Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Варяг" в Бенгальском заливе


Ракетный крейсер "Варяг", флагман Тихоокеанского флота России

Ракетный крейсер "Варяг", флагман Тихоокеанского флота России

Кому и что могут доказать совместные российско-индийские военные учения "Индра-2015

Россия и Индия в понедельник начинают в Бенгальском заливе очередные совместные военно-морские учения своих боевых кораблей "Индра-2015", которые продлятся до 12 декабря. Такие учения впервые были организованы еще в 2005 году, однако сегодня, когда Кремль отчаянно нуждается в имеющих солидный вес на мировой арене союзниках, они привлекают особенное внимание. Непосредственных общих угроз у России и Индии, за исключением очень расплывчатого "мирового терроризма", нет, и потому "Индра-2015" выглядят откровенной демонстрацией, с учетом того, как сильно обострены отношения Москвы с очень многими мировыми державами и военно-политическими блоками.

6 декабря на одну из крупнейших баз ВМС Индии в портовом городе Вишакхапатнам в Бенгальском заливе прибыл отряд кораблей Тихоокеанского флота России – флагманский ракетный крейсер "Варяг", эсминец "Быстрый", танкер "Борис Бутома" и спасательное судно "Алатау". Они и будут задействованы в учениях, в которых участвует также морская и палубная авиация двух стран. Ранее, в ноябре, им предшествовали и совместные сухопутные учения в индийском штате Раджастан под тем же названием. Однако если на земле индийские и российские военнослужащие отрабатывали, как говорится в официальном сообщении Минобороны РФ, контртеррористические операции, а именно "эпизоды уничтожения незаконных вооруженных формирований, сопровождения колонн и охраны важных государственных объектов", то в море речь уже идет о "совместной противолодочной, противовоздушной и противокорабельной обороне и ракетно-артиллерийских ударах по морским и воздушным целям".

Российские солдаты на сухопутных учениях "Индра-2013" в Индии

Российские солдаты на сухопутных учениях "Индра-2013" в Индии

В целом количество задействованных на всех этапах учений "Индра-2015" военнослужащих, сил и техники уже моделирует не просто уничтожение группы абстрактных "террористов", а полноценную боевую операцию против условного противника в ограниченном региональном конфликте. Такие же прошлогодние маневры, в июле 2014 года в Японском море вблизи российских берегов, были лишь чуть менее масштабными.

Россия и Индия, члены группы БРИКС, сегодня остаются партнерами в первую очередь в сфере военно-технического сотрудничества, более 70 процентов вооружения и боевой техники индийской армии – российского производства. Например, совместное российско-индийское предприятие выпускает сверхзвуковую противокорабельную ракету BrahMos, основное стратегическое оружие, которым обладает Дели, а ВВС Индии более чем на 60 процентов укомплектованы истребителями, произведенными в России, рассказывает директор Центра индийских исследований Института Востоковедения РАН Татьяна Шаумян:

– Проведение любых крупных военных маневров – это стремление страны доказать свою мощь. Это в какой-то мере и есть один из непременных атрибутов великой державы. У Индии наверняка это – одна из целей. Что касается России: отношения у нас крайне осложнились с большинством стран Запада, в то время как Индия, так же как и Китай, в общем не поддержали антироссийских санкций. Разумеется, для Москвы крайне важно показать миру, что у нее есть такой надежный союзник, как Индия.

Индийский крейсер "Раджпут" стреляет ракетой Brahmos

Индийский крейсер "Раджпут" стреляет ракетой Brahmos

– Да, такие учения не проводятся без расчета на то, что на них обратят внимание все остальные. Кому, в каких столицах, что могут показать нынешние учения "Индра-2015"?

– Они покажут и Западу, и Востоку, что между Индией и Россией сохраняется стратегическое партнерство, что это все является одним из основных направлений российско-индийского сотрудничества, и потом продемонстрируют военные возможности, которыми эти обе страны обладают.

– Я обратил внимание на то, что морские учения "Индра-2015" называются антитеррористическими, но выглядят они не так. Их участники вместе отрабатывают разные приемы и операции по, например, противовоздушной и противокорабельной обороне. Это все не вяжется с борьбой с террористами.

– Для Индии, кстати говоря, морской терроризм имеет значение! Например, можно вспомнить события 2008 года, теракт в Мумбае. Ведь террористы именно с моря приплыли на территорию индийского штата Махараштра. Поэтому морская составляющая оборонной концепции для Индии, имеющей протяженные морские границы, очень важна. Премьер-министр Нарендра Моди даже сформулировал это так: что Дели оценивает зону Индийского океана как "существенное и расширенное соседство" своей страны.

– Говоря о терроризме, в первую очередь сейчас имеют в виду радикальный исламистский терроризм, запрещенную в России группировку "Исламское государство". И нельзя забывать угрозу со стороны той же "Аль-Каиды", которая не так давно создала свое специальное отделение на полуострове Индостан. Насколько официальный Дели сегодня боится, что именно эти террористы начнут активно действовать на индийской земле?

Российские боевые вертолеты Ми-28 во время учений "Индра-2014"

Российские боевые вертолеты Ми-28 во время учений "Индра-2014"

– Такие опасения есть, и они велики. В мусульманских районах Индии по-прежнему обстановка весьма нестабильна. Существует старинная проблема региона Джамму и Кашмир. Там есть свои, уже, можно сказать, древние, экстремистские исламские группировки, а не только вами упомянутые. На своем северо-западе Индия непосредственно соседствует с Афганистаном, с пакистанской частью Кашмира – и с самим Пакистаном. Границы там защищены очень слабо. "Трансграничный терроризм", как говорят об этом в Дели. Помню, как бывший президент Пакистана Первез Мушарраф говорил, что он сам, к сожалению, ничего не может с этим поделать! Потому что контролировать высокогорные границы пакистанцы сами не в состоянии – и поэтому предотвратить проникновение террористических групп в Индию с пакистанской стороны представляется очень сложным.

– В МИД России сейчас часто подчеркивают факт "стратегического партнерства" России и Индии. На чем это партнерство основано и куда направлено? И, вообще, Индию, члена группы БРИКС, сегодня можно называть определенно союзником России? Или просто она стала столь мощной мировой державой, что с ней в любом случае необходимо находить общие точки соприкосновения?

– В Москве находили с Индией общие точки соприкосновения еще задолго до того, как та стала мировой державой. Давайте вспомним это. В истории советско-индийских и российско-индийских отношений были разные периоды. И была разная степень участия Индии в российских делах и СССР в делах индийских. Советский Союз признал с самого начала Кашмир неотъемлемой частью Индии. СССР, с самого начала, помогал Индии и оказывал ей военную помощь и во время, и после индийско-китайской пограничной войны 1962 года. Уже тогда началось это сотрудничество в военной области. И до сегодняшнего дня, несмотря на диверсификацию отношений Индии с возможными поставщиками вооружений и развитие ее сотрудничества в военной области с самыми разными странами, все равно индийская армия оснащена или вооружениями, которые мы поставляли и поставляем, или теми, которые Россия создает совместно с Индией.

Флагман ВМС Индии авианосец "Викрамадитья", ранее называвшийся "Адмирал Горшков"

Флагман ВМС Индии авианосец "Викрамадитья", ранее называвшийся "Адмирал Горшков"

– Индия по-прежнему считает своим главным потенциальным соперником Пакистан? А значит, косвенно, и многие сильные государства, исторически выступающие на стороне Исламабада, в первую очередь Китай и монархии Персидского залива? Получается ли, с учетом нынешнего резкого обострения конфликта в Сирии, запутанного противостояния там разных сил, что Россия, проводя показательные военные учения с Индией, ухудшает свои отношения с этими государствами?

– В России есть такой стереотип, что Пакистан является вечным основным противником Индии. Но это не совсем так. Если вы вспомните события 1998 года, когда были проведены испытания ядерного оружия и в Индии, и в Пакистане, то обратите внимание на то, что уже тогда министр обороны Индии Джордж Фернандес заявил, что основной угрозой для Индии является Китай! Действительно, сегодня отношения между Индией и Китаем нормализуются, между ними развивается активный товарооборот. По многим вопросам Индия и КНР придерживаются одинаковых взглядов на мировые события, в том числе, кстати, и в отношении России и ее противостояния с Западом. Но все-таки Китай, я убеждена, остается потенциальным противником Индии. В особенности нынешний Дели тревожат активные стратегические пакистано-китайские отношения. Вот здесь мы с вами опять можем вспомнить и Пакистан тоже. Все тот же пресловутый Кашмир продолжает оставаться камнем преткновения для Дели и Исламабада, несмотря на все БРИКСы, ШОСы и тому подобные союзы и организации, членами которых сейчас являются Индия и Китай. Мне кажется, что и для индийского истеблишмента, и для индийского обывателя только обладающий мощными запасами ядерного оружия Китай, все-таки, предстает в роли потенциального врага номер один.

– И что, Москве приходится с трудом лавировать между Пекином и Дели?

– Москве вообще сегодня не до этого! Мы не лавируем. Россия крайне заинтересована в сотрудничестве с обеими этими странами во что бы то ни было. Потому что Дели и Пекин сейчас, в условиях изоляции России со стороны Запада, со стороны США, для нас имеют жизненно важное значение – как поддержка со стороны двух крупнейших по населению и мощных стран мира.

– В последние год-два главными и самыми болезненными темами в отношениях Москвы с Западом, со многими другими странами были вооруженный конфликт на Украине и добавившаяся к нему война в Сирии. В которой Россия теперь – один из непосредственных участников боевых действий. Как на шаги Кремля все это время реагировал Дели? И произошли ли какие-то изменения во внешней политике Индии после того, как кресло премьера занял Нарендра Моди и правящей партией стала его "Бхаратия джаната парти", оплот индийских националистов?

Наваз Шариф (слева) и Нарендра Моди (справа) на саммите БРИКС в Уфе. 10 июля 2015 года

Наваз Шариф (слева) и Нарендра Моди (справа) на саммите БРИКС в Уфе. 10 июля 2015 года

– Пока, по крайней мере, нет оснований считать, что Моди кардинально меняет направление внешней политики страны. Но то, что он придает огромное значение именно внешнеполитическому аспекту своей деятельности, – это факт. Как он активен в этом с первых дней прихода к власти! И причем, начал-то он зарубежные поездки с кого? С ближайших соседей Индии. Первый его визит состоялся в Королевство Бутан. Казалось бы, какое значение имеет эта закрытая от внешнего мира маленькая горная страна? Но Бутан лежит между Индией и Китаем! Потом он на свою инаугурацию пригласил всех руководителей стран СААРК (Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии). И к нему приехал и Наваз Шариф, премьер-министр Пакистана, это было очень важно! И в ближайшие дни предполагается их новая встреча. Они вообще, Моди и Шариф, встречаются регулярно, их совместные фотографии печатают все газеты – то они в кулуарах Генассамблеи ООН, то они пьют чай на недавнем "климатическом саммите" в Париже. Это – к вопросу об отношениях Индии с Пакистаном.

– Туризм может стать прочной основой для партнерских отношений России и Индии? Ведь сейчас Турция и Египет – два основных направления для зарубежного пляжного отдыха, который предпочитают 90 процентов россиян, выезжающих за границу, – закрылись, и возможно, на очень долгое время. И одновременно сейчас – я очень много читал об этом в последние дни – перспективным направлением для массового российского пресловутого "пляжно-заграничного" туризма становится Гоа и вообще Индия. Есть какие-то предпосылки для того, чтобы Индия действительно стала таким направлением "номер один" – притом что мы с вами говорим об угрозах, военных учениях, о терроризме, в общем, о нестабильной ситуации в самой Индии?

– В Индии она не более и не менее нестабильная, чем в любом другом регионе и стране мира. И уж точно в самой России. Гоа – это район, где международный въездной пляжный туризм был развит давно. Там очень много российских туристов, прямо сейчас – много. Но, конечно, с масштабами Египта и Турции это место пока сравниться не может, для этого там инфраструктуры мало. Но я думаю, что индийцы сейчас, учитывая потребности потенциальных российских клиентов и возможные выгоды, будут активно инвестировать в эту область. Кстати, районы пляжного туризма в Индии – это не только Гоа, но и почти никому не известное пока в России Короманельское побережье, центром которого является Ченнаи, бывший Мадрас. И это южный штат Керала, Малабарский берег, также центр аюрведы и медицинских спа-курортов, которые наши люди любят.

Российские туристы на одном из пляжей Гоа

Российские туристы на одном из пляжей Гоа

– Индия недавно впервые в истории фактически ввела почти безвизовый режим для граждан России – электронную визу теперь можно получить заранее, не нужно лично за ней ходить в консульство или посольство. Это дает огромные возможности жителям всех российских городов, а не только Москвы или Петербурга, не так ли?

– Сейчас я сама опять получала визу в Индию, для командировки на научную конференцию. Мне ее дали на три недели. А рядом со мной получал визу мужчина, который ехал в турпоездку, – ему сразу дали на два года! Вот вам пример. В развитии Индии как туристического направления для россиян в нынешней ситуации, конечно, остро заинтересованы и наши туристские компании, и индийские, – рассказывает Татьяна Шаумян.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG