Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Литераторы против никеля


Митинг против разработок цветных металлов в Воронеже

Митинг против разработок цветных металлов в Воронеже

Группа российских литераторов обратились с открытым письмом к президенту страны Владимиру Путину, попросив его взять под личный контроль ситуацию в Воронежской области, где местные жители и активисты экологических организаций уже третий год борются против решения начать добычу цветных металлов.

Обращение подписали семь десятков поэтов, прозаиков, критиков, публицистов и издателей из разных городов России. Местные жители и многие известные ученые считают, что разработка компанией УГМК медно-никелевых месторождений в бассейне реки Хопер и строительство на местных черноземах горно-обогатительного комбината приведет к катастрофическим последствиям для природы и социальной среды Воронежской области. Противники никелевых разработок добиваются от местных властей и губернатора Алексея Гордеева проведения референдума о целесообразности добычи цветных металлов на Еланском и Елкинском месторождениях. Геологоразведка в пойме Хопра продолжается уже полтора года, и противостояние между УГМК и местными жителями неоднократно приводило к стычкам; в Воронеже и Новохоперске неоднократно проводились массовые акции протеста. О смысле письма президенту Радио Свобода рассказал инициатор обращения, поэт и публицист Игорь Панин.

– Я всегда был неравнодушен к этой проблеме, неоднократно о ней писал, записал большое интервью с одной из активисток, это Валентина Боброва такая из Борисоглебска. Я в этой теме человек не новый, много о ней знаю и нормально ориентируюсь в ситуации. Я родился в Воронежской области и жил до семи лет. До сих пор там остался наш дом. Мы до сих пор туда ездим отдыхать. В Новохоперском районе в данный момент отдыхает мой старший 18-летний сын, и моя мама там. Это наша малая родина, и нам небезразлична ее судьба.

– Вы удовлетворены отзывом коллег на вашу инициативу?

Игорь Панин

Игорь Панин

– Нет, не вполне. Я думал, что будет, во-первых, больше подписей. Во-вторых, меня удивили некоторые люди, которые в своей публицистике эту тему использовали: дескать, вот возможна экологическая катастрофа, на воронежских просторах происходят такие ужасные вещи. Но когда я им предложил подписать письмо, они почему-то начали искать причины, чтобы не подписывать. Ну, это выбор каждого – писать ему или нет, вступать в противоборство с властью или нет. Хотя тут никого противоборства с властью нет. Письмо написано предельно корректно, и ничего противозаконного мы там не требуем. Единственное, что мы требуем, – чтобы выполнялся закон. Коль уж губернатор Воронежской области Гордеев обещал, что без согласия народа не будет добычи, так пусть уже он выполнит свое обещание. А если он по каким-то причинам не хочет это делать, пусть тогда вышестоящая инстанция займется проблемой.

Нет ничего плохого в том, чтобы провести референдум. Как мы знаем, совсем недавно референдум был проведен в Крыму в гораздо более сложной ситуации. Почему же здесь, где практически более 90%, чуть ли не все 100 населения выступают против добычи никеля, нельзя провести референдум?! Это вещи настолько очевидные и для меня, и для любого мыслящего человека, что я думал – подписей будет больше.

– Какой реакции вы ждете от президента? Почему вы решили последовать старинной русской традиции – обратиться к барину, к хозяину?

Почему побежденные немцы живут, используя наш газ, а мы, победители, в конце ХХ века (это была вторая половина 1990-х годов) не можем воспользоваться газом и топим дровами!

– Все-таки неправильно говорить о барине или хозяине. По сути дела, президент – это наемный работник, чиновник, которого выбрали на определенный срок с тем, чтобы он сделал жизнь народа лучше. Если народ обращается к нему и говорит – нам не очень-то хорошо, мы не хотим того-то и того-то, то, наверное, президент должен прислушаться. Честно говоря, у меня мало надежды на то, что ситуация изменится как-то кардинально. Если я не ошибаюсь, то решение о разработках принималось в тот период, когда наш нынешний президент был премьер-министром. Станет ли он противоречить самому себе? С другой стороны, если ничего не делать, то вообще какой смысл жить? В конце концов, есть же опыт, когда заступничество таких людей как, допустим, Сергей Залыгин или Валентин Распутин, приносило результат, удавалось спасти экологию. В Воронежской области год назад умер такой поэт Егор Исаев, ныне подзабытый, а в советское время это был титан духа, лауреат множества наград. И вот в свое время Исаев обратился к Черномырдину, когда Черномырдин был премьером, и стал требовать, чтобы в Воронежскую область провели газ. Поэт мотивировал это вот чем: почему побежденные немцы живут, используя наш газ, а мы, победители, в конце ХХ века (это была вторая половина 1990-х годов) не можем воспользоваться газом и топим дровами! Черномырдин пошел навстречу, стали газифицировать какие-то районы, и в результате почти вся Воронежская область была газифицирована. Иногда что-то удается – вода камень точит. Я думаю, что лишним это письмо в любом случае не будет. Теперь дело за властью.

– Что вас в этой истории со строительством горно-обогатительного комбината возмущает больше всего? Все-таки история уже года три продолжается, причем до прямых столкновений между жителями и разработчиками доходит.

В мирное время просто так мы рискуем уничтожить целую область только ради того, чтобы какие-то люди заработали, набили свои карманы

– Примерно все эти три года я и возмущаюсь. Возмущает меня то, что стратегической необходимости добывать никель в таких количествах у нас нет. Никель в большинстве своем идет на экспорт. Я еще мог бы понять, если сейчас шла бы какая-нибудь полномасштабная война по образцу 1941-1945 годов, когда стояло бы на кону существование государства, и нужен был бы этот никель. Ну, во имя всей России можно было бы пожертвовать Воронежской областью: это было бы, конечно, печально, но это хотя бы объяснимо. А тут получается: в мирное время просто так мы рискуем уничтожить целую область только ради того, чтобы какие-то люди заработали, набили свои карманы! Это совсем не вяжется с моими представлениями о справедливом мироустройстве.

– Контраргументы руководителей компании УГМК, которые обещают и рабочие места, и соблюдение экологических стандартов, и сохранение природных заповедников, вы не принимаете?

Столкновения геологоразведчиков с жителями Воронежской области. Июнь 2013 года

Столкновения геологоразведчиков с жителями Воронежской области. Июнь 2013 года

– Уже была такая примерно история со свинофермой в Воронежской области. Когда ее начинали строить рядом с Новохоперском, тоже говорили: будут экологические нормы выполняться, будут новые рабочие места. В результате нет никаких новых рабочих мест, никакие нормы не выполняются. Когда ветер со стороны свинофермы дует, то половину города накрывает жуткая вонь. Те же люди, которые пробивали проект этой свинофермы, чиновники, они теперь точно также уверяют население, что все прекрасно будет с никелем. Но люди не дураки. Когда их обманули один раз, обманули второй – с какой стати они должны верить? Да, собственно говоря, я ведь апеллирую не только к высказываниям простых личных жителей или к моему собственному мнению. Данилов-Данильян, Яблоков, ученые с мировыми именами только и говорят о том, насколько опасно строить цветмет-комбинат в Воронежской области. А что касается УГМК – понятно, что владельцы компании хотят заработать деньги. Они могут все, что угодно, сказать и все, что угодно, пообещать.

– Россия имеет некоторую историю народной борьбы за свои экологические права – и Химкинский лес, и целлюлозно-бумажный комбинат на берегу Байкала. Новохоперская история – пожалуй, самая громкая общественная кампания последнего времени. Обращает на себя внимание, что в защите родной природы объединились разные социальные группы – и крестьяне, и казачьи организации, и воронежская интеллигенция, и всякие креативные люди из Москвы. С чем вы связываете такое единение вокруг этого конкретного вопроса?

– Так получилось просто потому, что где-то такое должно было произойти. С тем же Байкалом, когда его защищал Распутин, ситуация складывалась по-другому: у знаменитого писателя был выход на верхи – на президента. С Хопром получилось так, что долгое время у территории не было таких знаковых заступников, поэтому, наверное, началась самоорганизация. В том же Новохоперске практически все население города выходило на митинги. Я знаю это потому, что у меня там много друзей детства, много знакомых. Даже моя мама – пенсионерка, инвалид второй группы, – тоже пошла на митинг. У нас очень трудно раскачать народ. Можно сколько угодно писать в Фейсбук, в Твиттер воззвания – мало кто будет на это обращать внимания. А когда вдруг совершилась такая самоорганизация, то многие люди, которые давно уже махнули рукой на политику, – например, такие как я – они в смысл такой борьбы поверили и горячо ее поддержали.

– Значит, вы верите в то, что победите?

– Ну, сказано же классиком: "И поражение от победы ты сам не должен отличать". Хотелось бы прежде всего, чтобы ситуация разрешилась цивилизованно, без кровопролития. Не хотелось бы, чтобы пострадала природа. А получится ли так – не знаю. Когда на участке геологоразведки сожгли оборудование и снесли забор, одни люди фактически сдерживали других людей от того, чтобы не продолжать действовать силой. Народ вошел в такой раж, что все могло закончиться куда печальней, чем закончилось. Делать какие-то прогнозы я не берусь. Могу обещать другое: если так получится, что разработки будут все-таки продолжаться, я не перестану заниматься этой проблемой, – заверил Радио Свобода поэт и публицист Игорь Панин.

"Здесь обитают не только редкие звери и тени великих предков, но и люди. Живые люди, которые практически единодушно (если вычесть чиновников и "ответственных лиц") выступают против разработок медно-никелевых месторождений", – напоминают авторы обращения. Они объясняют, почему жители единогласно против проекта добычи никеля: ценнейшие природные ресурсы, способные обеспечивать местное население веками, будут уничтожены в пользу компании, принадлежащей зарубежным офшорам, которая преимущественно продает цветные металлы за рубеж. Кроме того, их возмущает грубость, с которой Уральская горно-металлургическая компания борется с людьми, пытающимися защитить свой край. Литераторы просят президента вмешаться в ситуацию: услышать мнение местных жителей, содействовать прекращению преследования экологических активистов, в том числе уголовного, поручить губернатору Алексею Гордееву провести референдум.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG