Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт: население забирает вклады от незнания


Согласно заявлениям финансовых властей, отток частных вкладов из банковской системы России в сентябре составил один процент от их общей суммы. В октябре, по предварительным оценкам, он достиг шести процентов. Таким образом, только за два месяца осени банки недосчитались почти 500 миллиардов рублей. О том, что заставляет население забирать свои деньги со счетов, Радио Свобода рассказал первый вице-президент Ассоциации региональных банков, бывший заместитель председателя Центрального банка России Александр Хандруев:



— Такому, я бы сказал, нерациональному поведению вкладчиков есть вполне рациональные объяснения. Во-первых, это усиление девальвационных ожиданий. Предпочтение отдается больше иностранной валюте, поскольку ожидается обесценивание рубля, и часть вкладчиков снимают деньги с рублевых вкладов и идут менять их на наличные доллары. Безналичным путем большая часть населения этого делать не умеет. Во-вторых, сказалось общее недоверие к банкам. Происходит не только отток средств из малых и средних банков в банки с участием государства или иностранного капитала, но и общий вывод денег из банковской системы. Третий очень существенный фактор — практически никто из вкладчиков не имеет полной информации о том, что вклады до 700 тысяч рублей защищены. Немало случаев, когда люди, имеющие очень небольшие суммы, из боязни потерять деньги снимают их с вкладов и держат уже в наличной форме под подушкой.


— Создает ли такой отток вкладов угрозу для банковской системы страны в целом?


— Сейчас пока нет оснований полагать, что ситуация принимает какие-то кризисные формы, я имею в виду, бегство вкладчиков из банков. Но, тем не менее, здесь есть, над чем задуматься. Думаю, самим банкам надо принять определенные меры по усилению привлекательности вкладов. Не только за счет повышения процентных ставок (это вводит банк в дополнительные затраты, но, как правило, не успокаивает вкладчиков), но и за счет создания таких форм защиты интересов вкладчиков, чтобы у них была уверенность в том, что банк стабильно функционирует, и они не ставили его устойчивость под сомнение.


— По официальным оценкам, пик оттока вкладов в России уже пройден. В ноябре он будет нулевым, а в декабре, как ожидается, вновь возобновится их приток. Вы согласны с такими прогнозами?


— Я не разделяю такой оптимизм, поскольку к концу года традиционно увеличиваются расходы населения. А в России значительная часть покупок делается в наличной форме, хотя и в последние годы платежные карты получают все большее распространение. Поэтому до конца года вряд ли можно ожидать притока вкладов населения в коммерческие банки. Это первое. Второе, очень важно иметь в виду, что спад экономической активности налицо. Поэтому у людей, которые теряют работу или часть заработной платы, или должны отдавать кредиты, уже не будет свободных средств, которые они могли бы размещать в коммерческих банках. Поэтому, я думаю, что в ближайшей перспективе динамика привлечения вкладов будет очень низкой, если не нулевой. Дай бог, чтобы не было отрицательной.


— А ближайшая перспектива, это cколько?


— Давайте не будем далеко заглядывать. Возьмем ближайшие три-шесть месяцев.


— Одной из причин увеличения оттока вкладов из банков стало ожидание населением девальвации рубля, которую Центральный банк в мягкой форме уже проводит. Что вы думаете о таком изменении его политики?


— Политика Центрального банка в отношении обменного курса вполне рациональна. Банк России стоит перед дилеммой: либо держать курс, но терять резервы, либо все-таки сохранять резервы, но допускать большую волатильность курса. Проблема заключается в том, что политика Банка России должна быть прозрачной, предсказуемой. В этом смысле очень существенное значение имеет информирование общественности о структуре резервов, о состоянии резервов, о действиях Банка России в области политики обменного курса. Например, когда руководство Банка России объявило «мягкую девальвацию», население поначалу не поверило, что очень мягкая девальвация. Потому что само слово «девальвация» у населения вызывает испуг, это, мол, нарушение, ухудшение и прочее и прочее.


Очень важно, чтобы население, точнее, агенты рынка спокойно относились к режиму плавающего курса. Да, мы сейчас не готовы перейти к свободному плаванию. У нас управляемое плавание, но управляемое плавание в более широком диапазоне. Потому что экономическая ситуация в стране характеризуется, мягко говоря, неопределенностью, а в общем, ухудшением. В этих условиях большая гибкость курса — это повышение устойчивости экономики, в частности, экспортного сектора. Мы же знаем, что снижение цен на нефть, энергоносители, на сырьевые товары больно ударило прежде всего по экспортерам. Девальвация рубля, мягкая девальвация рубля — это определенная компенсация за потерю экспортной прибыли.


— Насколько может быть девальвирован рубль по отношению к ведущим мировым валютам к концу года?


— Если хочешь насмешить Господа Бога, составь прогноз о валютном курсе. К счастью, валютные спекулянты не будут ориентироваться на то, что я скажу, но, на мой взгляд, до конца года Банк России если и будет обесценивать рубль, то темпами не больше 1-2 процентов в месяц.


XS
SM
MD
LG