Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Хочу, чтобы мой муж остался жив"


Ильдар Дадин в полицейском автозаке после одного из задержаний, август 2014 года

Ильдар Дадин в полицейском автозаке после одного из задержаний, август 2014 года

Ильдар Дадин сообщил об угрозах убийством, пытках и насилии со стороны сотрудников колонии

Гражданский активист Ильдар Дадин, осужденный на два с половиной года колонии за неоднократные нарушения правил проведения публичных мероприятий, сообщил о систематических избиениях в исправительном учреждении. Дадин отбывает наказание в колонии №7 города Сегежа, где сидел бывший владелец компании ЮКОС Михаил Ходорковский. Замдиректора ФСИН Валерий Максименко во вторник вечером заявил, что медицинская проверка не выявила у Дадина "ни единого телесного повреждения".

В письме, которое было опубликовано 1 ноября в издании "Медуза", Дадин через своего адвоката сообщает о том, что ему угрожали убийством, применяли пытки и физическое насилие. Из письма следует, что как только активист прибыл в карельскую колонию в сентябре этого года, его поместили в штрафной изолятор из-за того, что он якобы хранил запрещенные бритвенные станки и обратился на "ты" к сотруднику исправительного учреждения. В знак протеста Дадин объявил голодовку, после чего на него начали оказывать давление: его несколько раз в день избивали одновременно около 10 человек, среди которых был и начальник колонии Сергей Коссиев. На следующий день Дадина подвесили в наручниках к потолку так, чтобы он не касался ногами пола, и угрожали изнасилованием. Как следует из письма Дадина, сотрудники колонии угрожали его "убить и закопать под забором" в случае, если он кому-то пожалуется.

"Настя! Если решишь опубликовать информацию о происходящем со мной, то попробуй распространить ее как можно более широко. Это увеличит шансы на то, что я останусь жив. Знай, что в колонии ИК-7 действует целая мафия, в которой участвует вся администрация учреждения: начальник колонии майор внутренней службы Коссиев Сергей Леонидович и абсолютное большинство сотрудников колонии, включая врачей", – цитирует "Медуза" слова Ильдара Дадина, записанные его адвокатом Алексеем Липцером.

Анастасия Зотова

Анастасия Зотова

Супруга активиста Анастасия Зотова сообщила, что опасается за жизнь мужа. Она обратилась в прокуратуру и к уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой. Зотова намерена добиваться перевода мужа в другое исправительное учреждение.

– Вчера к Ильдару в колонию ездил адвокат из Москвы Алексей Липцер, – рассказала Анастасия Зотова Радио Свобода. – Ильдар сказал, что на него оказывается давление, вплоть до прямых угроз убийством. Как я поняла со слов адвоката, 10 сентября Ильдара доставили в колонию ИК-7 в Сегеже и сразу же отправили в штрафной изолятор. Это, насколько я понимаю, распространенный метод, то есть всех вновь прибывших под разными предлогами отправляют в ШИЗО просто "для порядка", чтобы они поняли, куда попали. Но с Ильдаром произошла еще такая ситуация: у него забрали все личные вещи, включая даже туалетную бумагу, и это можно назвать издевательством в прямом смысле слова. Ильдар объявил голодовку, поскольку его без всяких причин отправили в штрафной изолятор, еще забрали все вещи и просто создали невыносимые условия. На следующий день, со слов Ильдара, к нему пришел начальник колонии Сергей Коссиев вместе с другими сотрудниками ФСИН, и они начали его избивать. В этот день избивали несколько раз, делали это одновременно 10–12 человек. На следующий день ему сначала наручниками сковали руки и подвесили так, что ноги не касались пола, суставы выворачивались, и держали так полчаса. Угрожали изнасиловать, если он не прекратит голодовку. А потом привели в кабинет к начальнику, и начальник сказал: "Если я прикажу и ты не будешь себя послушно вести, мы будем тебя бить еще сильнее. И если ты кому-нибудь пожалуешься, мы тебя убьем и закопаем за забором".

Ильдар передал, что хочет, чтобы эта информация дошла до общественности, он не боится смерти

Ильдар передал через адвоката, что он в любом случае хочет, чтобы эта информация дошла до общественности, он не боится смерти, он готов пойти на такой шаг, просто потому что подобные пытки и истязания производятся не только с ним, это происходит со всеми остальными заключенными. Он говорит, что он видел, как их пытали, слышал, как они кричали, и он просто хочет защитить не только себя, но и их. Он передал это только через адвоката Липцера, потому что он ему доверяет. Ильдар говорит, что писал мне письма, в которых каким-то эзоповым языком пытался это все сообщить, но ни одно из писем до меня не дошло. Кроме того, к нему заходила местный адвокат, но так как он ее не знал и не очень доверял, ей он ничего не сказал. И сейчас, собственно, произошло то, за что его обещали убить, – он пожаловался, он предал эту информацию гласности, и я сейчас безумно боюсь, что что-нибудь случится. Поэтому я не знаю, что делать, я просто пытаюсь написать обращения всюду, куда только можно: в ОНК, во ФСИН, в прокуратуру сейчас буду писать. Потому что угрозы убийством – это мне даже не могло прийти в голову, в страшном сне не могло присниться, что в колониях будет такое, "мы тебя убьем и под забором закопаем". Я очень боюсь за его жизнь! Я, наверное, буду просить перевести его в другую колонию, потому что не знаю, что еще с этим делать. Я хочу, чтобы мой муж остался жив! Его смерть – это самое страшное для меня, что может случиться вообще в жизни.

Анастасия Зотова в день свадьбы у СИЗО, 25 февраля 2016 года

Анастасия Зотова в день свадьбы у СИЗО, 25 февраля 2016 года

– Вы говорите, что Алексей Липцер с ним вчера встречался, а вот эти события были в сентябре. Сейчас что-то происходит, его продолжают избивать?

– Насколько я поняла, избиения продолжаются систематически, регулярно, по несколько раз в день. Но это испорченный телефон. В пометках, которые сделал адвокат по время встречи с Ильдаром, говорится про 10, 11 и 12 сентября, а что сейчас там – не очень ясно. И насколько я понимаю, речь идет просто о регулярных избиениях.

Его смерть – это самое страшное для меня, что может случиться вообще в жизни

– Адвокат вам говорил, как Ильдар сейчас выглядит, как он себя чувствует?

– Насколько я поняла, есть ссадины на теле, есть какие-то царапины, и кроме того, по описанию адвоката, Ильдар выглядел очень настороженно.

– А вы можете поехать к нему, добиться свидания? Или это невозможно?

– Я ездила и пыталась добиться свидания, но мне говорят, что он в ШИЗО и свидание ему не положено. Соответственно, я могу только рассчитывать на добрую волю сотрудников ФСИН, и если они мне говорят, что свидание не положено, они меня не пропускают внутрь, я же не могу штурмовать колонию. И письма его до меня не доходят. У меня нет с ним никакой связи, кроме как через адвокатов.

– Какие есть сейчас юридические возможности, как можно действовать?

– Пока это только произошло, я в безумной панике только пишу обращения, кому только могу. Я с утра позвонила Татьяне Москальковой, которая является омбудсменом, пишу обращение во ФСИН, написала обращение в общественную наблюдательную комиссию Карелии. Юридическими вопросами, наверное, займется адвокат. Надеюсь, есть какие-то возможности его перевести в другую колонию.

То, что происходит, для меня является безумным, невероятным, нечеловеческим шоком

– Ильдар пишет, что это системно происходит не только с ним. То есть это не персональная месть Ильдару, он просто попал в такую колонию?

– Нет, это систематически происходит в данной колонии. И если честно, когда Ильдар попал в эту колонию, я изучала информацию и прочитала, что в этой колонии раньше регулярно происходили пытки, и заключенные даже вскрывали себе вены на этапе, чтобы не попасть конкретно в это исправительное учреждение. Потом туда попал Михаил Ходорковский, к колонии было привлечено внимание, и вроде как пытки прекратились. Во всяком случае, сообщения о пытках прекратились. И поэтому сейчас то, что происходит, для меня является безумным, невероятным, нечеловеческим шоком, – делится Анастасия Зотова.

Сотрудники ФСИН по Карелии подтвердили "Новой газете", что "применяли силу и спецсредства" по отношению к Дадину из-за того, что он не соблюдал режим. Они утверждают, что активист в грубой форме отказался выходить из камеры, принимать положение для обыска, стал хватать их за форменную одежду.

Вечером 1 ноября заместитель начальника ФСИН Валерий Максименко заявил, что медицинская проверка не выявила у Дадина "ни единого телесного повреждения". "На данную минуту не установлено ни единого телесного повреждения на Дадине. Сам он это под видеозапись подтверждает. Заключение медицинских работников запротоколировано", - сообщил Максименко агентству "Интерфакс".

Ильдар Дадин на одной из акций протеста

Ильдар Дадин на одной из акций протеста

Как сообщил председатель Общественной наблюдательной комиссии по Республике Карелия Александр Рузанов, ОНК следит за ситуацией. По его словам, в колонии ему сказали, что сейчас у руководства исправительного учреждения нет вопросов к поведению Дадина, потому что "он просто понял, куда попал". Подробнее о беседе с руководством сегежской колонии №7 и о порядках в этом исправительном учреждении Александр Рузанов рассказал Радио Свобода:

Если вначале это было отторжение всего, что есть, то сейчас... я не могу сказать, что он смирился, нет, но он просто понял, куда попал

– Я могу вам честно сказать, что данная колония славилась такими делами последний раз, наверное, лет 8–10 назад. Сейчас начальник колонии поменялся, и этого нет в колонии, по крайней мере, мы не видели. Но вы же прекрасно понимаете, что ФСИН делает все, чтобы мы не видели ничего негативного. В основном жалобы поступают, связанные с приговорами и также нежеланием находиться в учреждении в Республике Карелия, поскольку нахождение здесь строго соответствует тем нормам и законам, которые есть в Российской Федерации, с соблюдением правил внутреннего распорядка и так далее. Поэтому осужденные очень часто хотят просто выехать из Карелии в любые другие регионы. Есть два варианта выехать – по состоянию здоровья и если есть угроза безопасности осужденного. Безопасность – это плохие отношения с администрацией и так далее, эти случаи хорошо известны. Когда с ними встречаешься и говоришь: "Ну, давай, скажи, что там произошло, кто тебя ударил, какой сотрудник тебя ударил", мы встречаемся со стенкой. Если бы осужденный вовремя к нам обратился, мы могли бы посмотреть записи видеонаблюдений и сказать в прокуратуре: вот, пожалуйста, здесь видно, что его истязают. Однако получается так, что если нам поступают данные сообщения, а иногда они вообще, минуя нас, поступают наверх, тогда выходит, что мы приезжаем, а записей уже, естественно, нет – месяц прошел, а осужденные молчат.

Пикет в поддержку Ильдара Дадина в Москве, апрель 2016 года

Пикет в поддержку Ильдара Дадина в Москве, апрель 2016 года

Про Ильдара Дадина: 16 октября я получил письмо от супруги его, Анастасии Зотовой. Она писала: "Прошу вас проверить законность водворения в ШИЗО моего супруга. Я приехала к нему на свидание, а он оказался в ШИЗО. Почему произошло водворение, на сколько суток – мне пояснить отказались. Однако добавили, что Ильдар переведен в строгие условия содержания". Я обратился 17-го числа, потому что 16-е – это было воскресенье. Мне сказали, что в действительности он получил три выговора, и для помещения в ШИЗО у него одна причина – конфликт с администрацией. Более того, в самом начале к нему применялись спецсредства и физическая сила. Я не могу сказать сейчас, что там произошло, но когда он пришел, там был какой-то инцидент. То ли он кого-то схватил, то ли оттолкнул сотрудника ФСИН. Самое главное, позавчера я специально по этому вопросу разговаривал непосредственно с замначальника по воспитательной работе колонии, он сказал, что у Дадина поменялось отношение к нахождению там. Если вначале это было отторжение всего, что есть, то сейчас... я не могу сказать, что он смирился, нет, но он просто понял, куда он попал. Он очень грамотный человек, и он начал понимать, как нужно действовать в данной ситуации, и сейчас, по словам сотрудника колонии, вообще все вопросы о его поведении и нахождении там сняты, – заключает Александр Рузанов.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил журналистам, что Владимиру Путину доложат о жалобе Дадина. Песков добавил, что этот вопрос заслуживает "самого пристального внимания". Также стало известно, что Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова взяла ситуацию под личный контроль. По данным "Интерфакса", Следственный комитет России также начал проверку после сообщения о том, что Ильдара Дадина избивали и пытали в колонии.

В декабре 2015 года Басманный суд Москвы приговорил Ильдара Дадина к трем годам колонии общего режима за неоднократное нарушение правил проведения публичных мероприятий. Позже срок был сокращен до 2,5 лет. Он стал первым и единственным активистом в России, осужденным по статье 212.1 УК РФ. Правозащитный центр "Мемориал" признал Ильдара Дадина политическим заключенным, а дело против него – политически мотивированным.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG