК, я подала в Генпрокуратуру и МВД заявление о том, что у нас есть основание подозревать коррупционную составляющую и возможный сговор между Следственным департаментом МВД и УГМК. Слишком много было деталей, которые заставляли нас иметь эти "основания подозревать". То, что дело вел следователь Сильченко из "списка Магнитского", а завели его печально известные Сугробов и ныне покойный Колесников (руководители ГУЭБ и ПК МВД, арестованные за провокацию взятки), надежды на справедливое следствие по-прежнему дает мало. Хочется верить, что время расставляет все по местам, и определенные органы, чьего внимания к этому делу добиваются адвокаты, наконец обратят внимание на эти обстоятельства.

Один из арестованных Михаил Безменский написал письмо из СИЗО, в котором в деталях рассказал о связи менеджеров УГМК и руководства ГУЭБ и ПК МВД, о том, как его пытали, заставляли подписывать ложные показания против других людей, не давали адвокатам войти в дело. О том, как пытались спровоцировать арест Константина Рубахина, координатора движения "В защиту Хопра", который не нарушал закона, но сейчас имеет все основания опасаться оказаться за решеткой. Мы обо всем догадывались с самого начала этого дела, но в письме из СИЗО это обрело такие детали, от которых "мурашки" ползут по коже.

Второй арестованный, Игорь Житенев (в мае 2013-го избитый ЧОПом, нанятым подрядчиком УГМК, и проведший в больнице больше месяца) в зале суда 22 июля рассказал, как его после ареста били, как давили на него и продолжают давить, чтобы он дал показания на невиновных людей. На последнем заседании суда адвокаты настаивали на предоставлении судье рассекреченных материалов дела, свидетельствующих о невиновности арестованных и абсурдности обвинения в вымогательстве. Они указывали на то, что дело затягивается, доказательств вины нет, а следственные действия можно было уже закончить тысячу раз. Но, видимо, кому-то очень удобно поддерживать миф о призраке мифической ОПГ и "неустановленной группы лиц", в которой якобы состояли активисты, вознамерившиеся драконить бедную-несчастную компанию УГМК.

А жители (которым, кстати, по 3-й статье Конституции принадлежит право определять судьбу своей территории) продолжают добиваться все того же: чтобы НИКАКАЯ компания НИКОГДА на их земле никель не добывала, чтобы у Воронежской области было нормальное, уровня XXI века, альтернативное развитие – с органическим сельским хозяйством, экотуризмом и прибылью от чернозема, которого в мире вообще-то осталось всего 4 процента.

Татьяна Каргина – директор по развитию движения ЭКА, участник движения "В защиту Хопра"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG