Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Не брал взятку и не собирался"


Никита Белых в Басманном суде Москвы, 25 июня 2016 года

Никита Белых в Басманном суде Москвы, 25 июня 2016 года

Адвокат и правозащитники – о посещении в СИЗО Никиты Белых, который шестой день фактически голодает

Губернатор Кировской области Никита Белых, арестованный 25 июня по обвинению в получении взятки в особо крупном размере, уже несколько дней фактически голодает, пьет только воду и ест черный хлеб. В среду утром губернатор уведомил администрацию следственного изолятора "Лефортово" о протестной голодовке: он требует пустить к нему адвокатов и родственников. Адвокат Вадим Прохоров смог встретиться со своим подзащитным только в среду днем. По его словам, в СИЗО губернатору оказывают недостаточную медицинскую помощь, а нужные лекарства до сих пор не передают.

Изначально голодовка Никиты Белых была вынужденной: в следственном изоляторе "Лефортово" не взяли лекарства, которые губернатор принимает во время еды, поэтому он решил отказаться от пищи и дождаться необходимых лекарств. Однако в среду утром Никита Белых сообщил администрации СИЗО, что голодает в знак протеста: он требует пустить к нему адвокатов и родственников.

Адвокат Белых Вадим Прохоров с понедельника пытался получить разрешение на свидание с подзащитным, но только в среду днем смог с ним встретиться. По словам Вадима Прохорова, здоровье губернатора вызывает у него вопросы, необходимые лекарства Белых до сих пор не передали.

Вадим Прохоров

Вадим Прохоров

– По состоянию на вчерашний, пятый день заключения, он не ел ничего, кроме воды и хлеба, – рассказывает адвокат Вадим Прохоров. – Это было связано с тем, что у него отсутствовали необходимые антидиабетические препараты. В субботу, во время избрания меры пресечения, я их пытался передать (они были у меня, три вида препаратов, в аптечной упаковке), но, к сожалению, конвой не разрешил это сделать. Говорили, что препараты будут переданы в СИЗО непосредственно медицинской службой этого учреждения. Да, действительно, ему что-то дают, но, как я понимаю, не в том количестве, чтобы иметь нормальный, полноценный антидиабетический эффект. Поэтому сегодня, в четверг, мы пытаемся опять передать все это в СИЗО. Кроме того, до того как меня, наконец, с боями пустили к моему подзащитному, он подал еще заявление на имя начальника СИЗО о голодовке. Ее он мотивировал тем, что к нему не допускают адвоката, то есть меня, и он настаивает на встрече с близкими, а именно – с супругой Эллой и братом.

Что касается его позиции: он категорически подчеркивает, что невиновен, не получал взятку и не собирался ее получать. Более конкретно сказать не могу, так как связан адвокатской тайной, но мы будем подтверждать его невиновность, и надеюсь, что даже в условиях нашей непростой следственной и судебной системы на это есть реальные шансы.

Держится он стойко и мужественно, но состояние здоровья я бы назвал нестабильным

– Как он держится в целом, как его состояние?

– Держится стойко и мужественно, но состояние здоровья я бы назвал нестабильным. Похудел на несколько килограммов, это заметно невооруженным глазом. Видимо, отсутствие антидиабетических препаратов тоже сказывается. Здоровье – это отдельный вопрос, и это как раз то, о чем мы говорили в суде. Совершенно непонятно, почему нельзя было человеку избрать такую меру пресечения, как домашний арест, тоже достаточно суровую: человек сидит в четырех стенах и никуда выйти не может. Но при этом это уже проблема его близких родственников, как обеспечить его лекарствами, едой, это уже не проблемы государства и следственного изолятора.

– Я правильно понимаю, что пока он так и не ест?

– Я очень надеюсь, что сегодня после передачи лекарств и разрешения полноценного допуска адвокатов, возможно, он начнет... Конечно, я буду предлагать от голодовки отказываться, но это вообще отдельный вопрос, сможет ли он принимать пищу по медицинским соображениям. Я надеюсь, лекарства все-таки передадут.

Задержание Никиты Белых, фото Следственного комитета

Задержание Никиты Белых, фото Следственного комитета

– Вы сказали, что связаны адвокатской тайной, но если сможете ответить: как Никита Белых объясняет то, что произошло, эти фотографии?

– Вы задаете тот вопрос, который я считаю адвокатской и следственной тайной. Если у нас господин Маркин считает, что он не связан тайной следствия, и достаточно подробно комментирует – это его дело. Я считаю все-таки, что надо быть в этом плане очень аккуратным и, что называется, каждое слово взвешивать. Поэтому в целом позицию я сказал, а в дальнейшем будем разбираться по мере развития следственных действий.

– На 6 июля назначили апелляцию. Какие у вас ожидания?

– Я очень надеюсь, что все-таки голос разума, а главное закон –возобладают. Вопрос в том, что для избрания меры пресечения, в принципе, не важна тяжесть содеянного. Например, само по себе убийство не влечет автоматически содержания под стражей, даже если оно произошло. Основанием для избрания меры пресечения является 97-я статья УПК. Есть четко обозначенный перечень обстоятельств: человек может скрыться, может вредить следствию, воздействовать на свидетелей, человек может продолжать преступную деятельность. Причем это все должно быть подтверждено конкретными фактами, а не некой справочкой, как это у нас обычно имеет место. Теоретически любой человек на земле может скрыться, если будет на то его желание, может продолжать некую деятельность, которую сочтут преступной, и теоретически любой человек мог бы воздействовать на свидетелей. Только нет никаких оснований предполагать это в данном конкретном случае, в отношении Никиты Белых. Но, к сожалению, избирается арест.

Вадим Прохоров у СИЗО "Лефортово", утром 29 июня 2016 года:

– Вы упомянули о том, что вчера пробивались с боем в СИЗО "Лефортово". Почему такие сложности были с проходом к клиенту?

– Первая проблема – это получение разрешения следствия, которое вообще не предусмотрено действующим законодательством. Этим законодательством – и, кстати, это соответствует международным нормам – предусмотрены два документа для прохода к клиенту: удостоверение адвоката, которое у меня имеется, и ордер на защиту интересов Никиты Белых. Кстати, в некоторых регионах, мне известно, в принципе, это соблюдается, например в Ростовской области. Но не в московских изоляторах, и особенно в изоляторе "Лефортово", который имеет, как известно, свою историю – это бывший специзолятор КГБ, потом ФСБ, несколько лет назад он передан в Минюст, но по-прежнему находится на особом положении. И там требуют разрешение, либо, как его иногда называют, – "уведомление следствия". Совершенно незаконно, в принципе, потому что это не вопрос следователя, разрешать или не разрешать адвокату что-то, адвокат по определению должен иметь возможность войти к своему подзащитному, если тот хочет его видеть. Получение этого разрешения заняло у меня, по сути, полтора дня. Я с раннего утра с понедельник целовал дверь Следственного комитета, приезжали даже СМИ, смотрели, я пытался дозвониться... Мне сказали, что все разъехались по следственным действиям, руководитель следственной группы отказался общаться по мобильному телефону, в общем, круг замкнулся. На следующий день только, во вторник, к обеду удалось это решить.

Адвокаты в определенный день, в пятницу с утра, разыгрывают право посещения своих подзащитных на следующую неделю. Это ужасно!

Отдельная проблема – проход в следственный изолятор "Лефортово", потому что там значительное количество, по некоторым данным, до 200 задержанных, а комнат для свиданий – шесть. И адвокаты в определенный день, в пятницу с утра, разыгрывают право посещения своих подзащитных на следующую неделю. Это ужасно! Конечно, всегда можно сослаться, как у нас в стране любят, на трудности. Но делайте больше помещений, не заключайте людей под стражу без особых оснований! В принципе, это же проблемы государства, для нас это все государственные органы – что следственный изолятор, что суд... Государство никоим образом в данном случае не обеспечивает нормального, полноценного общения адвокатов с подзащитными. Тем не менее, в среду мне удалось пройти все-таки к Никите. Но удастся ли, скажем, завтра, в пятницу, я уже не столь уверен. Второй адвокат – Ольга Михайлова, на участии которой настаивает Никита Белых, – так и не смогла до сих пор получить разрешение, она еще в начале пути, который я прохожу с понедельника, – рассказал Вадим Прохоров.

Никита Белых в Басманном суде Москвы, 25 июня 2016 года

Никита Белых в Басманном суде Москвы, 25 июня 2016 года

Никита Белых был задержан вечером 24 июня в одном из московских ресторанов, на следующий день Басманный суд санкционировал его арест. Губернатору Кировской области предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере. По версии следствия, Белых получил несколько денежных траншей на общую сумму в 400 тысяч евро от представителей "Нововятского лыжного комбината" и "Лесохозяйственной управляющей компании" в обмен на покровительство и помощь. Во время передачи третьей части денег губернатор был задержан. При этом, как утверждает следствие, задержание произошло в результате "оперативного эксперимента", при получении "меченых" денег. Следственный комитет опубликовал фотографии, на которых изображен губернатор в окружении купюр номиналом 100 евро. Сам Никита Белых вину отрицает, заявляет, что его подставили, и верит в то, что сможет доказать свою невиновность в суде. Об этом он рассказал членам Общественной наблюдательной комиссии Москвы Зое Световой и Еве Меркачевой, которые его посетили в СИЗО в воскресенье и в понедельник.

Зоя Светова поделилась с Радио Свобода впечатлениями от встречи:

Он боялся, что, если будет есть тюремную пищу без приема лекарств, у него может подняться сахар

– Никита Белых находился в карантинной камере, где, как правило, вновь прибывшие арестованные могут проводить до 10 дней. Это камера одиночная, где нет ни телевизора, ни холодильника, там даже радио у него не работало, нет никакой прессы. Только чайник, старый, не электрический. Он был в тюремной одежде, у него отобрали всю его одежду на дезинфекцию. Когда мы его видели, он отказывался от пищи, поскольку ему не выдавали необходимые лекарства от диабета, которые он принимал на воле. И он боялся, что, если будет есть тюремную пищу без приема лекарств, у него может подняться сахар. Лекарства ему по какой-то причине не выдавали врачи, говорили, что они считают, что нет потребности в этих лекарствах. В воскресенье, когда мы его видели, он был очень растерянный и чувствовал себя, мне кажется, не очень уютно. Говорил о том, что его подставили. В понедельник он был уже более собран и ждал адвоката. Но адвокат к нему даже во вторник не смог попасть, и только вчера, в среду, попал. Насколько я знаю, он продолжал голодовку. И я не могу понять, почему врачи до сих пор не дают ему те лекарства, которые ему необходимы.

Зоя Светова

Зоя Светова

– Что он говорил, как он воспринимает все это?

– Мы не можем говорить о деталях уголовного дела. Он сказал, что собирается доказывать свою невиновность. В частности, он говорил о том, что написал письмо Алексею Венедиктову, хотел мне это письмо передать. Я объяснила, что не могу взять, что только по почте можно такое письмо послать. Насколько я понимаю, в этом письме он объяснял, что с ним произошло. Он собирался эти два месяца, на которые его арестовали, читать книги, изучать испанский язык, писать какие-то заметки, возможно даже для каких-то изданий, читать классическую литературу. Он попросил в библиотеке, чтобы ему книги выдали. То есть он уже был настроен более спокойно, чтобы как-то прожить эти два месяца. Он говорил о том, что очень надеется, что в тюрьме не задержится, что его смогут отпустить, может быть, избрать какую-то иную меру пресечения. Он сказал, что взаимодействует со следствием, дает показания. Я так понимаю, что он следствию пытается объяснить, что то, что с ним произошло, это "подстава" и что он не виноват в получении взятки, в чем его обвиняют.

– Я правильно понимаю, что создавалось впечатление, что в целом он верит в то, что сможет эту судебную систему победить?

– Да. А иначе, я думаю, если бы он в это не верил, он впал бы в депрессию. И что делать человеку, который арестован? У каждого арестованного есть два выхода: или бороться, или сложить лапки и признать свою вину, ждать, что его помилуют и дадут поменьше срок. Но, как правило, людей обманывают в таких ситуациях. Поэтому лучше всего бороться. И, как мне показалось, Никита Белых тоже понимает, что должен бороться, – рассказывала Зоя Светова.

Басманный суд Москвы арестовал кировского губернатора на два месяца – до 24 августа. Защита Никиты Белых это решение обжаловала, 6 июля Московский городской суд проверит законность ареста. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что Владимиру Путину сказали об аресте Белых, однако о возможной дате отставки губернатора Песков говорить отказался.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG