Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершающим этапом московской программы благоустройства "Моя улица" стало озеленение. До конца ноября в центре города и на пересечениях с МКАД должны высадить почти три тысячи деревьев и 55 тысяч кустарников. Затраты на экологическую акцию оказались чрезмерными и неоправданными.

Казалось бы, надо только радоваться и надеяться, что отныне москвичи станут жить в зеленом городе. Что как дурной сон забудется лето 2016 года, когда весь центр был перекопан и люди задыхались от строительной пыли. Шутка ли, на 34 улицах уже появились или вскоре появятся липы, клены, яблони, рябины, березы, ясени и прочие виды деревьев. Однако радость омрачается двумя соображениями. Первое – это сомнение, не окажутся ли саженцы одноразовыми. Иными словами, приживутся ли? Второе – из бюджетных средств потрачены шокирующие суммы. В прессе есть сообщения о липах на Тверской улице, купленных в Германии по цене 200 тысяч рублей за штуку. На самом деле, говорит член федерального политкомитета партии "Яблоко" Сергей Митрохин, эту цифру надо умножить на три. Причем речь не только о Тверской:

Каждое из этих деревьев обошлось в 600 тысяч рублей

– Мы проводили ряд расследований на эту тему. В частности, наш Центр антикоррупционной политики (ЦАП) очень подробно исследовал озеленение ВДНХ. Мы выяснили, что там весной этого года за каждую липу, которая была посажена вместо срубленных знаменитых голубых елей, бюджет выложил 550 тысяч рублей. А это примерно в 17 раз дороже, чем такая липа стоит на рынке. Почему так дорого? Во-первых, из-за нарушения правил проведения тендеров, на которых, вообще-то, цена должна снижаться. Однако власти допускают, чтобы на торгах побеждали одни и те же организации, которые заведомо имеют стопроцентные шансы на победу в тендере. И это независимо от того, во что их услуги обходятся городу. Во-вторых, все так дорого потому, что эти липы закупаются за границей, что, естественно, удорожает их стоимость.

Что касается лип на Тверской, то по информации, полученной нами в правительстве Москвы, каждое из этих деревьев обошлось в 600 тысяч рублей. Точнее, от 550 до 600 тысяч.

Кроме того, мы проводили расследование по поводу кадок для деревьев, гранитных скамеек и другого инвентаря на Тверской. Расценки, по которым все это закупалось городом, были в 10 раз выше их реальной рыночной цены. Это обычная практика для Москвы – вот такое многократное завышение цены на работы, услуги и товары, закупаемые за счет бюджета города. Понятно, что тут все дело в называемых "откатах": подрядчики делятся деньгами с заказчиками. Это повсеместное явление.

Гранитные емкости для зеленых насаждений

Гранитные емкости для зеленых насаждений

Эти малые архитектурные формы кто только не ругал! Деревья в них долго не живут. Поэтому их постоянно заменяют. Зимой появляются елки, в теплое время года – лиственные деревья. Наряду с посадками в грунт такой вид озеленения все еще существует на улицах Москвы. Причем, из каких-то кадок торчат хилые растения, а какие-то пустуют. Один из самых вопиющих примеров – территория у входа в метро по соседству с Пушкинской площадью. Там и сейчас вазоны, сделанные из гранита или иных материалов, постоянно обновляются. Они служат обрамлением высокому газону, который насыпан внутри опять же, гранитной полости. Народной любовью этот мрачный и нелепый газон не пользуется. Кроме как "могильным холмиком" его никто не называет. Между тем, после того как на этом месте снесли торговый павильон "Пирамида", было объявлено, что по желанию москвичей здесь разобьют сквер. Так вот, на сквер это похоже меньше всего. Известно ли вам, на что теперь употреблены те каменные кадки, которые здесь были еще недавно?

– Нет, этого мы не знаем. Понятно лишь, что в таких случаях никто средств не экономит. В московском правительстве никого не волнует, что всего лишь три года назад на эти кадки были затрачены гигантские деньги из бюджета.

Озеленение у окон Елисеевского магазина

Озеленение у окон Елисеевского магазина

Может быть, кому-то и нравятся эти деревца, но если мы говорим об экологии, не лучше ли было бы сейчас заняться настоящими московскими скверами, где уничтожается множество деревьев? Не лучше ли было бы заняться противодействием застройке этих скверов, в том числе православными храмами.

О других проблемах, связанных с состоянием среды обитания человека, тоже можно было бы подумать. Вот мы сейчас постоянно сталкиваемся с проблемами ливневой канализации. Она засорена в Москве. Потопы уже не только летом возникают. Сейчас, поздней осенью, тает снег – и сразу все заливает. Значит, в плохом состоянии ливневая канализация, и нужны деньги, чтобы привести ее в порядок.

Ливень летом в Москве затопил улицы

Ливень летом в Москве затопил улицы

– Я вам больше скажу, ливневая канализация не просто засорена. В результате работ по благоустройству к ней прекращен доступ с поверхности. По крайней мере, так выглядит сейчас Малая Дмитровка. На ней все решетки ливневой канализации заложили плиткой.

– В "Яблоке" мы знаем об этом и занимаемся этими вопросами. У нас тоже на Пятницкой все это было заложено, а когда столкнулись чуть ли не с наводнением, на следующий день после потопа спешно расковыривали эти стоки, чтобы хоть как-то восстановить то, что было раньше.

Тут две проблемы. Во-первых, это коррупция. Это, в общем-то, запускание чиновничьих рук в бюджет города, а другая проблема – это система приоритетов городского развития. Я бы назвал ее системой поверхностно-эстетической. Она сводится к тому, чтобы было красивенько за счет того, чтобы тратить средства на реальные нужды города. Чтобы действовала инфраструктура для жизнеобеспечения, которую нужно вовремя и постоянно восстанавливать, ремонтировать и расширять.

Например, расселять аварийное жилье. В Москве огромное количество ветхих домов, где люди живут в ужасающих условиях. Я сам перед выборами в Государственную Думу ходил по этим адресам и своими глазами видел это. Никто жильцов таких домов не собирается переселять, ведь денег, как известно, нет! Деньги есть только на это распиленное благоустройство, на эстетику, на вот такие деревца, на плитку, на бордюры, которые тоже бесконечно перекладываются. А на решение реальных проблем города, реальных проблем людей денег не остается.

Сквер у Пушкинской площади в Москве часто сравнивают с могильным холмиком

Сквер у Пушкинской площади в Москве часто сравнивают с могильным холмиком

Это свидетельствует о том, что городская политика осуществляется вне конкретной связи с москвичами, и эта политика им навязывается, она не обсуждается с населением. Сейчас уже почти к нулю сведено количество публичных слушаний, которые проводятся по реальным городским проектам. Так что все это, конечно, очень сложно признать эффективной, рациональной политикой в интересах москвичей. Нет, это политика в интересах чиновников и того бизнеса, который с ними связан.

Между тем городской бюджет, среди прочего, пополняется еще и за счет тех поборов, которые берут с москвичей за платные парковки. Чем нам объясняли кампании по форсированию размещения платных парковок? Вот именно этим – парковки дают деньги на благоустройство. То есть это дает деньги, в том числе, и на "распил". Такой маховик становится накладным непосредственно для карманов автомобилистов-москвичей, – говорит Сергей Митрохин.


В этом году в московском регионе снегопады начались раньше привычного. Увидев, как сажают деревья во время метели, многие задались вопросом, не слишком ли поздно? Приживутся ли саженцы? Развеивает опасения преподаватель Высшей ландшафтной школы МАРХИ ученый-агроном Елена Седова, которая также является руководителем отдела ландшафтного проектирования садовой компании "Садко", где как раз занимаются питомниководством:

Это очень нерационально – такие огромные деньги тратить на посадочный материал

– В позднеосенних посадках, в том числе больших деревьев, нет ничего необычного. Правда, по нормам и правилам 1975 года все эти посадки следует проводить только до 15 октября, однако эти нормы устарели, ведь с тех пор очень изменился климат. Сейчас земля еще талая, и больших морозов пока не было. В принципе, такие работы возможны до тех пор, пока температура воздуха не достигнет минус 10 градусов. Как агроном я это признаю. Но приживутся растения лишь при соблюдении определенных условий.

Каковы эти условия?

– Это обязательно талая земля и подсыпка талой землей. Далее – нельзя передержать кома на открытом воздухе, чтобы они не перемерзли, потому что корневая система повреждается или погибает при температуре минус 10-11 градусов практически у большинства растений. Но таких морозов, повторяю, не было. Следующее условие – это, конечно, воздух. Чтобы корневая система хорошо регенерировала, то есть отрастала, нужен воздух. И в этой связи, конечно, очень важна подготовка грунта, чтобы он был не уплотненным. Ну и потом, конечно же, вода. Нужно, чтобы была влага. Потому что в зимний период растения пересушиваются еще больше, чем в весенний, то есть кора отдает очень много воды.

Саженцы из нашего питомника, выглядели бы на большой территории малюсенькими

Осень – замечательное время для посадок. Деревья находятся без листвы. Значит, нет лишнего испарения, нет такого перегрева, как весной очень часто бывает. Плюс 30 может быть в мае, и это ужасные, катастрофические условия. Весной корневая система очень рано начинает работать, при температуре почвы плюс 5 – плюс 8 уже корешочки начинают работать, а сверху еще не очень греет. Сейчас хорошие условия еще и потому, что эта акция была ориентирована на импортный посадочный материал. Деревья привезены из мест, где осень наступает гораздо позже, а весна раньше. То есть, когда у нас еще зима, мы не можем привезти эти растения, так как они там уже распустятся.

Будем надеяться, что все эти деревья приживутся благополучно и у них будет долгий век. И все же объясните мне, неужели в России нет своего посадочного материала? Зачем нужно было покупать импортные деревья за 600 тысяч?

– Это мне, конечно, не очень понятно. Я была шокирована, узнав, настолько они дорогие. Единственное, что могу предположить – возможно, это была программа, ориентированная на возрастные деревья, которых в наших питомниках пока еще нет. Дело в том, что в России питомниководство вновь стало возрождаться не так давно. Но 8-летние, 10-летние деревья у нас уже существуют, и очень хорошего качества. Спору нет, улица с большими деревьями сразу обретает законченный вид. Дерево и улица сразу становятся сомасштабными. И все же мне кажется, что это очень нерационально – такие огромные деньги тратить на посадочный материал. Деревья растут достаточно быстро, если сделать с агрономической точки зрения все правильно.

– По поводу правильности. В этом году в Москве решили закупить за рекордные деньги рекордное количество противогололедных реагентов. Цена контракта – без малого один миллиард 214 миллионов рублей (1 213 998 375,90). Впервые городской ландшафт украсили железные контейнеры с надписью "Противогололедные материалы". Запертые на навесные замки, эти контейнеры встречаются повсеместно, и в них вовсе не безобидные песок или мраморная крошка. Все это богатство надо использовать.

Бак с реагентами на автобусной остановке

Бак с реагентами на автобусной остановке

И вот, в нарушение нормативов, реагентами щедро посыпают остановки общественного транспорта и пешеходные дорожки. Дворники и снегоуборочная техника, опять же, в нарушение нормативов, откидывают грязную жижу из снега и солей на газоны. Это происходит повсеместно. Даже на Тверской, которую делают образцово-показательной улицей. Стоило пройти первому снегопаду, как в интернете появились фотографии тротуаров, которые гуще чем снегом были покрыты слоем химической отравы. Серию снимков блогеры назвали "Тверская пряного посола". Кроме того, я своими глазами видела около одной из лип грязную кучку из соли. Тротуар уже был вычищен, а реагенты лежали на газонной части, непосредственно над корневой системой. Выживут ли эти сверхдорогие деревья в таких условиях?

– Это очень большой вопрос. Многое будет зависеть от количества этих реагентов. Существуют, конечно, биопрепараты, которые несколько нивелируют это воздействие, в том числе и гуминовые кислоты. Применение определенных биологических препаратов может несколько смягчить воздействие этих тяжелых городских условий. Но, конечно, это абсолютно не полезно. Думаю, что первый вегетационный сезон покажет, как растения будут себя чувствовать.

Реагенты у ствола липы

Реагенты у ствола липы

То есть мы ближайшим летом уже сможем оценить, что прижилось?

– Конечно. Вообще, организации, которые взяли на себя такую смелость работать с таким материалом, по всей видимости, очень уверены в своих профессиональных навыках. Потому что очень дорогие деревья, скорее всего, находится на гарантии. По крайней мере, каждый уважающий себя ландшафтник высаживает растение, давая на него определенную гарантию. Это может быть от одного до трех лет гарантии.


– Для кого и для чего выращиваются саженцы в вашей компании "Садко"?

– У нас посадочный материал не возрастной. Это в основном небольшие деревья, до 3 метров, от 5 до 6–7 лет. Они недорогие. Их может купить любой человек, в том числе не очень финансово обеспеченный. И очень много их берут строительные организации для благоустройства общественных территорий коттеджных поселков, всевозможных таунхаусов, малоэтажного строительства. Кусты идут и на благоустройство поселков и городов, где бюджеты несопоставимы с московским.

– Совсем скромные?

– Лучше сказать – рациональные. Я считаю, что это рационально – сажать красивые, соответствующие стандартам деревья, но бюджетные.

Конечно, обхват ствола нашей молоденькой липочки меньше, чем у восьмиметровых лип, высаженных в центре Москвы. У нашей обхват ствола примерно 10 сантиметров. А у 35-летнего дерева больше 20 сантиметров. Саженцы из нашего питомника выглядели бы на большой территории малюсенькими.

– Но они бы в конце концов выросли. Разумеется, если там вообще что-то может расти. Сколько стоит такое трехметровое деревце у вас?

– Около 6 тысяч рублей, – говорит Елена Седова.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG