Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Североатлантическое беспокойство


Секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен резко осудил политику Путина

Секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен резко осудил политику Путина

Москва заявила, что примет меры, если НАТО начнет регулярные ротации войск в странах – участниках НАТО на востоке Европы

В последние дни НАТО делает резкие заявления в адрес Москвы по разным поводам: в связи с нарушением российской транспортной колонной границ Украины или заброской в страну российских десантников. И самое главное – в связи с открытием "третьего", после Донецка и Луганска, "фронта" в районе Новоазовска, цель которого, как полагает Брюссель, – связать Россию сухопутным коридором с Крымом. Пойдет ли НАТО дальше осуждающих деклараций? И что конкретно Америка и другие страны Северо-Атлантического союза могут противопоставить политике Кремля?

Беспокойство НАТО, по мнению ряда комментаторов, порождает так называемая "доктрина Путина", то есть декларация президента России о намерении защищать русскоязычное население в других странах. Вместе с правом в одностороннем порядке определять, когда политика местных властей угрожает жизненным интересам соотечественников. Впрочем, как отмечают другие аналитики, дело тут не просто в декларациях.

Ричард Вайц

Ричард Вайц

– Это сочетание деклараций и реальных возможностей российской разведки, спецназа и армии, – сказал в интервью РС эксперт Гудзоновского института Ричард Вайц. – Суть проблемы, конечно, не в защите русскоговорящего населения, а в стремлении Путина восстановить, где тому благоприятствует обстановка, господствующее влияние России на бывшие советские республики, вынудить их уважать желание Москвы. И на это у него может хватить ресурсов. Именно в этом состоит вызов, с которым столкнулась НАТО. Учитывая, однако, весь комплекс возможностей России сравнительно с Западом, я не думаю, что Путин рискнет пойти дальше, скажем, на интервенцию в странах Балтии, каковы бы ни были декларации, раздающиеся порой в околокремлевских кругах о полномасштабной реставрации СССР в пределах всех его границ. Конъюнктура в Европе сегодня не такая, чтобы Путин мог реалистически рассчитывать на большее, например, удовлетворение давнего желания России расколоть НАТО, чтобы подтолкнуть США к уходу с континента. Ослабить НАТО – да, не допустить приближения НАТО к Украине или Молдове – да. В то же время в Европе сегодня нет аналогов таких симпатизантов Москвы, как Шредер или Берлускони, альянс не раздирают яростные споры вроде тех, что предшествовали второй войне против Ирака.

Как пишет бывший представитель США при НАТО Курт Волкер, перед западным оборонным блоком стоит сложная дилемма. "С одной стороны, продемонстрировать такую силу, чтобы отбить у Москвы охоту посягать на независимость своих бывших сателлитов в Европе, а с другой – не спровоцировать ее излишне агрессивными шагами на новые территориальные захваты". Если бы у Москвы исходно не было территориальных амбиций, то стал ли бы Волкер вообще предостерегать Запад от непреднамеренных провокаций?

– Путин показал себя хорошим тактиком, – отвечает Ричард Вайц. – Для достижения своих целей, я полагаю, он будет употреблять такой набор средств, который его соперник на Западе не сможет автоматически квалифицировать как большую открытую агрессию. Каковую единственно он и призван отражать всеми силами согласно договору о коллективной обороне. Волкер, иными словами, имеет в виду тот тип агрессии, к которому Путин, видимо, и не собирается прибегать. Экспансия замаскированная – это его козырь.

Скрытая экспансия, считает эксперт Гудзоновского института, хорошо работает против таких стран, как Украина, ослабленных и в военном отношении, и в политическом – в довершение ко всему президент на днях в предвидении выборов распустил парламент, уязвимых перед Россий экономически, прежде всего в области энергетики, что перед наступлением зимы станет особо актуальным. Являются ли другие потенциальные объекты притязаний России столь же уязвимыми?

– Страны Балтии – это совсем иной случай, – продолжает Ричард Вайц. – А вот Молдова с проблемой Приднестровья – да. Армения, Азербайджан – пожалуй, тоже. Имея в виду страны Балтии и Польшу, а также, вероятно, Румынию, руководство НАТО и объявило сейчас о значительном увеличении численности и оснащенности своих сил быстрого реагирования. Не обычные дивизии, а именно эти силы, способные к быстрому развертыванию, должны напомнить России, что у Запада есть средства ответить и на ее скрытые посягательства без необходимости запускать в этом сценарии второго плана громоздкий механизм реагирования, рассчитанный на главный сценарий – открытую и полновесную агрессию. Надеюсь, пригодятся эти силы и как потенциальный фактор сдерживания России в тех странах, которые являются партнерами НАТО, не будучи непосредственно ее членами, и уничтожение независимости которых НАТО желала бы предотвратить.

Во вторник появилась информация, что российская пехота при поддержке танков, артиллерии и средств ПВО пересекла границу Украины в прежде не затронутом сражениями районе вблизи Новоазовска. Как заявил генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, в ответ на прямую агрессию России альянс впервые разместит на новых базах в Восточной Европе воинские подразделения западноевропейских стран. "В расположение этих частей будут также заранее направлены боевая техника и большое количество боеприпасов с тем, чтобы сделать присутствие НАТО на востоке более зримым и ощутимым", – подчеркнул Фог Расмуссен. По его словам, упомянутые шаги не нарушают существующих договоренностей с Россией, поскольку базы эти создаются не на постоянной основе, а только пока в них "сохраняется необходимость".

Новации, о которых говорит генеральный секретарь, будут, по-видимому, официально одобрены альянсом на предстоящем на следующей неделе саммите в Уэльсе. Накануне саммита Эстонию посетит президент США Барак Обама. Согласно формулировке директора фонда Eurasia Group Ияна Бреммера, "к статус-кво, существовавшему до аннексии Крыма, возврата нет". А бывший американский посол на Украине Джон Хёрбст предлагает НАТО сделать символический, но важный жест и публично поставить под сомнение пункт Основополагающего акта об отношениях НАТО и России от 1997 г. о том, что стороны более не рассматривают друг друга как источник военной опасности.

На октябрь намечены масштабные учения НАТО в Польше. Об углублении партнерских отношений с Организацией Североатлантического договора объявили в эти дни Финляндия и Швеция.

Тем не менее не все ладно в отношениях разных членов западного оборонного блока, замечает другой собеседник Радио Свобода, сотрудник Центра стратегических и международных исследований Эдвард Люттвак:

Эдвард Люттвак

Эдвард Люттвак

Канцлер Меркель провела с Путиным откровенный телефонный разговор в среду и просила у него разъяснений по поводу присутствия российских войск на территории Украины. Со своей стороны, администрация Обамы не пошла дальше обвинений Путина в дезинформации Запада относительно своих намерений. Помощник президента по национальной безопасности Сьюзан Райс лишь добавила к этому, что открытие "третьего фронта" у Новоазовска представляет собой "существенную эскалацию конфликта". Нет координированного ответа НАТО, есть только действия отдельных участников, в первую очередь Германии. Но и она не хочет вводить новые санкции в отношении России, пока уровень агрессивности Москвы остается в нынешних пределах. Берлин также выступает против постоянного дислоцирования частей НАТО на востоке, и в качестве паллиатива соглашается только с идеей укрепления сил быстрого реагирования. Нет гарантий, что НАТО сработает как союз, даже если того желает Вашингтон, так как ясно, что без руководящей роли Вашингтона он совершенно точно не сработает. Поскольку действующая американская администрация вряд ли возьмет на себя инициативу предложить Киеву членство в НАТО, то этот вариант мы можем исключить. А пока Украина находится вне НАТО, никакое прямое заступничество Запада ей не светит.

– Насколько, по-вашему, для Запада важно то, что происходит сегодня на Украине? Каковы ставки в этой игре для Вашингтона и Брюсселя?

– После того, как Россия, тонко сманеврировав, аннексировала Крым, западные столицы решили – негласно, конечно, – что на Крыме Путин и остановится, ибо это очень большой приз, которым он сможет долго хвастаться перед своим народом. Дескать, пусть так и будет, пытаться отвоевать у него Крым мы не будем. Это был очень большой просчет. В чем его глубинные причины, я не знаю. Мне не понятно, почему перенос внимания Путина после Крыма на юго-восточную Украину застал Запад врасплох, ведь разговоры о Новороссии ведутся кремлевскими идеологами уже давно. То, что произошло на Западе после Крыма,

Путина никто не в состоянии одернуть ни внутри страны, ни за рубежом. И это очень опасно

можно назвать, позаимствовав термин Клаузевица, "ослаблением энергии". Как бы то ни было, то, что Путин делает посредством контрсанкций – я имею в виду разрыв давних и глубоких контактов с Германией, Италией и другими странами, – вызывает большую тревогу. И в окружении Путина нет людей, которые могли бы его остановить. Что странно, ведь цена протеста сегодня совсем не та, что могла бы быть при Сталине. Замминистра экономического развития Беляков выразил несогласие с правительством, хотя и по второстепенному вопросу, и был уволен, но симптоматично, что его никто не поддержал, поскольку не секрет, что курс Кремля ежедневно ухудшает экономическое положение России. Получается так, что Путина никто не в состоянии одернуть ни внутри страны, ни за рубежом. И это очень опасно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG