Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конституционный суд России проверит законность сборов на капитальный ремонт

Конституционный суд России 3 марта рассматривает вопрос о законности обязательных отчислений на капремонт. Заявители – представители думских фракций КПРФ и "Справедливой России" – считают такие взносы дополнительным и неправомерно установленным налогом.

Платить или не платить за капитальный ремонт и чего ждать от Конституционного суда? На эти вопросы мы будем отвечать вместе с гостями Радио Свобода – руководителем фракции КПРФ в Мосгордуме Андреем Клычковым и секретарем совета одного из московских домов и активной противницей существующей системы сборов на капремонт, журналистской Милой Серовой.

Статья, обязывающая всех собственников помещений в многоквартирных домах ежемесячно делать взносы на капитальный ремонт, появилась в Жилищном кодексе в 2012 году. При этом плату привязали к площади жилья, а регионам дали право определять размер взноса и создавать специальные уполномоченные компании – региональных операторов капитального ремонта. Собственникам предложили выбор: либо вносить деньги на специальный счет своего дома, либо перечислять их региональному оператору в общий котел. Авторы запроса в КС России считают, что все это нарушает права собственников.

А вот как москвичи отвечали на вопрос: "Нужны ли сборы на капремонт?"

Статья, обязывающая всех собственников помещений в многоквартирных домах ежемесячно делать взносы на капитальный ремонт, появилась в Жилищном кодексе в 2012 году

Вот что сказал по этому поводу в небольшом интервью по телефону депутат Государственной думы от КПРФ, руководитель юридической службы партии Вадим Соловьев. Именно он будет представлять позицию коммунистов в суде.

Вадим Соловьев: Мы прекрасно понимаем, что собственник обязан нести ответственность за состояние своего дома, и тут споров нет. Но его ответственность наступает после того, как государство выполнит свое обязательство и капитально отремонтирует жилье, – об этом еще в 2008 году сказал Верховный суд РФ, когда провел обзор судебной практики по капитальному ремонту.

За эти десять лет государство отремонтировало примерно десять-двенадцать процентов жилья по всей стране. Накопился огромный долг, специалисты различного уровня оценивают стоимость капитального ремонта примерно в три-четыре триллиона рублей. И сегодня государство отказывается от этого долга и перекладывает его на плечи граждан.

Более того, механизм, который предложило в законе правительство и партия власти, вообще противоречит Конституции. Согласно этому механизму, вы либо должны открыть спецсчет для своего дома, и там будут накапливаться средства – с этой частью мы согласны, либо, если вы по какой-то причине не успели принять решение об открытии своего счета, то все ваши деньги автоматически собираются в общий котел, так называемый региональный фонд, и уже местные чиновники начинают распоряжаться вашими деньгами, как хотят. Это грубейшее нарушение Конституции, ведь в ней четко написано, что никто не имеет права быть лишенным своей собственности, в том числе и средств, без решения суда и без вашего согласия.

Марьяна Торочешникова: Вадим Георгиевич, а кроме этого положения, какие еще конституционные права граждан, на ваш взгляд, нарушает этот закон о капремонте?

Закон о капремонте нарушает основные положения Конституции, в которой четко написано, что в РФ не принимаются законы, ухудшающие права человека и положение граждан

Вадим Соловьев: Закон о капремонте нарушает основные положения Конституции, в которой четко написано, что в Российской Федерации не принимаются законы, ухудшающие права человека и положение граждан. А тут государство отказалось от своих социальных обязательств на такую огромную сумму, переложило их на плечи граждан, и это, с нашей точки зрения, является резким ухудшением их положения.

Марьяна Торочешникова: Вы наверняка знакомились с отзывами Минюста и Минстроя на вашу жалобу. В чем суть их возражений?

Вадим Соловьев

Вадим Соловьев

Вадим Соловьев: Они просто уходят от этого вопроса – задолженности государства перед гражданами – и говорят, что тот закон сам по себе, а новый закон сам по себе. Но самое интересное: действительно, в Жилищном кодексе упоминается о том, что государство может участвовать в проведении капитального ремонта. То есть оно не обязано отремонтировать жилье и передать его, а может участвовать. К чему сводится это участие? Вот в прошлом году для Тверской области выделили из госбюджета всего пять миллионов рублей на капитальный ремонт. На эти деньги можно отремонтировать пять крыш, а у нас двенадцать с половиной тысяч домов нуждаются в капитальном ремонте. По стране это десятки тысяч неотремонтированных домов.

Марьяна Торочешникова: Так что же плохого в этих сборах на капитальный ремонт, если совершенно очевидно, что жилой фонд приходит в негодность? Людям дали возможность приватизировать свое муниципальное жилье: вот вы собственники, вы сами и отвечайте за свою собственность, и ремонтируйте ее. В чем здесь противоречие?

Статья 16-я закона о приватизации гласит, что государство должно выполнить свои обязательства, прежде чем передаст собственникам бремя ответственности и содержания общего имущества многоквартирного дома

Андрей Клычков: Краеугольный камень проблемы заложен в возможности приватизации и в том самом переходном периоде, который должен был пройти после приватизации жилья в многоквартирных домах. Основная претензия, которая изложена в запросе депутатов Госдумы, в том, что Конституция гарантирует правовую определенность существующих норм. И статья 16-я закона о приватизации гласит, что государство должно выполнить свои обязательства, прежде чем передаст собственникам бремя ответственности и содержания общего имущества многоквартирного дома. Эта статья не отменена, она действует, но наши власти решили "простить" все свои обязательства и в 1990 году изменили Жилищный кодекс, переложив на плечи собственников это бремя содержания жилья. Здесь важно вернуться в 2009 год и чуть позже, когда Верховный суд сказал, что эти обязательства должны быть выполнены.

Мы с экспертами, общественниками в 2009 году провели некий общий аудит по Москве и установили, что общая задолженность, так называемая "сумма недокапремонта" по городу составила 1 триллион рублей (в ценах 2009 года). Это, по сути, две трети бюджета Москвы.

Уже Юрий Лужков понимал, что проблема есть, и решил пойти по простому пути. Помните, была программа ТСЖизации Москвы? Для чего создавались ТСЖ? Не для того, чтобы квалифицированно управлять многоквартирными домами, а для того, чтобы создаваемые ТСЖ снимали с государства все обязательства по выполнению работ, подписывая приемку домов.

Но тогда нам удалось разоблачить эту систему благодаря экспертной, общественной активности. Было много судов, и пошла обратная волна, когда представители административных структур возглавляли по сотне ТСЖ, начинали воровать деньги, брать кредиты. В большинстве случаев мы смогли даже исключить эти организации из постановки на налоговый учет. Но власти, понимая, что кризисы, деваться некуда, нужно ремонтировать, составили программу капитального ремонта, не проведя никакой инвентаризации (я за это отвечаю!) ни по срокам выполнения обязательств по капремонту, ни по состоянию ветхости домов, а многие аварийные дома при этом стали неаварийными. Для Москвы установили 15 рублей за квадратный метр и сказали, что "мы единственные правы, потому что выбрали реальную цифру".

Марьяна Торочешникова: А в среднем по России эта цифра – около шести рублей.

Мила Серова: Кроме того, в Москве вся эта программа походила на засекреченную спецоперацию. 29 декабря 2014 года Сергей Собянин подписывает три постановления правительства Москвы о программе капремонта – про 15 рублей, про сроки, про фонд капремонта. И затем – молчание. Москвичи вообще были не в курсе, что принято постановление, информации не было.

Только в апреле 2015 года вышло постановление правительства Москвы о том, что исполнительная власть (управы) должна информировать москвичей, предоставлять им определенный пакет документов. То есть было сделано все для того, чтобы люди не успели провести собрания собственников, выбрать спецсчет, осознанно реализовать свое право. Уже 28 мая был последний день приема протоколов ОСС в фонде. А еще в конце апреля я бегала по Москве, звонила в Минстрой, писала письма и спрашивала: "А где ваш чертов фонд?! Где его канцелярия, куда можно отправить письма?" Мне говорили: "А вы несите в департамент капремонта". Я говорила: "Мой протокол там пропадет, и кто будет отвечать?" То есть все было специально сделано так, чтобы мы не смогли воспользоваться своим правом и спасти деньги.

Власти составили программу капитального ремонта, не проведя никакой инвентаризации ни по срокам выполнения обязательств по капремонту, ни по состоянию ветхости домов

Андрей Клычков: Действительно, этот порядок принимался не законом города Москвы, как во многих других субъектах РФ, а просто постановлением правительства Москвы. Мосгордуме доверили лишь обсудить с экспертами, будет это 28, 26, 25 или 17 рублей. В итоге Мосгордуме, видимо, по указанию свыше сказали остановиться на 17, обратив внимание на сложное положение жителей, а мэр Москвы сказал: нет, это много, давайте 15. Это была просто разыгранная пьеса.

Марьяна Торочешникова: "Какая плохая Дума и какой хороший мэр"...

Андрей Клычков

Андрей Клычков

Андрей Клычков: Я как депутат часто встречаюсь с жителями, и Мосгордуму обвиняют в этом. Я согласен принимать критику, потому что Мосгордума в свое время голосами "Единой России" отдала все полномочия мэрии, и теперь мэрия без всяких депутатов всем заправляет.

Но есть еще важный момент. В 2014 году я лично прошел все кабинеты власти, которые отвечали за этот вопрос, и все сказали: мы понимаем, что это просто глупость, которая непозволительна для москвичей, они не имеют столько средств, чтобы исправно платить за капремонт. И Москва – последний регион (Калининград – предпоследний), где ввели эту плату. Но то, как ее ввели и с каким остервенением пытаются доказать ее целесообразность и правильность, уже вызывает удивление у всей России.

Марьяна Торочешникова: Давайте посмотрим, что думают москвичи о сборах на капитальный ремонт. Опрос на улицах Москвы провел наш корреспондент Святослав Леонтьев.

Обдирают народ!

– Я полагаю, что это откачка денег государством.

– Раньше дома были государственные, и государство их ремонтировало. А теперь у меня квартира моя собственная, значит, и я уже не могу сказать чужому дяде: ты давай чини мою квартиру.

– Я 25 лет жила в Америке, приехала сюда, и я в полном ужасе от того, что здесь делается. Это какой-то полный грабеж с их стороны!

– Обдирают народ! Платим. А куда мы денемся, пенсионеры? Потом заставят, если долг накопишь.

– Мы платим, потому что это наш дом, мы его построили, мы за ним и следим. Все время платим, и я считаю, что это нормально, потому что дома должны быть красивые. 15 рублей за метр – это не так уж и много.

– Это нонсенс, дикость! Деньги, которые забирают у меня, идут на ремонт квартиры другого человека в другом доме. То есть абсолютно непонятно, каким образом этот мой вклад в будущий ремонт будет персонифицирован, потому что никто не знает, что будет завтра. Я считаю, что это огромная ошибка, глупость со стороны нашего правительства!

– Я не доживу до момента, когда до моего дома дойдет очередь на капремонт.

Я не доживу до момента, когда до моего дома дойдет очередь на капремонт

– О отношусь к этому крайне отрицательно, потому что это жульничество. Это видно даже по открытой информации.

– У государства нет денег, чтобы делать ремонт. Считайте, что они берут у нас взаймы под будущий ремонт.

– Моему дому уже 19 лет, уже должен быть капремонт, его ни разу не было, и я пока не верю, что он будет сделан в ближайшее время.

– Я нашла в интернете, когда в нашем доме будет следующий капремонт – в 2039 году. Тогда я не понимаю, на что мы сейчас собираем? Мы не видим, куда пошли эти деньги. И можем ли мы быть уверены, что наш ремонт будет сделан в 2039 году? Еще так много лет...

Марьяна Торочешникова: 1 марта информагентства сообщили: на селекторном совещании вице-премьер России Дмитрий Козак сказал, что за 2015 год во всей России было собрано 97 миллиардов рублей на капремонт, при этом использовали чуть более 25 миллиардов рублей. Так если дома нужно ремонтировать, если жилье ветхое, где-то – даже аварийное, почему не тратят деньги на ремонт, почему ждут, когда они обесценятся?

Мила Серова: Депутаты Госдумы от КПРФ обратились к Дмитрию Медведеву и Михаилу Меню по поводу того, что, например, в Ханты-Мансийском автономном округе директор фонда капитального ремонта назначил себе ежемесячную зарплату размером почти в миллион рублей – 900 тысяч. И таких интересных людей в России очень много. Депутаты обратились к предложением уменьшить зарплату, потому что она должна строго регламентироваться. Никто до сих пор не знает, сколько получает, например, руководитель фонда капитального ремонта в Москве Артур Кескинов, какая зарплата у его заместителей, из каких средств формируется их заработная плата – из наших взносов или ее платит бюджет?

Мосгордума в свое время голосами "Единой России" отдала все полномочия мэрии, и теперь мэрия без всяких депутатов всем заправляет

Андрей Клычков: Тут еще важно, что сборы на капремонт носят целевой характер, они не могут быть направлены на заработную плату. Вот и ответ на вопрос, для чего нужны 75 миллиардов рублей, не использованные на капремонт, лежащие на депозитных счетах. Единственный источник поступления заработной платы и обеспечения всего фонда – это проценты по депозитам. Чтобы накопить себе средства для зарплаты, они положили на депозит 75 миллиардов рублей, правда, забыли, что у нас инфляция в текущем году, вместо официальной размером в 14%, составила около 26–30%. Таким образом, накапливая себе заработную плату, они просто в полтора раза обесценили все эти деньги.

Для меня сборы на капитальный ремонт – это очередная афера типа МММ начала 90-х годов. Нет никаких финансовых гарантий по рискам сохранения денежных средств, и люди абсолютно правильно говорят, что неизвестно, будут их дома отремонтированы в 2039 году или нет, неизвестно, не пойдут ли эти деньги на какие-то другие нужды.

Кроме того, люди не понимают, почему они должны платить вперед. Этот платеж, как и коммунальные услуги, не может быть предоплачен, у нас не может быть введена обязанность предоплатить услугу. Вы через 20 лет получите капремонт, но сейчас заплатите деньги. Я поддерживаю логику жителей: да, мы готовы при обеспечении государством заемных, кредитных средств, при разумном участии и бюджетном кредите оплачивать уже выполненные работы.

Марьяна Торочешникова: Дмитрий Медведев буквально на днях выдвинул новую идею. Он сказал, что государство, возможно, разрешит кредитовать капитальный ремонт, и тогда на необходимый ремонт будут выдаваться кредиты под льготные проценты, плюс государство будет еще выплачивать часть этих процентов самостоятельно, и жильцам можно будет одновременно и делать капремонт, и тут же за него рассчитываться.

Для меня сборы на капитальный ремонт – это очередная афера типа МММ

Андрей Клычков: Если бы это был не Дмитрий Медведев, то было бы приятно слышать про подобную инициативу. Но напомню, что в 2012 году Дмитрий Анатольевич был президентом, и он подписывал этот закон. И где тогда было его правительство, его специалисты, которые должны были продумать механизм реализации этого закона?

Марьяна Торочешникова: Любопытно: а если все это повернут вспять, что будет с теми деньгами, которые уже собраны за два года в эти региональные фонды? Предположим, что Конституционный суд РФ скажет: этот закон – неконституционный. И что дальше?

Мила Серова: Процедура возврата вообще никак не прописана!

Андрей Клычков: Каждый платеж, даже через транзитные счета, осуществляется персонально человеком по единому платежному документу. Соответственно, возврат денег тоже должен осуществляться персонально – на лицевой счет, как угодно. И МФЦ, и другие службы должны представлять, сколько и когда заплатил каждый гражданин.

Марьяна Торочешникова: Но эти деньги явно "подешевели". Кто будет компенсировать издержки?

Люди не понимают, почему они должны платить вперед. Этот платеж, как и коммунальные услуги, не может быть предоплачен

Андрей Клычков: Это другой вопрос. У нас в Гражданском кодексе есть хоть и смешная, но все-таки норма годовых процентов за пользование чужими денежными средствами. Нужно идти в суд и доказывать, что твоими деньгам незаконно пользовались, выяснять, каким образом ты получишь моральную и материальную компенсацию.

Но сначала нужно дождаться решения Конституционного суда. Он начнется 3 марта и будет длиться не один день. И самое главное, судя по практике моего участия в КС, это то, как Госдума потом трактует определение Конституционного суда. Бывает так, что решение есть, а трактовка такая, что лучше бы и не ходили в этот Конституционный суд.

Марьяна Торочешникова: Довольно странная позиция у Генеральной прокуратуры РФ. Она сначала поддержала коммунистов и "Справедливую Россию", сказала: да, это неконституционно – вы собираете с людей деньги и заставляете их платить фактически за ремонт других помещений. Но буквально на следующий день прокуратура вернула свой отзыв и сказала: мы придем в КС и там озвучим свою позицию. 1 марта на этом же селекторном совещании вице-премьер Дмитрий Козак сказал, что прокуратура подтверждает конституционность капитального ремонта за счет собственников жилых помещений. Вероятно, у него были какие-то новые сведения.

Видимо, прокуратура просто испугалась

Андрей Клычков: Видимо, прокуратура просто испугалась.

Мила Серова: Я думаю, позвонили сверху и сказали: мы понимаем, что после всей негативной информации о тебе (я имею в виду Юрия Чайку) тебе нужно обелиться, но ты, вообще-то, не забывайся.

Вообще, весь девятый раздел о капремонте противоречит не только Конституции, но и Гражданскому кодексу, и Жилищному кодексу, этот раздел очень коррупционноемкий, и трогать это нельзя. Даже если люди читают Жилищный кодекс, они не всегда видят все противоречия. Сорок четвертая и первая статьи говорят о том, что все распоряжение общим имуществом – это компетенция общего собрания собственников, только собственники могут распоряжаться своим жильем. А девятый раздел о капитальном ремонте говорит: если вы не успели вовремя провести собрание, то исполнительная власть, чиновники за вас решат, сколько вам платить, куда платить и так далее. В итоге мы видим в Москве реализацию этого волюнтаризма и воровских схем, которые заложены в девятом разделе.

Марьяна Торочешникова: А ситуация в регионах отлична от московской?

Мила Серова

Мила Серова

Мила Серова: Да. Я получаю платежки из всех регионов. Юристы, эксперты смотрят эти платежки. Там это чаще всего отдельная платежка от фонда, там есть его наименование, адрес, телефон, электронная почта, расчетный счет и полностью все банковские реквизиты. Они платят в фонд и могут его контролировать. В Туле, например, жители захотели, чтобы вся финансовая отчетность фонда отражалась на сайте, захотели видеть движение денег на спецсчете.

В Москве мы этого лишены. Мне приходит платежка, где про фонд ни слова, написан адрес моей управляющей компании Головинского района, и стоит транзитный счет Банка Москвы. И в услуги моей управляющей компании вписана строчка "капремонт". Куда я отправляю эти деньги? Управляющая компания не является исполнителем капремонта. Кто исполнитель? Это та же самая афера, которая была в 2009 году, когда в платежку включили счет за электричество, и люди платили одновременно и "Мосэнерго", и какой-то компашке "Русьэнергосбыт", которая зарегистрирована в офшоре. Так что мы не знаем, куда идут потом деньги с транзитного счета: в офшоры или кому-то в карман.

Марьяна Торочешникова: А почему в платежных документах появляются две дублирующие друг друга строки – "на текущее содержание и ремонт дома" и "за капитальный ремонт"? Разве человек не платит дважды за одно и то же? Это только московское ноу-хау?

Самое главное – это то, как Госдума потом трактует определение Конституционного суда

Андрей Клычков: Нет, общефедеральное. Содержание и текущий ремонт имущества – это графа, которая, по трактовке действующих властей, направлена на расходы по текущему ремонту, то есть подъезды, замена лампочек... По тем объемам, которые мы за это платим, можно было, мне кажется, все покрасить золотом. Но мало кто обращает внимание на постановление правительства Российской Федерации, которым и введена эта графа. Там, к нашему удивлению, есть и понятие капитального ремонта, то есть эти денежные средства должны также пойти на капитальный ремонт.

Напомню, что еще в советское время были платежи на капитальный ремонт. Таким образом, мы с вами долгие годы собирали деньги на капитальный ремонт, в 2012 году нам их решили "простить" и увеличить. Получается нелогично, почему я и говорю, что это МММ.

Марьяна Торочешникова: А кто-то пытался обжаловать хотя бы вот эту историю в суде общей юрисдикции?

Андрей Клычков: Последний пример – омичи смогли через суд добиться выполнения обязательств городских властей, органов местного самоуправления по капитальному ремонту. Другой вопрос, что даже при наличии решения суда никто этим капитальным ремонтом не стал заниматься. А приставы говорят: не знаем, куда идти, бюджет распределен, у кого просить деньги – непонятно... Регулярно вносят представления, и эти представления возвращаются.

Марьяна Торочешникова: А могли бы и уголовное дело возбудить...

Омичи смогли через суд добиться выполнения обязательств городских властей по капитальному ремонту

Андрей Клычков: Было бы желание – возбудили бы. Я думаю, что сам факт судебного решения для многих был холодным душем, и теперь судебная практика немножко изменилась. Последняя хорошая судебная практика – это практика Верховного суда, 2007–2008 год. Сейчас же все обращения по поводу незаконности обязательных платежей по капитальному ремонту не проходят, в том числе, и через Верховный суд. Говорится, что да, это фонд добровольный, но платежи обязательные, и люди обязаны платить, платеж установлен законом.

Я считаю, что в последнее время административного и политического права в России не существует, это миф. Если государство решило что-то сделать... Вот по всем показателям данный сбор является обязательным, значит, по многим признакам он соответствует налогу, но у нас не признают его налогом.

Марьяна Торочешникова: Я даже могу сказать почему. В Минюсте заявили, что сборы на капремонт не являются незаконным налогом, Минфин тоже поддержал коллег, поскольку налоги не имеют целевого назначения, а эти взносы могут использоваться только для финансирования расходов на капремонт. Вот они с этим, кстати, и идут в Конституционный суд РФ.

Андрей Клычков: Это просто один из доводов. Существует огромное количество других критериев, по которым этот сбор является налогом, а соответственно, должен квалифицироваться по Налоговому кодексу. Но этого не происходит.

В Минюсте заявили, что сборы на капремонт не являются незаконным налогом, Минфин тоже поддержал коллег

Марьяна Торочешникова: А если бы он квалифицировался по Налоговому кодексу, что изменилось бы для граждан?

Андрей Клычков: Тогда нужно просто по-другому трактовать и применение статьи 169-й Жилищного кодекса, это совершенно другой порядок взимания, ответственность за денежные средства, и, соответственно, контроль.

Мила Серова: Смотрите, в чем хитрость. Это же не коммерческий фонд. Одно дело, если бы фонд был государственный, Департамент капремонта Москвы, например, учредил бы фонд, и мы собирали бы деньги. В этом случае, как с Пенсионным фондом: если бы обворовали, государство все равно не оставило бы нас без пенсий. А здесь создается какая-то некоммерческая структура, причем учредитель – Департамент капитального ремонта – не несет никакой имущественной ответственности за действия этого фонда по Гражданскому кодексу.

Марьяна Торочешникова: И системы страхования тоже никакой не существует?

Мила Серова: Нет. По Гражданскому кодексу этот фонд спокойно может обанкротиться, и плакали наши денежки. У нас нет договора, фонд не обязан с нами подписывать никаких договоров, нет никаких обязательств, вообще ничего! Просто ты должен платить деньги, сколько и куда тебе скажут.

Этот фонд спокойно может обанкротиться, и плакали наши денежки

В Москве многие дома, в том числе и мой, четыре месяца потратили на проведение общего собрания, выбрали себе спецсчет. И в результате Фонд капитального ремонта не только нашему дому, но и другим домам отказал в открытии спецсчета, потому что им всем надо аккумулировать все накопления именно на эту транзитную кубышку, которой они могут распоряжаться в своих интересах. Уже сейчас мне из Томска и Москвы сообщили о том, что председателям ЖСК пришли письма: "Если вы не будете собирать 50%, то ваши деньги со спецсчета перекинутся в общий котел". Это настоящее воровство!

Андрей Клычков: Кстати, в России основным неплательщиком за свое имущество является государство. Они же обязаны платить за жилье, за муниципальное имущество. Многие регионы, в том числе и Москва, не платят в силу невозможности или в силу неотработанности схемы выплат.

Мила Серова: Например, у вас в доме может быть детский сад, магазин, весь первый этаж может быть занят каким-то фирмами, они занимают большие площади и не платят, а вы из-за них не сможете собрать 50%. То есть создана, как на зоне, отрядная система: один провинился – наказывают всех. У нас не просто крепостное право, мы живем по понятиям зоны! И весь кодекс так прописан.

Эксперты предполагают, что основным неплательщиком будет Министерство обороны как владелец огромного количества ведомственного жилья и нежилых помещений

Андрей Клычков: Эксперты предполагают, что основным неплательщиком будет Министерство обороны как владелец огромного количества ведомственного жилья и нежилых помещений. В бюджете Минобороны просто не заложена такая графа – плата за капитальный ремонт, и собрать платежи, соответственно, невозможно. Зачем же Дмитрий Анатольевич принимал непроработанную схему, которая легла на карман москвичей и жителей остальной России?

Мила Серова: Конечно, кризис… Они же все плакались, что у них нет длинных кредитов, длинных денег. Вот они и придумали – мы кредитуем государство, мы платим, платим и платим вперед на 30 лет, не получаем за это никаких процентов, но если вдруг по какой-то причине ты заболел, потерял работу и не можешь кредитовать государство, то тебе выставят пени!

Марьяна Торочешникова: Да, с нового года вступил в силу закон, ужесточающий сбор взносов за капитальный ремонт, пени выросли. Все это может нарасти, как снежный ком!

Мила Серова: Люди из всех регионов пишут: если ты не платишь за капитальный ремонт, к тебе могут прийти и отключить свет, поставить заглушки на канализацию, то есть творится полный произвол!

Андрей Клычков: Тут еще есть юридический казус. Вот я живу в квартире, десять лет плачу за капитальный ремонт, я решил продать квартиру и купить себе новую. Я переезжаю в новую квартиру, и мне приходит платежка, что я десять лет не платил за капремонт. И я, получается, должен! Ведь плательщик платит за метры, а не за свои фамилию, имя и отчество, и переход права собственности влечет за собой наличие обязательств. Так что мне придется выяснять, есть ли на квартире обременение.

Если ты не платишь за капремонт, к тебе могут прийти и отключить свет, поставить заглушки на канализацию, то есть творится полный произвол!

Мила Серова: А выяснить, платил ли предыдущий хозяин, вы не сможете. Если мы платим на транзитный счет, то я не могу доказать, что я платила. В этом случае мне банк выдает чек, который выцветает через три-четыре месяца. А если я плачу на расчетный счет, то мне на платежку банк ставит синюю печать, там все прописано, куда и что я плачу, и эта печать хранится долго.

Марьяна Торочешникова: Ну, наверное, можно будет доказать, если вы делали какие-то электронные переводы, платили за коммуналку со своего счета...

Андрей Клычков: В итоге это, скорее всего, приведет просто к валу судебных дел, когда будет накоплена определенная сумма неплатежей.

Марьяна Торочешникова: А если человек считает сборы на капремонт незаконными, он может не платить эти взносы?

Мила Серова: 30% москвичей, практически каждый третий, не платят за капитальный ремонт. Когда люди увидели эти транзитные счета (да еще про фонд ни слова не написано), они подумали: наверное, деньги будут отправлять в офшор. И москвичи решили реализовать свое право по Жилищному кодексу и платить на расчетный счет. В Жилищном кодексе есть статья сто пятьдесят пять, пункт семь, где сказано, что они должны платить исполнителю – своей управляющей компании, на ее расчетный счет, других счетов не бывает. Жители пошли к своим управляющим компаниям и стали говорить: дайте нам расчетные счета, учетную карточку организации, и мы будем отправлять деньги на расчетный счет, а куда-то на транзитный счет за капитальный ремонт не будем платить, пока с нами не подпишут договор.

30% москвичей, практически каждый третий, не платят за капитальный ремонт

В результате управляющие компании отказывались передавать собственникам свои реквизиты, и мы поняли почему. Все префектуры Москвы разослали факсограммы главам управ. Вот у меня факсограмма префектуры Южного округа Москвы главам всех управ, она подписана первым заместителем префекта Концевой. Здесь сказано, что в указанный срок нужно организовать проведение встреч с представителями управляющих компаний с целью разъяснения им нужности скорейшего подписания договора с МФЦ и Банком Москвы (то есть хотят "заточить" все управляющие компании под транзитный счет). Договор с МФЦ и Банком Москвы – это транзитный счет. "Отмечаю персональную ответственность глав управ районов за исполнение данного поручения". То есть сверху дали такое распоряжение, и думаю, что все шло от Бирюкова. Всех, включая и ЖСК, и ТСЖ, начинают "затачивать" под транзитные счета.

Марьяна Торочешникова: А можно отказаться?

Мила Серова: А у них есть инструменты. Москвичи, в отличие от граждан всех других регионов, платят не 100% за содержание и текущий ремонт. Город нам доплачивает из бюджета порядка 40%. И у них есть рычаг давления на ЖСК и ТСЖ: "Если вы не войдете в эту нашу коррупционноемкую систему, то мы найдем способы"... В нашем Головинском районе уже лишали субсидий частные управляющие компании, и были большие скандалы между главой управы и такими компаниями. Наша группа даже объявила такую акцию гражданского неповиновения: "Не плати за капитальный ремонт на транзитные счета жуликам!"

Марьяна Торочешникова: А что будет, если не платить?

Наша группа объявила такую акцию гражданского неповиновения: "Не плати за капитальный ремонт на транзитные счета жуликам!"

Мила Серова: Будут иски, и мы пойдем в суд, и будем отстаивать свое право!

Марьяна Торочешникова: В Воронеже, я знаю, бывший начальник местной полиции категорически отказался платить за капитальный ремонт в этот общий фонд, не платил, но решением суда с него взыскали 17 тысяч.

Андрей Клычков: Я как представитель органов государственной власти, даже несмотря на свою личную позицию по этому вопросу, могу сказать: не платить нельзя, так как законом предусмотрено взимание штрафов и пени за неуплату, и обязанность по уплате предусмотрена законом. По крайней мере, призывать к этому я не могу. С другой стороны, была найдена форма для людей, которые хотят защитить свои права, – это открытие депозитного счета, уведомление соответствующего регионального оператора, что они не согласны с платежом, а деньги перечисляют на депозитный счет в таком-то банке в размере, в котором обязал закон, но защищают свои права. При наличии решения суда деньги будут либо перечислены оператору, либо возвращены пользователю услуг.

Марьяна Торочешникова: Я думаю, эта история может заинтересовать многих. То есть до решения Конституционного суда РФ человек, который не согласен с тем, что он обязан платить за капитальный ремонт непонятно какому оператору, может открыть в любом банке депозитный счет и каждый месяц перечислять туда указанную в платежке сумму на капитальный ремонт.

Андрей Клычков: Но тут есть одна проблема (в Москве, по крайней мере, она очевидна): строка "за капитальный ремонт" указана в едином платежном документе, и разделить ЕПД не удастся. Вам просто откажут в этом.

Мила Серова: И нельзя вычеркивать платежи на капремонт из ЕПД и платить меньшую сумму. У них с транзитного счета идет хитроумная система расщепления, и в первую очередь деньги все равно пойдут на капитальный ремонт, а за воду и тепло вы еще будете должны своей управляющей компании.

Марьяна Торочешникова: То есть это не выход – с депозитом?

Строка "за капитальный ремонт" указана в едином платежном документе, и разделить ЕПД не удастся – вам просто откажут в этом

Андрей Клычков: Это не выход для москвичей. В других регионах это отдельные платежки, где указаны дополнительные реквизиты.

Мила Серова: Да, на нашей платежке не указан ни фонд, ни его адрес, ни реквизиты, куда платить. Эта платежка нарушает 170-ю статью Жилищного кодекса, а также 354-е постановление о том, какой должна быть платежка: там должны быть указаны все исполнители, все их реквизиты, адреса и так далее. Вот управляющая компания может отправлять деньги через транзитные счета, у них могут быть свои схемы, свои агентские договоры с МФЦ. Когда мы попросили нашу управляющую компанию показать такой договор с МФЦ, нам письменно отказали, сказав: "Вы – не сторона в отношениях". Вот что творится в Москве!

Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что региональные фонды, которые собирают деньги на капитальный ремонт, в принципе, имеют право зарабатывать?

Москва – единственный регион, установивший ставку, которая позволила бы быстро начать ремонтировать

Андрей Клычков: Только за счет процентов, у них нет других механизмов. И эти проценты, опять-таки, идут не на капитальный ремонт, а на обеспечение деятельности регионального оператора. Как раз незаконно брать на это деньги, поступившие на капремонт. Они потому и заморозили 75 миллиардов. Если смотреть по цифрам, в Москве где-то 26 тысяч строений требуют капитального ремонта – это 108 миллионов квадратных метров. Если на пять лет мы остаемся на нулевой базе, то увеличение необходимости по капремонту будет около двадцати миллионов.

Москва – единственный регион, установивший ставку, которая позволила бы быстро начать ремонтировать. История с Санкт-Петербургом, где два рубля, это гиблое дело, там не получится никакого капитального ремонта, это только деньги, ушедшие из карманов жителей города (как и во многих других регионах).

Главный вопрос – должно ли государство выполнить свои обязательства по закону о приватизации? И вот депутаты фракции КПРФ в Госдуме внесли два законопроекта. Первый – о разделении ответственности по капитальному ремонту: 85% – государство, 15% – собственники. Второй законопроект (я – один из его авторов) – о моратории на взимание платы по капитальному ремонту до 2025 года. Цель – не заморозить капитальный ремонт (в этом пытаются нас обвинить многие критики), а как раз до 2025 года город Москва, как и любой другой субъект РФ, должен ускоренными темпами выполнить свои обязательства, и тогда уже сядем и поговорим, начнем все с нулевой позиции.

Марьяна Торочешникова: Аннексированный Крым теперь является частью Российской Федерации. Что там происходит с капитальным ремонтом?

Андрей Клычков: Меня немножко резанула формулировка – "аннексированный Крым", но сейчас дело не в этом. Российское законодательство действует на территории всей страны, и, безусловно, система выполнения этих обязательств будет распространена на всю территорию.

Марьяна Торочешникова: Там буквально в эти дни развивается скандал, связанный с необходимостью замены лифтов: в Севастополе остановили все лифты, и непонятно, кто и на что теперь будет их ремонтировать.

Андрей Клычков: В силу переходного периода и особого статуса, который прописан в законодательстве по присоединенным территориям, все обязательства возложены на федеральный и региональный бюджеты. Региональный бюджет сегодня не способен выполнить обязательства по лифтам.

Кстати, хочу уточнить: политическая борьба началась на пустом месте – якобы "Справедливая Россия" подала заявление в Конституционный суд по поводу капремонта, а коммунисты дали подписи к запросу справедливороссов… Чтобы не было недопонимания, объясню: фракция КПРФ, которая имеет больше 90 депутатов, отправила и свой запрос – и чтобы укрепиться, и чтобы поддержать справедливороссов.

Марьяна Торочешникова: А Конституционный суд просто объединил эти две жалобы, поскольку они на одну и ту же тему. И вот 3 марта КС рассматривает эту жалобу. Решение обычно выносится где-то в течение месяца-полутора, в зависимости от сложности вопроса. А что же делать сейчас гражданам, которые не согласны с этими взносами на капремонт?

Пока не вынесено решение, граждане могут говорить: до решения Конституционного суда я платить не буду!

Мила Серова: Пока не вынесено решение, граждане могут говорить: до решения Конституционного суда я платить не буду! А кроме того, платить нужно за жилищно-коммунальные услуги своей управляющей компании на ее расчетный счет, получив ее реквизиты, а региональный оператор, согласно Жилищному кодексу, должен нам прислать платежки со своими реквизитами без всяких прокладок в виде транзитных счетов Банка Москвы. Ведь если посмотреть договоры, то видно, что от наших платежей Банк Москвы через транзитные счета отщипывает себе один процент. В результате наши деньги не в полной степени доходят до поставщиков ресурсов и так далее. Короче, мы не платим за капитальный ремонт на транзитные счета, а если у вас есть спецсчет, и держатель спецсчета – региональный оператор, то ждем решения Конституционного суда.

Марьяна Торочешникова: В любом случае, более подробные разъяснения можно найти в социальных сетях, есть специальные группы в "Фейсбуке" и "ВКонтакте".

Мила Серова: Да, в "Фейсбуке", где я все время публикую информацию по акции гражданского неповиновения "Не плати за капремонт на транзитные счета!", есть группа "Как не платить за капитальный ремонт" и группа "Не плати за капремонт".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG