Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Из ГРУ, виновны в терроризме


Александр Александров и Евгений Ерофеев

Александр Александров и Евгений Ерофеев

Евгений Ерофеев и Александр Александров приговорены к 14 годам тюрьмы каждый

Голосеевский суд Киева приговорил граждан России Евгения Ерофеева и Александра Александрова к 14 годам лишения свободы каждого с конфискацией имущества. Суд ​признал Ерофеева и Александрова виновными в большинстве предъявленных им обвинений – в том числе в ведении агрессивной войны, террористической деятельности, приведшей к гибели украинского военнослужащего. Суд в Киеве посчитал доказанным, что Ерофеев и Александров, задержанные в зоне конфликта в Луганской области весной прошлого года, являлись российскими военнослужащими.

Александров и Ерофеев настаивали, что уволились из российской армии до того, как прибыли в самопровозглашенную "Луганскую народную республику", такова же официальная позиция Министерства обороны России. Прокуратура просила суд приговорить россиян к 15 годам лишения свободы каждого. Ерофеев, Александров и их адвокаты просили вынести оправдательный приговор. Имена Ерофеева и Александрова неоднократно назывались в контексте возможного обмена россиян на украинскую военнослужащую Надежду Савченко, приговоренную российским судом к 22 годам лишения свободы.

Мать Надежды Савченко пришла вместе с дочерью Верой в суд и села рядом с матерью погибшего украинского солдата Вадима Пугачева

Александрова и Ерофеева взяли в плен во время боя 16 мая 2015 года. Разведгруппа, в которую они входили, изучала позиции ВСУ возле моста через Северский Донец у города Счастье, когда их заметили украинские военные и открыли огонь. Оба были ранены, обоих взяли в плен, доставили в больницу в Краматорске, а потом передали СБУ и переправили в Киев. Изначально Александров и Ерофеев признались в том, что являются военнослужащими Российской армии, 3-й отдельной гвардейской Варшавско-Берлинской бригады специального назначения, которая расположена в Тольятти. Во время пленения при них была найдена снайперская винтовка "Винторез", которая состоит на вооружении российского спецназа. Впоследствии, сотрудник СБУ Кирилл Верес, который нашел винтовку, очистил ее от крови и следов боя, что позволило защите настаивать на том, что она не принадлежала Ерофееву. "Я думал, что нужно будет передать ее главнокомандующему, президенту", – оправдывался потом Верес. При вынесении решения обвинения в контрабанде оружия, незаконном ношении, а также незаконном пересечении границы в приговор не вошли – суд посчитал, что это все входит в понятие "ведение агрессивной войны".

Вера Савченко слушает приговор Александрову и Ерофееву

Вера Савченко слушает приговор Александрову и Ерофееву

На последнее заседание процесса, который длился несколько месяцев, пришел российский консул Алексей Грубый. Он посещал почти все заседания, садился около "аквариума" с подсудимыми, иногда тихо с ними переговаривался. Когда допрашивали Ерофеева, который отказывался отвечать на большинство вопросов, перебивая прокуроров и судей: "Следующий вопрос!"; консул в перерыве попросил его извиниться перед судом. "Извините за резкие высказывания в адрес суда, это я на эмоциях", – пояснил после перерыва Ерофеев.

Родственники – мама и сестра погибшего во время боя 16 мая Вадима Пугачева, выступающие в суде в качестве потерпевших, сели рядом с российским консулом. На одном из последних заседаний они заявили, что будут подавать в Европейский суд по правам человека иск против России, которую Верховная Рада Украины признала страной-агрессором. После сегодняшнего решения суда шансы на то, что иск будет принят, значительно возросли.

В суд на оглашение приговора пришла Вера Савченко. Сегодня утром она вернулась из Новочеркасска, где в субботу ей удалось увидеть сестру.

– Надежда Савченко надеется на обмен на гэрэушников, которых сегодня осудили? – спросили журналисты Веру о судьбе сестры.

– Она очень хочет жить, – ответила сестра украинской военнослужащей.

Мать Надежды Савченко пришла вместе с дочерью в Голосеевский суд и села рядом с матерью погибшего Пугачева.

Сегодня же стало известно, что Минюст Украины получил от Надежды Савченко просьбу о возвращении ее на Родину. Об этом же в суд приехал договариваться с адвокатами гэрэушников Илья Новиков, защищавший Савченко в Донецком городском суде. О беседе с российским коллегой сразу после приговора в эфире Громадского ТВ рассказал адвокат Александрова Валентин Рыбин. "Сегодня состоялась моя беседа с Новиковым, который сделал мне предложение отказаться подавать апелляцию и написать заявление на помилование, – рассказал Рыбин. – А они в свою очередь будут способствовать этому. Это для нас абсолютно неприемлемо".

На скамье подсудимых – военнослужащие иностранного государства, участники хорошо спланированной и подготовленной вооруженной агрессии против Украины

Адвокат Ерофеева Оксана Соколовская объяснила, что подача апелляции не увеличит срок вступления приговора в силу. "Мы можем не ждать месяц, пока приговор вступит в силу, а подать апелляцию хоть на следующий день. Мы имеем на это право. Тогда срок может, наоборот, сократиться", – отметила адвокат.

Подсудимые виновными себя не признали. От своих первых показаний и нескольких интервью, где они называли себя российскими военными, отказались. "Мы заранее договорились с Сашей (Александров. – РС), что будем так говорить. Мы знали, что все, кого берут в плен и кто не является военнослужащим, не подлежат обмену. Мы пытались спасти свою жизнь, поэтому придумали такую версию", – рассказал Ерофеев во время своего допроса. Впрочем, буквально через несколько минут он рассказал, что решил назваться спецназовцем ГРУ под давлением следователей СБУ, которые настойчиво предлагали ему "признаться" в обмен на возможность обмена. "Суд не признал Ерофеева и Александрова комбатантами – доказано, что они являются российскими военнослужащими. Ерофеев и Александров руководствовались стремлением "выслужиться перед своим командованием". Они осознавали преступность приказов военного руководства России", – зачитала часть приговора судья Елена Первушина.

Приговор читали три судьи по очереди. Из доказательств защиты суд не признал часть документов. Речь идет о справках, выданных руководством самопровозглашенной Луганской республики. Согласно справкам, которые приобщили к материалам дела адвокаты, Александров и Ерофеев после того, как оказались в Луганске, вступили в ряды народной милиции. Также суд не стал учитывать заявление Минобороны РФ, которое утверждало, что Ерофеев и Александров были уволены до отъезда в "ЛНР". Во время допроса выяснилось, что никто из них не видел подписанного рапорта об увольнении. Суд не стал называть документы российской стороны сфальсифицированными, но политкорректно указал, что они были написаны, чтобы попытаться доказать невиновность гэрэушников.

Сторона защиты, и особенно погибший адвокат Юрий Грабовский, которого в деле заменил Валентин Рыбин, потратили много сил для доказательства того, что ранения Пугачеву нанесены из оружия более мелкого калибра, чем то, которое было найдено у Ерофеева и Александрова. В ответ на это суд указал, что "Ерофеев и Александров не обвиняются в убийстве Пугачева, поэтому неважно, у кого была винтовка; их действия привели к смерти украинского военнослужащего". Иными словами, счет счел доказанным, что Пугачев погиб в результате действий боевой группы, в которую входили Ерофеев и Александров.

Последнее слово подсудимых, которое они произнесли на предыдущем заседании суда, было коротким и однозначным. "Этот процесс нужен был, чтобы достичь резонанса в обществе, мире, прессе, – заявил тогда Евгений Ерофеев. – Я не совершал преступлений, я невиновен". Ему вторил Александров: "Хочу добавить, что процесс считаю политическим. Считаю себя невиновным, а вину недоказанной".

Прокуроров заявление Ерофеева и Александрова не впечатлили. "Сегодня особый день для украинского правосудия, на скамье подсудимых – военнослужащие иностранного государства, участники хорошо спланированной и подготовленной вооруженной агрессии против Украины", – начал свою речь в прениях прокурор Игорь Нимченко. Военная прокуратура, которая представляла гособвинение, попросила для каждого из подсудимых по 15 лет лишения свободы и решение об апелляции еще не приняла.

Защита Александрова и Ерофеева пыталась доказать, что их подзащитные не убивали украинского военнослужащего

Защита Александрова и Ерофеева пыталась доказать, что их подзащитные не убивали украинского военнослужащего

Процессом над гэрэушниками в Киеве интересуются гораздо больше, чем в России интересовались процессом Савченко. Перед началом прений в зал заседания зашла адвокат Татьяна Матяш. Потом она пояснила, что пришла в суд по собственному делу, но узнав, какой процесс идет по соседству, решила "посмотреть им в глаза". "Ничего там нет", – сказала потом Матяш. Она работала в Донецке, но была вынуждена бежать оттуда после начала боевых действий. "Зачем вы пришли в мою страну убивать? – кричала она на Ерофеева и Александрова. – Из-за вас погибли 20 тысяч людей! Это вы приехали на "Градах" и "Буках". От кого вы меня защищали? Вы мой дом от меня зачистили. Меня выгнали из дома такие, как они", – женщина показывала на гэрэушников рукой. Они сидели спокойно, Александров улыбался. Оба сказали во время допроса, что приехали "из идейных соображений". Ерофеев при этом пояснил, что приехать его заставила информация о "гибели сотен сотрудников МВД и "Беркута" во время Революции Незалежности, или Революции Достоинства, как вы ее там называете", а также события в Одессе и то, что семьи погибших силовиков не получают пособий.

– Вы приехали назначать пенсии семьям погибших? – уточнил прокурор.

– Люди погибли, и никто не искал тех, кто убил их, – ответил Ерофеев. – Никто не назначал пенсии семьям, разовых выплат. Их поджигали... Дальше продолжать?

После оглашения приговора нескольким журналистам позволили задать Ерофееву и Александрову вопросы, однако они почти ничего не стали комментировать, несколько раз "интервью" прерывал адвокат Рыбин. "Мы еще не получили приговор на руки, все комментарии только после этого", – заявил Александров.

"Наши процессы одинаковые полностью, – сравнил Ерофеев суд над Савченко и только что завершившийся процесс в Киеве. – Что там дали, что тут дали, не обратив внимания: виновные – не виновные. Не буду спорить, как было там. Кто-то может сказать, что отомстили за Савченко. Но вопрос в другом: а чем вы отличаетесь от России? Если кто-то скажет, что это месть, то ничем Украина от России не отличается".

Когда их спросили, чем они собираются заняться, когда вернутся на Родину, оптимизма у обоих не было. "Сначала нужно вернуться", – ответил Александров, а Ерофеев назвал вопрос "неимоверным".

Процесс по делу гэрэушников завершился почти полным признанием вины россиян. Ни адвокаты, ни сами осужденные вины не признали, и, видимо, будут подавать апелляцию. Затянет это время вступления приговора в силу, а значит, возможной передачи их в Россию или нет, неизвестно. "По моей информации, Ерофеев и Александров не очень нужны российской стороне, но их планируют обменять только на Савченко, ни на кого больше", – рассказал адвокат Илья Новиков. Состояние здоровья украинской военнослужащей, которая держит сухую голодовку, критическое. Если передача гэрэушников в Россию для отбытия наказания затянется, может так статься, что обменивать их будет не на кого.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG