Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Война не закончена"


Тренировка украинских добровольцев под Мариуполем

Тренировка украинских добровольцев под Мариуполем

После "революции достоинства", третью годовщину которой отметили на днях украинцы, огромная часть работы по построению на Украине работающих общественных институтов легла на волонтеров. Волонтерское движение стало прямым продолжением самого Майдана, одного из ярчайших примеров самоорганизации людей. Радио Свобода рассказывало о самых разных волонтерских проектах на Украине – от реабилитации демобилизованных солдат из зоны АТО до проекта по оцифровке бумажных деклараций о доходах чиновников. Недавно в их числе появился еще один: 42-летний украинский IT-специалист Василь Корсун запустил сайт, на котором любой желающий может пройти онлайн-обучение различным военным специальностям, от баллистики до основ партизанской войны.

Проект называется "Вышкил". У этого слова нет прямого аналога в русском языке, ближайший синоним – "учения" или "тренировка". В числе курсов, на которые можно записаться уже сейчас или можно будет записаться в самом ближайшем будущем, – баллистика, практическая топография, индивидуальная огневая подготовка, тактическая медицина и многие другие. Василь Корсун подчеркивает, что сайт "Вышкил" – это платформа, которая призвана наладить связь между специалистами, готовыми поделиться своими знаниями, и простыми украинцами, которые в условиях военной агрессии хотят защитить себя, своих близких и свою страну. Занятия бесплатны, но пройти курс можно только на украинском языке. "Вышкил" дает только теоретические знания, закрепить навыки на практике можно либо в украинской армии, либо у работающих на коммерческой основе частных инструкторов.

В интервью Радио Свобода Василь Корсун рассказывает, как он пришел к идее создания проекта по обучению украинцев теории военного дела, о своем отношении к радикальным украинским националистам и о том, не боится ли он, что полученные в его школе знания жителям страны придется вновь использовать для борьбы с собственными властями, а не с внешними силами.

– Расскажите о себе. Сколько вам лет, чем вы занимались раньше и почему решили создать такой проект?

– Мне 42 года. Всю жизнь я занимался управлением IT в разных структурах. Это было до войны, до мобилизации. В 2015 году я был мобилизован. И после армии, и еще во время службы я столкнулся с тем, что уровень подготовки оставляет желать лучшего. В голову пришла идея сделать такой проект, чтобы резко улучшить качество подготовки украинских граждан.

– До этого вы были связаны как-то с военным делом на профессиональном уровне?

– Я служил в 3-м полку спецназа, и до того, как попасть в армию, после Майдана, мы много тренировались – по несколько раз в неделю, в разных структурах по подготовке. Это было удивительное время, потому что сразу после Майдана, когда стало понятно, что мы находимся перед лицом вооруженной агрессии, было очень много желающих пройти какую-то подготовку, а структур по подготовке не было. Они были, но их было очень мало, они были коммерческими, они стали появляться по ходу дела, в небольших количествах, но я с самого начала участвовал – то в одной, то в другой. Было желание сделать что-то подобное самому. Я даже в армии не служил до этого, то есть никакой другой профессиональной военной подготовки у меня не было. Подготовка у меня была только айтишная.

Киев, январь 2014 года. Многие участники Евромайдана не знали, что вскоре им придется сменить бейсбольные биты и деревянные щиты на настоящее оружие

Киев, январь 2014 года. Многие участники Евромайдана не знали, что вскоре им придется сменить бейсбольные биты и деревянные щиты на настоящее оружие

– Поэтому, надо полагать, ваш проект – это только онлайн. Можно ли научить военному делу через интернет, без практики?

– Нет, безусловно, нельзя. Да, мы делаем онлайн-проект, но это проект именно по передаче теории военной подготовки. В любом направлении знания, в том числе и военном, есть какой-то теоретический аспект. В любой военной дисциплине есть какой-то кусок теории, и мы используем самые современные, самые передовые технологии передачи знаний для донесения именно военной теории. Предполагается, что комплексная подготовка, конечно, требует дальнейшего практического закрепления. Мы позиционируем себя таким образом, что мы не группа по подготовке к чему-либо. Мы делаем платформу для онлайн-обучения и агрегируем другие группы подготовки. То есть мы предоставляем инструкторам, которые ведут группы, инструмент для передачи теории онлайн. С тем чтобы, когда курсанты пройдут какой-то кусок теории в онлайне, они могли прийти к этим инструкторам для дальнейших практических занятий.

– Практические занятия будут такими же бесплатными, как и онлайн-курсы на вашем сайте?

– Это зависит от инструктора. Мы не курируем дальнейшую практику. В принципе, положение дел такое, что инструкторы делают подготовку для армии бесплатно. Военных они учат бесплатно, а гражданских обычно за какую-то символическую плату.

– За чей счет существует ваш проект?

– Сейчас мы существуем исключительно на общественных, волонтерских началах. Хотя варианты по финансированию есть, и мы ими активно занимаемся.

– Сколько человек уже записались на ваши курсы?

– Пока несколько сотен. Мы достаточно молодой проект, нам еще нет и нескольких месяцев, и курсов, собственно, еще тоже немного. Нет еще ни одного целостного курса по подготовке, мы их разрабатываем, по любому направлению. Но даже в этом начальном состоянии уже несколько сотен человек желающих.

– Что это будут за курсы, какие дисциплины, кто их будет преподавать?

– Когда я пошел в армию, я столкнулся с тем, что есть очень много военного знания, очень много военных дисциплин, которые совершенно не знакомы гражданским. Военных наук много, они сложные, и они слабо связаны с гражданской жизнью. У нас была задача – выбрать, какие именно дисциплины преподавать. Мы решили эту проблему таким образом: сделали коллективное голосование, чтобы люди, заходя на сайт, сами выбрали ту или иную дисциплину, которую они считают более приоритетной. И исходя из результатов голосования мы планируем, какие курсы делать в первую очередь, а какие во вторую. По этим результатам большой популярностью пользуются курсы по тактической медицине, курсы по индивидуальной огневой подготовке, снайперские курсы, это высокоточная стрельба и снайперская тактика, другие военные дисциплины, такие как теория партизанской борьбы, оборона в условиях населенного пункта, корректировка артиллерийского огня. Это тоже все очень интересные направления, потому что сейчас у нас на востоке в первую очередь фактически война артиллерийская.

Украинские артиллеристы на позициях под Донецком

Украинские артиллеристы на позициях под Донецком

– На курс по теории партизанского сопротивления я тоже обратил внимание. У вас есть уже курсанты, например, из районов и городов Донбасса, занятых сепаратистами?

Те люди, которые хотят воевать в Донецке, решают вопрос своей подготовки другими способами

– Это маловероятно. Смысл онлайн-курса в том, что это целостная инфраструктура по длительной подготовке, что у человека есть логин, к этому логину привязаны какие-то курсы, которые он прошел, результаты его экзаменов и так далее. Вы предполагаете, что они будут проходить у нас курсы по партизанской борьбе на украинском языке и потом искать практических инструкторов? Я думаю, что те люди, которые хотят воевать в Донецке, решают вопрос своей подготовки другими способами. Завязывать подготовку гипотетических донецких партизан на онлайн-ресурс, который мы делаем, – это из области фантастики.

– Как вы можете оценить готовность простых украинцев к тому, что война придет к ним в дом, и тогда, до начала Майдана, и сейчас?

– Горизонт планирования любой семьи обычно составляет годы, а тут он сужается до недель, иногда дней. Есть семьи, которые вдруг понимают, что из-за политических событий они могут прогнозировать свое будущее, будущее семьи, будущее детей своих не на годы, а на дни. Это очень жесткий опыт. И украинские семьи этот опыт прожили. Я думаю, если бы уровень военной подготовки украинского общества в целом был выше, то многих рисков и многих событий удалось бы избежать.

– Могут ли полученные в вашей онлайн-школе навыки пригодиться не на войне, а в мирной жизни?

Военная подготовка нужна нам для выживания

– По ряду дисциплин да, могут. Скажем, по тактической медицине дается очень много знаний, которые могут пригодиться в ситуации теракта, аварии или еще чего-то. Но тут надо понимать, что военная подготовка – это как первый уровень пирамиды Маслоу, это необходимо нам сейчас для выживания. И в этом смысле эти знания нам пригодятся в обычной жизни. Они нужны украинскому обществу, для того чтобы оно выжило, стало развитым и интегрированным в Европу и в мир.

– В Европе и в мире есть аналоги ваших онлайн-курсов?

– Насколько я знаю, нет. В других странах, скажем, в странах НАТО, вопросы онлайн-подготовки решены на государственном уровне. Если человек начинает учиться военному делу, становится курсантом, у него есть свой логин, пароль для входа в онлайн-систему, и курс военной подготовки он проходит в интернете. Но это не частная инициатива, как у нас на Украине, а государственная программа. Но на Украине сейчас многое из того, что необходимо, делается на уровне и по инициативе волонтеров, так что тут нет ничего удивительного.

– На сайте вашего проекта написано, что одна из его целей – "формирование у населения гражданского сознания, основанного на национальных интересах, готовности защитить себя, своих близких, общество и государство". А что если государство в очередной раз, как это случалось на Украине, покажет себя противником этих самых национальных интересов? Например, как в случае с Януковичем, соглашением об ассоциации с ЕС. Не исключено ведь, что полученные на ваших курсах знания людям придется применять не против иностранного агрессора, а против силовых структур своей же страны, как это было на Майдане.

– Я надеюсь, что благодаря нашим курсам отрыв интересов власти от интересов народа будет минимизирован, что эта ситуация просто не наступит.

– Вы говорили о выживании Украины как независимой страны. Вы считаете, этот вопрос до сих пор стоит на повестке дня?

– Безусловно, стоит. Война не закончена, и Россия ведет себя таким образом, что никак не демонстрирует желание заканчивать и решать ситуацию как-то иначе. Ситуация на самом деле накаляется. Мы все еще в ситуации неопределенности.

– И как из этой ситуации можно выйти?

Очень много работы можно делать здесь, на Украине, помимо военной подготовки

– Есть вещи, которые от нас зависят, и которые от нас не зависят. Мы должны стать сильным, экономически развитым демократическим государством. Это то, что мы можем сделать, и нужно двигаться в этом направлении. Много чего можно сделать с нашей стороны. Нужно уменьшить коррупцию, воспитать людей, приучить их брать на себя ответственность за политические решения. Чтобы нельзя было за гречку голосовать, как это было. Повысить уровень гражданского самосознания. Очень много работы можно делать здесь, на Украине, помимо военной подготовки. Но военная подготовка является составляющей, это опять же вопрос выживания.

– Не боитесь ли вы, что на вас будут показывать пальцем и говорить: пока мы пытаемся решить вопрос за столом переговоров, эти люди все равно готовятся к войне?

– Нет, не боюсь. Мне кажется, наоборот, что готовиться к войне и демонстрировать силу – это обязанность и государства в целом, и отдельного человека. Быть слабым – это неэтично по отношению к противнику. В каком-то смысле, если мы слабые, мы провоцируем этим противника. Мы не должны себе этого позволять. Мы должны демонстрировать силу. Противник должен понимать, что мы сильные противники и что на нас лучше не нападать.

Быть слабым – неэтично по отношению к противнику

– По мере превращения войны на востоке Украины в замороженный конфликт спрос на такие курсы, как ваш, может попросту исчезнуть. Вы этого не боитесь? Или, наоборот, вы на это надеетесь?

– Я очень надеюсь на то, что конфликт на востоке закончится, что Россия прекратит свою агрессивную политику по отношению к другим странам, и можно будет сконцентрироваться на экономических вопросах, на вопросах благосостояния, развития, научного поиска, ответов, простите меня, на трансцендентные вопросы. Но в том обществе, в котором мы живем, как мне кажется, военная подготовка еще какое-то время будет актуальна.

– Одним из принципов вашего проекта является обучение только на украинском языке. Все ваши инструкторы, хотя наверняка многие из них знают русский язык, учат своих слушателей только на украинском. Вы считаете, это правильно – отсекать таким образом ту часть украинцев, которые не говорят на украинском языке, но тоже хотели бы в этом участвовать?

– На самом деле, нет никаких украинцев, которые не владеют украинским. Я не говорю о том, что нам необходимо всем срочно перейти на украинский язык, хотя это мнение сейчас становится все более популярным, но любой украинец украинский язык прекрасно понимает и может на нем общаться.

– На бытовом уровне говорить, наверное, могут почти все, но тут речь идет о специализированных терминах, о сложных вещах, о военном деле, это не так просто – взять и сразу выучить все это именно на украинском языке.

– Нет, я не вижу здесь проблемы. Это же вопрос культуры – "чем больше языков мы знаем, тем больше мы люди", так ведь говорят? С этой точки зрения это, может быть, и вопрос воспитания тех граждан, которые, живя на Украине, все еще не знают украинского.

– Расскажите для наших слушателей, которые не знают украинского, что означает название ваших курсов?

– "Вышкил" – это такой устоявшийся термин по военной подготовке. Я не знаю точного его перевода на русский. Военная подготовка как она есть.

– Таким словом часто называют свои военные лагеря украинские националисты (хотя и не только они), которые проводят и проводили "вышкилы" еще задолго до Майдана. Возникают ассоциации, "вышкил" – это какие-то люди в масках, которые собрались в лесу под Львовом… Это вас не смущает?

Шествие украинских националистов в Киеве, 1 января 2015 года

Шествие украинских националистов в Киеве, 1 января 2015 года

– Нет, меня это не смущает. Вышкил – это просто тренировка. Люди, которые делали это до Майдана, украинские радикалы, просто использовали это слово как наиболее адекватное описание того, чем они занимаются. Вы имеете в виду, что меня должна смущать апелляция к украинским радикалам?

– Да, эта апелляция вас не смущает?

– Нет. Я думаю, что украинский радикализм не носит какой-то излишней, критично-агрессивной формы. Я достаточно спокойно к этому отношусь, хотя сам не являюсь радикальным последователем украинского национализма. Главная задача украинского общества сейчас – интеграция в мировое сообщество, а радикальный национализм здесь может больше мешать, чем помогать.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG