Ссылки для упрощенного доступа

"Планетоград" гасит звезды


Самый большой в Европе 26-дюймовый телескоп-рефрактор в здании Пулковской обсерватории

Самый большой в Европе 26-дюймовый телескоп-рефрактор в здании Пулковской обсерватории

История борьбы за сохранение Пулковской обсерватории в Петербурге, возможно, подходит к финалу. Застройщик уже объявил о старте продаж квартир в будущем жилом комплексе "Планетоград", который хотят возвести в защитной зоне обсерватории, существующей с XIX века. Застройка повлечет фоновую засветку неба, из-за которой наблюдать тусклые звезды будет уже невозможно.

Запрет на строительство в радиусе трех километров от Пулковской обсерватории появился одновременно с ней самой, основанной Николаем I в 1839 году. Советская власть тоже соблюдала царский указ, повторенный указом Совнаркома от 11 марта 1945 года, а после распада СССР – распоряжением Комитета по градостроительству от 20 декабря 1996 года. И только Валентина Матвиенко в бытность свою губернатором нарушила все запреты и позволила распродать 90% земель защитной зоны, хотя законность этих сделок до сих пор подвергается сомнению. Уже сейчас работе астрономов ощутимо мешает недавно возведенный Конгрессно-выставочный центр "Экспофорум", а если будет построен жилой комплекс "Планетоград", рассчитанный на полтора миллиона квадратных метров жилья, то вместе с платной скоростной автодорогой Петербург – Москва, освещаемой по ночам, он может поставить крест на астрономических наблюдениях, ведущихся более полутора веков.

Запрет на строительство в радиусе трех километров от Пулковской обсерватории появился одновременно с ней самой

В 2016 году петербургские депутаты приняли закон, согласно которому строительство в защитной зоне Пулковской обсерватории невозможно без согласования с учеными. Предполагалось, что это спасет стремительно ухудшающийся астроклимат вокруг обсерватории. Однако новый директор учреждения Назар Исханов согласовал строительство первой очереди жилого комплекса "Планетоград" в обход ученого совета. Теперь инициативная группа защитников обсерватории собирается оспорить это согласование в суде.

О защите Пулковской обсерватории мы говорим с уволенным этой осенью старшим научным сотрудником лаборатории наблюдательной астрономии этой обсерватории Маркияном Чубеем и инженером лаборатории астрометрии и звездной астрономии, экспертом астроклиматической группы обсерватории по градостроительству Александром Шумиловым.

– Александр, за что вы боретесь и почему?

– Мы сохраняем наследие, доставшееся нам от разумных предков. Это удивительно, но было всего две астрометрических обсерватории – космических, спутниковых: 20 лет назад спутник HIPPARCOS летал, и сейчас летает Gaia. Всей наземной астрометрии прочили скорый конец. Но HIPPARCOS отлетал, и выяснилось, что наземная астрометрия стала только лучше, появился очень хороший каталог, относительно которого с Земли стали проводить прекрасные измерения. Одно другое не заменило, а дополнило.

Мы сохраняем наследие, доставшееся нам от разумных предков

А спутник Gaia тоже сейчас должен совершить определенный цивилизационный прорыв – и у нас есть телескопы, которые занимаются сопровождением миссии Gaia. Один из них, большой рефрактор, в частности, снимает двойные звезды, и в 2016 году он вышел на первое место в мире по этим наблюдениям, обогнав своего американского конкурента – телескоп морской обсерватории США. И когда Gaia отлетает, наземная астрометрия тоже совершит определенный виток.

Все космические темы довольно дороги – их приходится делать в международном сотрудничестве, задействуя ресурсы множества стран. Бывает, что ракеты взрываются на старте. А наземные телескопы еще ни разу не взрывались – у нас принципиально более дешевая наука, и ее гораздо проще сохранить, это финансово эффективная отрасль. Наш замечательный большой рефрактор делает 5 тысяч наблюдений в год и при этом стоит бюджету только тех денег, которые платятся за электричество, – около 13 тысяч рублей в год, а все техническое обслуживание мы делаем с собственных грантов, то есть по эффективности этому прибору нет аналогов в мировой практике.

Если сейчас вся эта история со стройкой, которая стремительно набирает обороты, приведет к ликвидации пулковских наблюдений, то мы лишимся этого инструмента. Поэтому мы так отчаянно боремся – мы не можем оставить страну без такого результативного в своем узком, но важном деле инструмента. Ведь астрометрия – это тот раздел астрономии, который имеет прямые приложения на земле – в навигации те же GPS и ГЛОНАСС пользуются астрометрическими результатами.

– А почему могут прекратиться эти наблюдения?

Все космические темы довольно дороги

– Существуют определенные требования к астроклимату. Он бывает разный: не обязательно выносить телескоп куда-то в Приэльбрусье, чтобы он давал качественную продукцию. Там идеальные условия для наблюдений в космосе, но для некоторых видов наблюдений идеальные условия не обязательны, чем мы и пользуемся. Наша наука называется "позиционная астрономия", мы можем наблюдать даже рядом с таким мегаполисом, как Петербург – с одним существенным но: рядом с телескопом ничего быть не должно. Нам нужно три километра свободного пространства, где хозяйственная деятельность определенным образом ограничена: в нем не должно быть крупной застройки, крупных источников тепловыделения, света, фонарей, радиопомех, больших сейсмических шумов.

Большой рефрактор у нас не единственный, есть еще очень хороший метровый телескоп "Сатурн", обзорные телескопы. Но вся их деятельность может прекратиться, поскольку защитную парковую зону вокруг обсерватории начинают неконтролируемо застраивать, используя подлые административные приемы. У нас есть определенные регламенты, которые не должны были позволить убить наши наблюдения, но наши оппоненты из строительной отрасли нашли способ, как их обойти.

– Не без помощи руководства обсерватории?

Существуют определенные требования к астроклимату

– Совершенно верно. Острая фаза скандала началась перед Новым годом, когда после запроса депутата Максима Резника выяснилось, что вновь избранный директор обсерватории Назар Робертович Исханов в обход всех трех регламентов, принятых во избежание подобной ситуации, согласовал строителям первую очередь жилого комплекса "Планетоград" – всего в 800 метрах к югу от нашего замечательного большого рефрактора.

Мы об этом долго не знали – на следующий день после того, как письмо с его согласованием было отправлено, 25 октября 2016 года была собрана наша астроклиматическая группа, созданная для научной оценки вреда от потенциальной застройки, но ее никто не предупредил, что вопрос, по которому она собралась, уже решен без нее. И потом еще два месяца мы недоумевали: как же так, мы дали резко отрицательный отзыв на проектную документацию, которая, на наш взгляд, не соответствует ни одному требованию обсерватории, а застройщик рапортует, что он получил разрешение и приступает к стройке. И только перед Новым годом мы получили "подарок" в виде раскрытых карт. Оказывается, застройщик получил разрешение напрямую от директора.

– Маркиян Семенович, как вы считаете, не лежит ли известная часть вины в этой ситуации на строителях – компаниях Setl Group и "Моргал Инвестментс".

– Компании, если они хотят быть образцом нравственности, обязаны досконально проверить, существуют ли подобные регламенты, а они сейчас будут кивать, как простачки: мол, у нас есть согласование. И хотя оно явно получено с нарушениями, строителей это не смущает, для них это основание делать то, что они хотят, а о нравственности и чести речь вообще не идет.

Разве вокруг города мало мест для строительства – зачем же строить под боком у обсерватории заведомо во вред науке?

Но у всего этого есть еще цивилизационный аспект – ведь эти богатеи не унесут с собой на тот свет ни своих богатств, ни чего-либо другого! Разве вокруг города мало мест для строительства – зачем же строить под боком у обсерватории заведомо во вред науке?

– Ну, хорошо, это строители, главное для которых, судя по всему, прибыль. А вот руководство обсерватории, с вашей точки зрения, достаточно заботится о благе науки?

Маркиян Чубей

Маркиян Чубей

– Я почти 20 лет занимаюсь вторым проектом космической обсерватории. В советское время у первого проекта уже был статус "Эскиз", уже были организации, принявшие заказ на изготовление инструментов, уже начались математические расчеты, но в 1991 году все прекратилось.

После долгого периода выживания работа началась снова, и меня пригласили в группу, которая начала разрабатывать второй проект – проект Межпланетной солнечной стереоскопической обсерватории. Эта обсерватория должна была дать весьма актуальный материал наблюдений солнца превосходного качества. Космические аппараты должны были расположиться в так называемых круговых точках Лагранжа. Главное свойство проекта состоит в том, что если вы поставите аппаратуру с идентичным оборудованием в две точки Лагранжа, то сможете вести стереонаблюдение – так работают наши глаза, это качественно другие условия для наблюдения, изображение получается трехмерным. Не менее важно и то, что такая Обсерватория видит более 80% поверхности Солнца одновременно.

– Вам удалось реализовать этот проект?

Сейчас вокруг проблемы сохранения обсерватории началось движение

– Второй проект в двух вариантах – "солнечный" и "звездный" – разработан на стадии научного определения, и сейчас есть возможность реализовать любой из вариантов в международном формате. Я уже получил приглашение от европейских и американских ученых. Проект "звездный" руководимой мною группой ученых и инженеров доведен до законченного состояния, но чтобы развивать его дальше, нам нужно вывести разработку на стадию НИОКР (научное исследование и опытно-конструкторская разработка) и получить правительственную поддержку. А это другое финансирование, другой состав исполнителей, другие планирование и логистика, высший уровень ответственности на всех стадиях процесса создания космических аппаратов.

– Вы обращались с этими предложениями к своему руководству?

– К сожалению, наше руководство их не поддержало, считая исключительно дорогими. Но реализация "звездного" проекта вывела бы обсерваторию на совершенно другой уровень состояния исследований. Научное сопровождение такого проекта достойно обсерватории, которая в прошлом всегда стояла на острие проблем. Она достойна того, чтобы получить такую программу в кооперации с предприятиями космической отрасли. Имея источником кадров такой город, как Петербург, при правильной логистике и честном отношении к делу и обоснованном финансировании проект, безусловно, возможно реализовать, а тем более в режиме международной кооперации.

– А если вернуться к проблеме застройки парковой зоны обсерватории, то какие у вас претензии к руководству?

В свое время обсерватория была создана как научный центр очень высокого уровня, и она может продолжить эту традицию

– Сейчас вокруг проблемы сохранения обсерватории началось движение – по всей вероятности, его поддержит и коллектив. Скоро будет общее собрание коллектива Пулковской обсерватории, и уже поставлен вопрос о недоверии к ее руководству. Что же касается застройки, то здесь я вижу материал для работы Следственного комитета. Надо честно во всем разобраться и перевести весь комплекс обсерватории с окружающим парком в режим заказника, где запрещено строительство, где ведется дендрологический анализ состава растений и надлежащий уход за парком. Если там возникнет массив зданий, то от них в пространство будет выбрасываться колоссальная тепловая энергия и воздушные потоки, и все это будет очень плохо.

В свое время обсерватория была создана как научный центр очень высокого уровня, и она может продолжить эту традицию. Она может стать центром воспитания молодого поколения – у нас всегда была большая аспирантура. После войны, несмотря на крайне тяжелое положение, коллектив сумел сплотиться и создать новую астрофизическую обсерваторию с 6-метровым телескопом и 600-метровым радиотелескопом. Если тут начнется стройка, возможности этого места будут сильно ограничены. Здесь ведь развивалась не только астрономия, но и другие науки, и сейчас это место нужно преобразовать, чтобы оно на долгие века оставалось центром культуры, образования и обучения, символом авторитета науки в мире и ее развития в России.

– Александр, вы занимаетесь непосредственно вопросами застройки – если под боком у обсерватории все же возникнет этот гигантский жилой район, каковы будут последствия?

Директор обсерватории в обход всех трех регламентов согласовал строителям первую очередь жилого комплекса "Планетоград"

– Сам "Планетоград", согласно проекту, достаточно велик, но ведь там еще добавятся участки, которые находят у других компаний. Многие интересанты попытаются воспользоваться эффектом "Экспофорума", который вырос в полутора километрах от нас. Я, в отличие от Маркияна Семеновича, мыслю более приземленно. У меня как у строителя есть определенный опыт общения с нашим строительным сообществом, и я давно понял, что говорить с ними о каких-то моральных принципах бесполезно, для них существует только одно – прибыль и сверхприбыль. А там предполагается именно сверхприбыль: в середине 2000-х годов земля вокруг обсерватории приватизировалась с большими обременениями – ведь рядом аэропорт, радар, обсерватория – то есть эта земля была дешевой. И если сейчас эти обременения с земли снять с помощью разных махинаций, то строить на ней очень выгодно. За такую прибыль, как известно, капитал пойдет на любые преступления, и если жестко не ограничить девелоперов, то говорить с ними о морали и ущербе для науки совершенно бесполезно.

Александр Шумилов

Александр Шумилов

Что касается проекта "Планетоград", то у него как минимум очень плохое название – какие планеты, когда проект призван загубить обсерваторию, резать по ней ножом? Это такой маркетинговый экстремизм. "Планетоград" рассчитан на 100 тысяч населения – это маниловщина и подлость по отношению к тем, кто там уже живет. Пулковское шоссе такой не выдержит нагрузки, особенно если "Планетоград" будет пилотным проектом, за которым потянутся другие. Дублирующее шоссе построить невозможно: с одной стороны аэропорт, с другой строится платная трасса Петербург – Москва М11. Останется одно Пулковское шоссе, оно уже сейчас страдает от пробок, а что будет после появления "Планетограда", даже не хочется думать. Пострадает не только обсерватория. Ведь когда начинались крупные строительные проекты на Парнасе, в Девяткино, в Кудрово, специалисты уже тогда видели, что создается гетто, что это градостроительное преступление, и здесь происходит то же самое.

– И специалистов не слушают, потому что хотят сорвать сиюминутную прибыль?

У проекта "Планетоград" очень плохое название – какие планеты, когда проект призван загубить обсерваторию?

– Во многом это инерционный процесс: грузовой поезд, запущенный предыдущими властями, так просто не остановишь. Сейчас говорят: мы больше не будем строить в пригородах 25-этажные монстры, не будет сверхплотной застройки, но создание неблагоприятной среды не остановить в один день. И это место на карте города тоже может стать неблагоприятным – из-за плохой транспортной доступности, плохого инженерного обеспечения, очень плохой экологической ситуации. Ведь тут рядом Волхонская свалка, и на ее полную рекультивацию уйдет не меньше 15 лет. Тут лежит 50 миллионов тонн мусора, и сколько грунта на них ни насыпай, они все равно прорвутся газами. Аэропорт тоже не способствует тишине и спокойной жизни тех сотен тысяч людей, которых хотя поместить на эту не такую уж большую площадь.

Три тысячи гектаров не спасут город. Петербург в основном сейчас прирастает восточными районами, и когда говорят, что у нас дилемма: строить здесь или нигде – это вранье. У нас проектов планировки территорий утверждено на 60 миллионов квадратных метров жилья, наш строительный комплекс будет это переваривать 25 лет – зачем же обязательно строить в этом месте, столь неудачном по сочетанию стольких факторов? А если добавить к этому гибель обсерватории, жемчужины нашей науки, то решение просто очевидно.

– Ваша инициативная группа собирается подавать в суд – на кого?

Наш противник силен – за ним не очень много правды, зато очень много денег

– Это ответственный момент, мы стараемся очень внимательно подойти к вопросу. В первый день мы не побежали в суд, но сейчас иск уже готов, прорабатываются юридические нюансы. Наш противник силен – за ним не очень много правды, зато очень много денег, и на хороших юристов – в том числе. Конечно, сначала мы будем оспаривать действия директора, грубо нарушившего регламент, а дальнейшие действия будут зависеть от этого первого шага.

– Маркиян Семенович, как вы считаете, поможет ли обращение в суд?

– Ну, во-первых, еще предстоит расследование всех тонкостей, и сам иск должны подать следственные органы, а не только протестующая общественность. Я полностью согласен с Александром Александровичем, что строительство здесь надолго все затормозит. А чтобы наука развивалась, у нас должна быть спокойная и притягательная обстановка. Сейчас на развитие обсерватории выделяются очень небольшие средства – я даже не могу понять, почему так происходит.

– То есть стройка – это не единственная проблема: в целом не обращается должного внимания на развитие науки?

– Да. У нас есть центр "Сколково", куда вкладываются огромные средства, где реализуются долговременные инновационные проекты, но все это вызывает немалую критику со стороны ученых. Теперь считается, что поддержка других традиционных научных центров больше не нужна, что они свое отжили, но это не так!

– А может, и правда, Пулковская обсерватория больше не нужна?

Есть объекты, которые невозможно долго наблюдать космическими методами

– Нет! Есть такие объекты, которые невозможно долго наблюдать космическими методами. Это, например, двойные звезды, объекты геостационарной орбиты, космический мусор и другие объекты. Обсерватория ведет наблюдения параллаксов и двойных звезд, продолжая наблюдения, начатые еще Василием Яковлевичем Струве, который оставил каталог более двух тысяч двойных звезд, так что у нее большие перспективы. Если обсерватория защитит себя и получит хорошую программу космических исследований, она может очень сильно укрепить свой научный авторитет и дать такие результаты, что мысли о том, чтобы ее закрыть и превратить в музей, покажутся смехотворными.

– Александр, я знаю, что вам поступают угрозы от строителей.

– Они пошли ва-банк. Мы стараемся донести правдивую информацию о "Планетограде" – в том числе и до дольщиков.

– Вы же повесили у себя на страничке коллаж, использовав рекламный баннер о продаже квартир в "Планетограде"?

– Это была гипербола, художественное преувеличение. Мы там обыграли все "прелести" места – и свалку, и радары аэропорта, ничего не утаив. Они оценили свой ущерб от нашего коллажа в пять миллионов рублей.

– Он уже подали в суд?

– У нас к ним очень серьезные претензии: они получили доступ к персональным данным наших активистов – я полагаю, незаконным путем. Официальной организации у нас нет, но они требуют закрыть нашу группу во "ВКонтакте", угрожая судом двум людям. Непонятно, почему они обвиняют именно их, ведь они сами вводят в заблуждение своих дольщиков. Мы как минимум будем подавать встречный иск на неправомерное использование персональных данных.

– А как быть с использованием их баннера?

Мы стараемся донести правдивую информацию о "Планетограде" – в том числе и до дольщиков

– Гражданский кодекс РФ разрешает шаржирование изображений без уведомления правообладателя. Но если уж говорить о юридических нюансах, то баннер был выложен "ВКонтакте", а по пользовательскому соглашению, все выложенное в этой сети является свободно используемым контентом, – отметил в интервью Радио Свобода эксперт астроклиматической группы Пулковской обсерватории по градостроительству Александр Шумилов.

Девелоперы Setl City требуют закрыть группу "Сохраним Пулковскую обсерваторию", они же грозятся подать иск о защите авторских прав к активистам, выступающим против возведения жилья рядом с обсерваторией. Активисты уже подготовили свой иск, оспаривающий законность согласования стройки. Таким образом, предстоят суды. А стройка вот-вот начнется, несмотря на сопротивление ученых и даже вопреки требованиям службы организации воздушного движения, полагающей, что будущий "Планетоград" угрожает не только астрономам, но и безопасности полетов.

Уже после разговора с астрономами Маркияном Чубеем и Александром Шумиловым нам удалось получить комментарий пресс-секретаря Setl Group Инги Ярош. Оказалось, что строители знают о проблемах астрономов.

– Мы – строительная компания, руководствуемся законодательством, строительными регламентами. Над подготовкой проекта мы работаем с 2014 года. По закону строительство в трехкилометровой зоне вокруг обсерватории может вестись только при условии согласования с обсерваторией. Мы соблюли это условие, разрешение обсерватории получено. Это был долгий процесс, обсуждение, нам выдвинули много требований, и мы их выполнили.

Уничтожение обсерватории, наверное, произошло намного раньше, когда город стал разрастаться в эту сторону

Мы не специалисты в области астрономии, но мы неоднократно слышали о плохом астроклимате из-за городской засветки, однако условия ухудшились еще до нашего проекта. Мы это понимаем. Мы также знаем, что в последнее время все громче звучат идеи о том, что нужно формировать сторонние площадки для наблюдений, чтобы обсерватория продолжала работать, но пользовалась данными телескопов, расположенных в лучших местах, где нет такой засветки.

– Значит, вы понимаете, что стройка – это уничтожение обсерватории?

– Уничтожение, наверное, произошло намного раньше, когда город стал разрастаться в эту сторону и появились те проекты, которые там уже реализованы, – подчеркивает пресс-секретарь Setl Group Инга Ярош.

После этого разговора произошли важные события. Сотрудники Пулковской обсерватории на профсоюзном собрании объявили своему директору Назару Ихсанову вотум недоверия. Итоги голосования были направлены в Федеральное агентство научных организаций и Российскую академию наук (ФАНО). Причиной такого шага явилось не только согласование строительства первой очереди "Планетограда" в обход ученого совета, но и начавшиеся осенью прошлого года увольнения сотрудников обсерватории, в том числе молодых и перспективных. Собрание потребовало отправить Назара Ихсанова в отставку. ФАНО обязано ответить на обращение в течение 30 дней с момента его поступления.

А пока ФАНО направило директору Пулковской обсерватории Назару Ихсанову письмо о том, что согласование разрешения на строительство в защитной зоне обсерватории надо отозвать – до тех пор, пока этот вопрос не будет решен специальной рабочей группой.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG