Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Режиссера дела ЮКОСа» не взяли на новую работу


Адвокаты Михаила Ходорковского пока никак не комментируют отставку Салавата Каримова

Адвокаты Михаила Ходорковского пока никак не комментируют отставку Салавата Каримова

Старший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Салават Каримов, руководивший расследованием двух уголовных дел против Михаила Ходорковского, подал в отставку. Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин не взял господина Каримова на работу в свое ведомство.


Комментируя информацию о том, что в cледственный комитет не был назначен Салават Каримов, ставший известным после дела, возбужденного в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, Леонид Никитинский сказал: «Хотел бы думать, что моя собственная публикация в "Новой газете" (там в двух номерах рассказывалось о проделках Салавата Каримова в Уфе, где за ним тянется несколько таких достаточно некрасивых хвостов) если не повлияла на этот момент, то, во всяком случае, кто-то ее использовал как предлог. Может быть, это какую-то роль и сыграло. Потому что этому новому cледственному комитету хочется предстать как бы таким белым и пушистым. Вот мы начинаем с чистого листа, мы не берем каких-то одиозных фигур и так далее. На самом деле, я не думаю, что что-то практически сильно изменится. Я еще раз повторяю, основа лечения сегодняшней ситуации, а ситуация чудовищная, - это создание эффективной независимой судебной власти. Если она будет, то совершенно все равно как это будет называться - cледственный комитет или по-другому. Если ее нет - нет правосудия».


Адвокаты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в отставку Салавата Каримова, которого журналисты прозвали «режиссером дела ЮКОСа», не комментируют. «Эти перестановки для нас не имеют значения. Следствие закончилось, и гадать относительно резонов, по которым Каримова отказались включить в следственный комитет, у нас нет желания», - сказала в интервью Радио Свобода адвокат Платона Лебедева Елена Липцер.


Учреждение следственного комитета при Генеральной прокуратуре России породило множество споров. Одни считают фактический вывод следствия из-под контроля прокуроров необходимой и единственно действенной мерой для создания независимого, объективного и беспристрастного следствия. Другие, как, например, заместитель главы думского Комитета по безопасности, бывший помощник Генерального прокурора СССР Виктор Илюхин, считают создание комитета стратегической ошибкой.


«Созданием следственного комитета была разрушена целостность, самостоятельность и единство Генеральной прокуратуры. Надо сказать, что вероломно была нарушена статья 129 Конституции Российской Федерации, которая предусматривала как раз эти принципы создания прокуратуры, формирование прокуратуры, как единого органа. Это один момент. Второй момент. Самое главное, самое страшное из того что произошло - у прокурора отобрали право отмены незаконных решений, которые принимаются на стадии предварительного расследования. Я считаю, что это стратегическая ошибка, не только правовая, но и стратегическая ошибка. Она и политическая ошибка, потому что урезание функций прокурорского надзора - это удар по обеспечению гарантий прав законопослушных граждан», - считает Виктор Илюхин.


По мнению обозревателя «Новой газеты», старшины Гильдии судебных репортеров Леонида Никитинского, сам по себе факт лишения прокуроров части надзорных функций не является решающим. В конце концов, есть суд. Другой вопрос - насколько независима сама судебная система в России: «Если рассуждать формально, то при наличии эффективного судебного контроля, скажем, за осуществлением мер пресечения, тогда бы ничего страшного не было. Какая разница, как этот человек называется – “ прокурор ” или “ следователь ” . Но поскольку такого контроля де-факто не существует, например, согласие на заключение под стражу дается в судах практически автоматом, то получается, что следователь действительно всемогущая фигура. Следствие приобретает инквизиционный характер де-факто, то есть один и тот же человек фактически и расследует, и выносит приговор, и добывает доказательства и так далее. Вот это теперь называется следствие.


Это вписывается в логику построения вертикали, с одной стороны. А с другой стороны, есть аппаратная интрига в том, чтобы этот комитет возглавил некий свой человек. Есть еще масса таких нюансов. Можно говорить о том, что именно следственный комитет может возбуждать, например, дела в отношении бывшего президента, там это прописано, но это уже не важно».


XS
SM
MD
LG