Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военный совет


Американский морпех патрулирует местность в районе провинции Фара, Афганистан, 5 мая 2012 года

Американский морпех патрулирует местность в районе провинции Фара, Афганистан, 5 мая 2012 года

Бывший морской пехотинец США – о встрече военачальников под Вашингтоном и сухопутной операции против "Исламского государства"

Во вторник на военно-воздушной базе Andrews под Вашингтоном состоялась встреча военачальников более чем 20 стран Северной Америки, Европы, Ближнего Востока и Океании, ведущих совместную кампанию против террористической группировки "Исламское государство", угрожающей безопасности и суверенитету Ирака. Совещание вел председатель Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США генерал Мартин Демпси.

Непродолжительное совещание с более чем двадцатью докладчиками: мыслимо ли в таком формате обсуждать что-либо по существу, тактику или оперативные планы кампании против исламистов? Не чистая ли это пиар-акция, которую Белый дом проводит за три недели до важных выборов в Конгресс? Такое ощущение невольно усиливает факт участия во встрече военачальников президента Барака Обамы. За разъяснением мы обратились к аналитику фонда "Наследие", подполковнику запаса Корпуса морской пехоты США Дакоте Вуду, принимавшему участие в антитеррористических операциях в Афганистане и Ираке:

Любой серьезный подход должен включать интеграцию воздушных и сухопутных боевых действий. Этого синтеза сегодня нет

Для оперативного совещания такое количество участников слишком большое, и поэтому я не ожидаю никаких прорывов по блоку собственно военных вопросов. Администрация организовала встречу, как мне кажется, с целью продемонстрировать общественности, что "Исламское государство" – действительно опасный враг Америки и ее союзников. А также для того, чтобы американцы воочию убедились, что множество других стран согласны с Обамой в этой оценке и готовы взять на себя часть ответственности по борьбе с исламистами, а не перекладывать всю тяжесть антитеррористической операции на США. Впрочем, на сегодняшний день нам остается только гадать, какими будут масштабы участия самой Америки в этой операции и пойдет ли Белый дом дальше разрозненных авиаударов. Может быть, совещание военачальников что-то прояснит. Если президент появляется на встрече, то мы вправе ожидать от нее, по, крайней мере, весомого политического коммюнике.

– Общение Обамы с гостями было коротким. Коротким было и его заявление, сделанное после встречи, что стратегически коалиция действует абсолютно правильно и что временные неудачи в любой войне неизбежны. Что помимо итогового политического коммюнике вы бы сочли доказательством серьезного подхода администрации к борьбе с исламистами в Ираке и Сирии?

– Любой серьезный подход должен включать интеграцию воздушных и сухопутных боевых действий. Этого синтеза сегодня нет, и поэтому коалиция может похвастаться лишь тем, что на некоторых направлениях остановила продвижение джихадистов, но нигде по-настоящему не отбросила их назад. Вся провинция Анбар в Ираке находится фактически под их контролем, включая города Эль-Фаллуджа и Рамади, а также Мосул в провинции Ниневия. Отряды боевиков приблизились к предместьям Багдада и контролируют жизненно важные дорожные артерии, связывающие иракскую столицу с Сирией и Иорданией. Если они окончательно овладеют сирийским городом Кобани, то обеспечат безопасность коммуникаций между своими собственными частями в Ираке и Сирии, а также нарушат взаимодействие вооруженных формирований сирийских, турецких и иракских курдов. Словом, пришло время отбирать у "Исламского государства" его территориальные завоевания.

– Казалось бы, администрация могла легко продемонстрировать свою серьезность, пригласив на встречу военачальников в Вашингтоне руководителей прозападных повстанческих организаций в Сирии. То есть той самой естественной сухопутной составной воздушно-наземного тандема, о котором вы говорите. Но им приглашение не было послано.

Обама торжественно и многократно клялся, что никогда не отправит американские сухопутные силы в регион для выполнения боевых задач. Ни краткосрочных, ни тем более долгосрочных

– Да, факт этот сам по себе примечательный. Более того, до меня дошли сведения, что командиры "Свободной армии Сирии" (САС) хотят просить США вообще приостановить бомбардировки, поскольку жертвами их нередко становятся их собственные бойцы; плохая координация есть неизбежное следствие того, что в отряды сопротивления не были направлены американские военные советники. К тому же, нанося авиаудары по исламистам, коалиция только облегчает армии Асада операции против САС. Обама пытается привлечь Турцию к обучению сирийских повстанческих формирований и к прямым военным действиям против "Исламского государства". Это было бы вполне логично, учитывая, что Турция располагает второй по численности армией в НАТО. Но турки, во-первых, не любят Башара Асада и не видят смысла в том, чтобы устранять его смертельного врага, "Исламское государство". А во-вторых, не хотят способствовать углублению связей сирийских курдов с турецкими, являющимися в их глазах крайне неблагонадежным элементом. Пентагон дал понять, что "Свободная армия Сирии" не была приглашена на встречу в Вашингтоне, поскольку она сейчас не готова к полноценному военному партнерству и на ее подготовку уйдет два-три года. Но это уж точно несерьезно: на тот момент вся Сирия может оказаться под пятой исламистов.

– Что, по-вашему, диктует сдержанный подход президента Обамы к ситуации в Междуречье?

– Отчасти – внутриполитические соображения (Обама не хочет в преддверии выборов разочаровывать свой пацифистски настроенный электорат), отчасти – личные убеждения президента. Будучи сенатором, он голосовал против интервенции в Ираке; став главой государства, вывел оттуда все войска и вскоре вернет домой и те части, которые воюют в Афганистане. Обама торжественно и многократно клялся, что никогда не отправит американские сухопутные силы в регион для выполнения боевых задач. Ни краткосрочных, ни тем более долгосрочных. Поэтому он так активно пытается вовлечь Турцию в прямую вооруженную конфронтацию с исламистами. Президент, я полагаю, не намерен отступать от своего слова, хотя и понимает, что все политические задачи в Сирии и Ираке за счет воздушной войны коалиции решить не удастся.

– Видный деятель Республиканской партии сенатор Джон Маккейн сурово критикует политику администрации в отношении Сирии и Ирака, ставя в укор президенту отказ признать неэффективность воздушных ударов в войне с "Исламским государством". Отражает ли эта критика взгляды всего руководства республиканцев в канун выборов?

– Маккейн всегда называл себя политическим аутсайдером, и данный конкретный случай полностью подтверждает его самоидентификацию, – резюмировал аналитик фонда "Наследие" Дакота Вуд.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG