Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Техника борьбы с насильственным экстремизмом


Барак Обама выступил спонсором конференции по борьбе с насильственными формами экстремизма

Барак Обама выступил спонсором конференции по борьбе с насильственными формами экстремизма

В Вашингтоне открывается конференция по предотвращению насильственных форм экстремизма

В Вашингтоне 18 февраля открывается Конференция по предотвращению насильственных форм экстремизма. Спонсором конференции, или "саммита", как он официально называется, выступил президент Соединенных Штатов Барак Обама.

Белый дом назвал предстоящий форум «саммитом», хотя съедутся на него не главы государств и правительств, а генеральные прокуроры и министры внутренних дел ряда стран — союзников США. А также руководители правоохранительных ведомств трех американских городов, признанных маяками в деле налаживания контактов между властями и местными мусульманскими общинами. Конференция должна была состояться еще в октябре прошлого года, но была перенесена Белым домом без объяснения причин. По мнению некоторых комментаторов, мотивом было нежелание Белого дома накануне промежуточных выборов в Конгресс привлекать внимание к военным успехам исламистов в Ираке, откуда Обама три года назад вывел американские войска, объявив о восстановлении стабильности страны. О том, что конференция переназначена на 18-ое февраля, сообщил генпрокурор Эрик Холдер, приехавший в Париж на демонстрацию солидарности с французами по следам январьских терактов. В отсутствие этих событий, считают скептики, администрация о саммите просто забыла бы.

Администрация Обамы решила, что не будет более употреблять термин «терроризм», а заменит его нейтральным и несколько искусственным оборотом «насильственные формы экстремизма».

Повестка встречи носит технический, а не стратегический характер: обмен опытом, накопленным в области противодействия кровавым проявлениям экстремизма, и углубление сотрудничества правоохранителей внутри Америки и в международном аспекте. Показателем технической, узкой направленности конференции служит факт приглашения на нее именно правоохранителей, полицейских, а не глав разведывательных ведомств, сказала в интервью РС аналитик фонда «Наследие» Хелли Дейл:

- Как вы знаете, год - полтора назад администрация Обамы решила, что не будет более употреблять термин «терроризм», а заменит его нейтральным и несколько искусственным оборотом «насильственные формы экстремизма». Это принципиальное новшество и нашло отражение в названии конференции. Администрация верна себе и в том, что из наименования форума удалены любые намеки на то, что основными фигурантами кровавого экстремизма являются в настоящее время адепты радикального ислама. При этом приглашенные на саммит правоохранители из трех американских городов будут докладывать об успешной работе именно с местными мусульманскими общинами, которые помогают им в выявлении единоверцев, ведущих экстремистскую пропаганду, агитирующих за джихад, вербующих боевиков в ряды «Исламского государства» и схожих террористических группировок, воюющих в Сирии, Ираке, Йемене. Белый дом призывает к углублению сотрудничества правоохранителей, но затушевывает то обстоятельство, что их кооперация нужна как раз потому, что группировки в лагере противника тоже так или иначе кооперируются, будучи спаенными единой идеологией, опоясывающей далеко отстающие друг от друга страны и континенты. Следует отметить, что и в Штатах, и в Европе, когда речь заходит о мониторинге экстремистов в интернете, или удалением из него экстремистского контента, власти сталкиваются с сильным сопротивлением правозащитников, обеспокоенных перспективой противозаконного вторжения в личную сферу граждан. Хочу сказать также, что, на мой взгляд, администрация Обамы чрезмерно сфокусирована на предполагаемых социально-экономических корнях экстремизма, нежели на тревожных тенденциях в духовной жизни мусульманских общин.

«Слова Обамы об экстремизме», замечает Хелли Дейл, «звучат слишком рассудочно. А порой, боюсь, и немного высокомерно, например, когда он называет исламистов «дезориентированными», misguided. Президенту, мне кажется, не хватает эмоций, а как без жара чувств и страстной убежденности он сможет склонить мусульман Америки к преодолению естественной внутриконфессиональной лояльности и объединению со всем обществом?».

ФБР исходит из того, что акции радикальных исламистов есть разновидность обычных правонарушений, а не продукт идеологии, имеющей потенциально катастрофические общесистемные последствия

Взаимодействию с мусульманскими общинами будут посвящены выступления на вашингтонском саммите правоохранителей из Лос-Анджелеса, Миннеаполиса и Бостона. Своим видением того, что происходит в этой области в Бостоне, с РС поделился Чарльз Джекобс, директор общественной организации «Американцы за мир и толерантность», которая осуществляет мониторинг деятельности исламистских организаций, базирующихся в столице Массачусетса:

- В Бостоне наша главная тема — это радикализация традиционно умеренной местной мусульманской общины. Мало того, городские организации мусульман, «партнеры местных и федеральных властей», как их именует Обама, сами превратились в рассадники экстремизма. Так, «Исламское общество Бостона» и «Общество американских мусульман», построивших на миллионы долларов, полученных от Саудовской Аравии, самую крупную мечеть на востоке США, уличены в связях с двенадцатью лицами, находящимися в заключении, разыскиваемыми или убитыми в ходе антитеррористических операций. Поэтому Бостон, на мой взгляд, не может служить образцом сотрудничества мусульманской общины с правоохранителями. То, что президент ставит Бостон в пример другим городам, тем более странно, что процесс радикализации мусульманской общины начался здесь еще в 80-ые годы прошлого века.

Правоохранители убедили себя в том, что основатель «Исламского общества Бостона» Абдул Рахман аль-Амуди — их союзник, в то время, как он был фанатичным проповедником экстремистской идеологии, рассказал Чарльз Джекобс. Аль-Амуди как партнера в борьбе с радикализмом, как посредника в наведении мостов между Западом и исламом, принимали в свое время в Белом доме и Клинтон, и Буш-младший. Сейчас он отбывает двадцатилетний срок заключения как агент «Аль-Каиды». В его мечети, кстати, молились братья Царнаевы, осуществившие теракт во время Бостонского марафона. Попечитель этой мечети Юсеф Карадауи является духовным вождем «Братьев — мусульман»; во время визита в Каир он зажигал толпу призывами к тотальному уничтожению евреев и гомосексуалистов. Прихожанин Карадауи Тарик Махана замышлял в Массачусетсте диверсию масштаба Беслана или Бомбея. Ахмед абу-Самбра бежал в Сирию, где стал интернет-гуру «Исламского государства». Альфия Судики занималась наукой, была уважаемым членом «Исламского общества Бостона». Ее приговорили к 60-ти с лишним годам тюрьмы за планирование нападения на Таймс-сквэр в Нью-Йорке с применением вируса Эболы.

Чарльз Джекобс признает, что подлинная ситуация не такая однозначная. Что наряду с теми, в ком ФБР обманулось, в бостонской мусульманской общине могли найтись люди, выдавшие злоумышленников. «Но пугает меня то», -констатирует наш собеседник, -«что все эти просчеты ФБР были не случайностью, а закономерным следствием ошибочной установки»:

- ФБР исходит из того, что акции радикальных исламистов есть разновидность обычных правонарушений, а не продукт идеологии, имеющей потенциально катастрофические общесистемные последствия. Рядовой преступник, в идеале, подлежит задержанию непосредственно перед совершением противоправного деяния, но с радикалами подобный подход не работает, ибо в работе полиции всегда возможен сбой, который в случае теракта, в отличие от типового правонарушения, оборачивается колоссальным уроном. ФБР учат тому, что идеология не есть преступление, что исламофобия не допустима. И что оно должно концентрироваться только на тех, кто, образно выражаясь, подносит спичку к канистре с бензином. Все звенья цепи, предшествующие поджогу, идеологическое воспитание поджигателей, так сказать, полиции надлежит игнорировать. На мой взгляд, это глубоко ошибочная концепция. Нельзя сознательно не замечать, как интеллектуалы — экстремисты радикализируют умеренную мусульманскую молодежь. Между прочим, ни один ответственный критик администрации Обамы не утверждает, будто все мусульмане — террористы. Напротив, мы призываем к тому, чтобы делать различия между ними. Я бы сказал, что именно те, кто не желает проводить подобное разграничение, толкает общество к идентификации всех мусульман с террористами.

Ознакомьтесь с документами Конгресса, советует Чарльз Джекобс, и вы увидите экспертные оценки, что примерно в 80% всех мечетей в Америке верховодят радикалы. Администрация идеологически с этим никогда не согласится, и запрещает ФБР думать подобным образом, заявляет Джекобс. По его словам, президент Обама убежден в способности кооптировать и «Братьев-мусульман», и иранских аятолл. А агентам ФБР внушают, что горстки экстремистов не имеют ничего общего с исламом. И не советует тратить впустую время на чтение литературы джихадистов. Джекобс и его коллеги передали агентам ФБР в Бостоне доказательства того, что член «Аль-Каиды» аль-Амуди учредил мечеть, в которой молились братья Царнаевы. Когда об этом в Конгрессе спросили бывшего шефа ФБР Роберта Мюллера, он ответил, что ничего об этом не знает. «По-видимому, до региональных управлений ФБР довели, что центр не заинтересован в получении с мест такого рода сведений», резюмировал наш разговор директор организации «Американцы за мир и толерантность».

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG