24 июля 2016

    Расследования

    "Русский мир", бессмысленный и беспощадный

    Идеология "крестового" российского похода

    Сторонники правых партий Украины протестуют против визита Патриарха Кирилла в Киев в июле 2010 г.
    Сторонники правых партий Украины протестуют против визита Патриарха Кирилла в Киев в июле 2010 г.

    2014-й для одной части российского общества стал годом триумфа "пробудившейся" и "восставшей против Запада" империи. Для другой его части – годом великого позора государства, предательски напавшего на соседа, угрожающего миру ядерным оружием, фактически развязавшего гражданскую войну на чужой территории и "холодную войну" против инакомыслящих граждан – на собственной.

    В качестве главного девиза этого нового "крестового похода" против самого близкого по крови соседа и поддержавшего этого соседа западного мира выбрана извлеченная из исторического чулана идея "Русского мира".

    В марте 2005 года в Москве в своей квартире был арестован полковник Главного разведуправления Генштаба Вооруженных Сил РФ Владимир Квачков. Ему вменялась организация покушения на жизнь Анатолия Чубайса – одного из главных авторов экономических реформ в России в начале 1990-х годов. На загородном шоссе средь бела дня на пути автомобиля Чубайса взорвалась бомба. В инциденте никто не пострадал. Бронированный лимузин Чубайса выдержал взрыв.

    Сам факт ареста полковника ГРУ по такому обвинению стал сенсацией. Однако еще более сенсационными оказались политические заявления, которые он сделал в интервью газете "Завтра", опубликованном под заголовком "Национальное восстание – да!"

    По его мнению, власть в России захватили агенты "мировой закулисы", в число которых входят Горбачев, Ельцин и Путин. Либеральная пресса изображала Квачкова городским сумасшедшим. Но оставалось непонятным, как при таких "психических отклонениях" он мог с 1994 года служить в ГРУ, а затем в качестве научного сотрудника, кандидата военных наук – в новообразованном Центре военнно-стратегических исследований Генштаба.

    Дважды суд выносил по его делу оправдательный приговор. Однако в декабре 2010 года, на следующий день после второго оправдания Квачкова арестовали по новому обвинению – в организации вооруженного мятежа.

    По версии расследовавшей дело ФСБ, полковник создал разветвленную, хорошо законспирированную организацию, которая должна была захватить власть в стране. На этот раз его приговорили к 13 годам в колонии строгого режима. Верховный суд сократил срок до 8 лет. В колонии из-под пера Квачкова вышли книги "Кто правит Россией?" и "Кому править Россией?"

    Владимир Квачков в ходе "русского марша" в Москве 4 ноября 2010 г.Владимир Квачков в ходе "русского марша" в Москве 4 ноября 2010 г.
    x
    Владимир Квачков в ходе "русского марша" в Москве 4 ноября 2010 г.
    Владимир Квачков в ходе "русского марша" в Москве 4 ноября 2010 г.

    Собственно, никакой тайны из своей организации Квачков не делал. Он объявил о ее создании в ноябре 2010 года на пресс-конференции. Называлась она "Народное ополчение имени Минина и Пожарского" – лидеров русского освободительного движения XVII века, которое положило конец Смуте и возвело на престол царя из династии Романовых. В организацию вошли представители Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), Левого фронта, Русского имперского движения, Русского общенационального союза, Союза офицеров и Военно-державного союза России.

    10 миллионов, которые не достались никому

    Для профессиональных военных горбачевская перестройка и последовавший за ней распад СССР оказались тяжелой травмой. Политика разоружения, упразднение Организации Варшавского договора и "бархатные" революции в Центральной и Восточной Европе повлекли за собой вывод советских войск из этих стран, а затем, после развала Советского Союза, и из стран Балтии. В России с ее полуразрушенной экономикой размещать их было негде. Для солдат не было казарм, для офицеров и их семей – квартир, для военной техники – оборудованных баз. Армия лишилась своего традиционного противника и не понимала, с кем она теперь должна воевать и нужна ли она государству вообще. Правительство использовало войска для пресечения внутренних беспорядков, да еще, зачастую, выгораживая себя, обвиняло их в превышении полномочий. В итоге общество начало видеть в армии не защитницу от внешней угрозы, а инструмент государственного насилия.

    В поисках виновника своих бед многие военные, подобно Квачкову, уверовали в заговор "мировой закулисы". Квинтэссенцией этих умонастроений стала брошюра "Мертвая вода", изданная анонимно в 1992 году, как позже выяснилось, группой преподавателей военно-морских вузов Петербурга. Мертвая вода – артефакт русских сказок. Чтобы оживить убитого героя – в данном случае Россию – нужно сначала обработать смертельные раны мертвой водой, а для воскрешения использовать живую. Лидером группы был генерал-майор военно-космических сил Константин Петров – в прошлом один из руководителей космодрома Байконур, Центра управления космическими полетами, затем Военно-космической академии имени Можайского, один из "отцов" советского космического челнока "Буран".

    Любопытно, что в ноябре 1995 года Госдума провела публичные слушания концепции "общественной безопасности", разработанной авторами "Мертвой воды".

    В кремлевских кабинетах тем временем озаботились поиском русской национальной идеи. Борис Ельцин неожиданно заговорил о ней сразу после победы на выборах 1996 года на приеме в честь сотрудников своего предвыборного штаба. По горячим следам правительственная "Российская газета" предложила 10 миллионов рублей читателю, который напишет лучший очерк на эту тему. Из затеи ничего не вышло. За неимением достойных работ "Российская газета", в конце концов, проект свернула, да и Ельцину скоро стало не до него. 

    И все же "национальная идея" себя обнаружила. Причем совершенно бесплатно.

    Тамплиеры пятого разряда

    Евразийство как "особый путь" России, самостоятельной цивилизации, занимающей уникальное место на стыке Европы и Азии, – это давний русский концепт, родившийся в 1920-е годы в эмиграции, на руинах Российской империи. Его также связывают с именем этнографа и историка Льва Гумилева. Согласно разработанной им пассионарной теории этногенеза, которую многие считают лженаучной, никакого татаро-монгольского ига на Руси не было, а был союз Руси и Орды против общего врага – Запада. В 1970-е годы вокруг Гумилева сформировалась группа учеников и последователей. В нее входил, в частности, философ Юрий Бородай, который в 1994 году, уже после смерти учителя, сформулировал концепцию воссоединения империи. Его главной движущей силой должны были стать русские, оказавшиеся волею исторических судеб за пределами России. Причем "опорный стержень" объединения философ обозначал так: "без Белоруссии, Восточной Украины и Новороссии, без Крыма и русской части Казахстана России не жить". (Эту программу сегодня реализует на практике его сын Александр Бородай, до августа 2014 года председатель Совета министров самопровозглашенной Донецкой Народной Республики на востоке Украины, ныне – заместитель предсовмина ДНР).

    Вождем неоевразийства стал Александр Дугин. Его жизненный путь причудлив, но по-своему закономерен. Родился в 1962 году в семье генерала ГРУ (военная разведка). Отчислен со второго курса Московского авиационного института (недоброжелатели говорят – за неуспеваемость, сам он утверждает – за антисоветскую деятельность).

    Александр Дугин на шествии в поддержку украинского сепаратизма, Москва, 11 июня 2014Александр Дугин на шествии в поддержку украинского сепаратизма, Москва, 11 июня 2014
    x
    Александр Дугин на шествии в поддержку украинского сепаратизма, Москва, 11 июня 2014
    Александр Дугин на шествии в поддержку украинского сепаратизма, Москва, 11 июня 2014

    В 1980 году юный Дугин познакомился и сблизился с будущим лидером исламского возрождения в России Гейдаром Джемалем, который был почти вдвое старше него. Джемаль ввел взыскующего истины юношу в кружок Евгения Головина, поэта и мистика, популярной фигуры московского оккультного полуподполья. Полуподпольем оно было потому, что не преследовалось властями так, как диссиденты либерального толка. Увлечение эзотерикой, алхимией и оккультизмом считалось безобидной причудой интеллигенции. Талантливый, обаятельный и остроумный Головин, знаток и поклонник средневековья, рассуждал о возвращении к традиционным ценностям в духе переосмысленных рыцарских романов: иерархия, воинская доблесть, служение идеалу. Нацистская атрибутика кружка была скорее эпатажем, чем убеждением. Тем не менее он назывался "Черным орденом SS", а его гроссмейстер – рейхсфюрером.

    В 1988 году Дугин с Джемалем по рекомендации Головина вступили в одну из первых организаций русских националистов-имперцев – Национально-патриотический фронт "Память". Членство, однако, продолжалось недолго: через несколько месяцев парочку исключили за "оккультистско-сатанинские" взгляды и нелояльность руководству.

    В 1989 году Дугин впервые побывал на Западе и свел там знакомство с европейскими новыми правыми, у которых он впоследствии позаимствовал понятие "консервативная революция", и с жившим в Париже в эмиграции писателем Эдуардом Лимоновым.

    Весной 1992 года Дугин, используя связи в военных кругах, организовал в Москве для своих новых друзей Алена де Бенуа и лидера бельгийских новых правых Робера Стёкерса в Академии Генерального штаба круглый стол с участием ее ведущих преподавателей. Гости были в восторге: занимая в своих странах маргинальные позиции, в России они общались с генералами ядерной сверхдержавы. Хозяева аплодировали антиамериканизму гостей и их приверженности теории заговора.

    В августе того же 1992-го Россию по приглашению Дугина посетил Жан-Франсуа Тириар. А год спустя – Кристиан Буше, глава французского отделения Ордена Восточных Тамплиеров. Эта оккультная организация считает себя главным хранителем учения британского сатаниста Алистера Кроули. Дугин увлекся учением и записал Кроули в основоположники неоевразийства, а себя – в "тамплиеры 5-го разряда". Ореол посвященного в тайное знание пророка он создал себе утверждением, что работал в архивах КГБ с материалами о деятельности оккультных учреждений Третьего рейха. 

    В 1993 году Дугин с Лимоновым идейно вдохновляют и создают Национал-большевистскую партию (НПБ). Национал-большевизм по Дугину "объединил в себе все самое крайнее, что было в фашизме и коммунизме". Дугин, под псевдонимом А. Каменный, публикуется в партийной газете "Лимонка" и одновременно пишет учебник по геополитике, работая, по его собственным словам, "в закрытом режиме", в Академии Генштаба.

    "Путин абсолютен"

    В 1998 году с НПБ пришлось расстаться, зато, благодаря изменению вектора большой политики, перед Дугиным открыли двери федеральные телеканалы. Он читает лекции все в той же Академии Генштаба и становится советником спикера Госдумы Геннадия Селезнева. Бывшему члену ЦК КПСС тогда поручили обкатать новый замысел кремлевских стратегов – идею двухпартийной системы, – создав главную "оппозиционную" партию, объединяющую националистов-государственников. Тут-то и пригодился Дугин, в мировоззрении которого национализм удивительно легко сочетается с империализмом. После очередных выборов партия с громким названием "Россия" ушла в небытие, зато Дугин вошел в истеблишмент. В 2003 году он организовал и возглавил собственное детище – Международное Евразийское Движение. В состав Высшего Совета вошли вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин, председатель комитета по международным делам Михаил Маргелов и другие известные лица. Председателем исполкома "Евразии" стал полковник Службы внешней разведки Петр Суслов, тоже известный, но в узко профессиональных кругах: в составе группы специального назначения "Каскад" выполнял задания разведки в Афганистане, затем служил в Мозамбике и Анголе, причем годы службы совпадают с аналогичным фактом биографии одного из ближайших друзей Владимира Путина, президента "Роснефти" Игоря Сечина. В конце 90-х Суслов вышел в отставку и работал в аппарате Госдумы советником по безопасности.

    О степени близости самого Дугина к так называемой кремлевской группировке силовиков, у которой в середине 2000-х появился запрос на "просвещенный национализм", существуют разные мнения. Однако достоверно известно, что в разгар третьей путинской кампании Дугин первым предложил формулу, впоследствии перефразированную Володиным. Он заявил "Известиям": "Путин – везде, Путин – всё, Путин абсолютен, Путин незаменим".

    Когда в 2004 году грянула "оранжевая революция" в Киеве и Кремлю потребовались "антиоранжисты", Дугин тут же оказался "в игре". В феврале 2005-го он организовал Евразийский союз молодежи. Учредительный съезд прошел в городе Александров Владимирской области, именно там в XVI веке Иван Грозный учредил опричнину – систему чрезвычайного управления, которую осуществляла личная преторианская гвардия царя. Своих последователей Дугин назвал "неоопричниками". 

    "Мы имперостроители новейшего типа, – говорится в "Катехизисе члена ЕСМ", – и не согласны на меньшее, чем власть над миром… Мы дети и внуки господ земли. Нам поклонялись народы и страны, наша длань простиралась в полмира, а подошвы топтали горы и долины всех континентов земного шара. Мы все вернем назад".

    Владислав Сурков, "русский по взглядам", и другие

    И все же неоевразийские экзерсисы Дугина для кремлевского начальства были в ту пору скорее экзотикой. Тем более "интеллектуальный бал" там правил собственный придворный идеолог в ранге замглавы президентской администрации: Владислав Сурков, "русский по политическим взглядам", как он позднее, в октябре 2012 года назвал себя в интервью газете "Ведомости". К середине 2000-х Сурков уже обогатил отечественный политический лексикон понятием "суверенная демократия". Концепция, предполагавшая некую особую, отличную от классической западной демократии, форму российского политического бытия – властную вертикаль, "ручное управление" экономикой, оппозицией и всеми общественными институтами, – вовсю применялась на практике. Основа "национального проекта" была заложена. Даже историю привлекли в лице министра народного просвещения при Николае I. Граф Уваров запомнился потомкам как автор знаменитой триады "православие – самодержавие – народность", которую он последовательно пытался внедрить в голову шефа.

    Владислав СурковВладислав Сурков
    x
    Владислав Сурков
    Владислав Сурков

    Примечательно, что Уваров особо настаивал на том, что Россия – это Европа, но сохраняющая при этом "некоторые предания Востока", в частности, византийское понимание религии и бога. Она несет его Западу, и за это должна быть Западом "вознаграждена уважением". Царский министр, как следует из дошедшего до нас его письменного наследия, стремился к эмансипации России в Европе, но не к ее изоляции от Европы. При Уварове, с одной стороны, российская власть усилила правительственный контроль над университетами и гимназиями, с другой, именно Уваров убедил государя в необходимости отправлять за границу на практику студентов и ученых.

    Однако интерпретаторы Уварова из числа приближенных к нынешней власти в попытке приспособить его проект под собственные политические нужды взяли из него лишь то, что им подходило, опустив некоторые важные детали, прежде всего, европейский "подтекст". Что до самого Путина, он, похоже, был далек от исторических изысканий подчиненных.

    Писатель Захар Прилепин вспоминает свое первое общение с президентом в Ново-Огарево 2 февраля 2007 года, куда был приглашен в компании с коллегами-литераторами: Денис Гуцко спросил о национальной идее. "Вы знаете, я действительно много думал на эту тему, – ответил президент, – И ничего хорошего пока не придумал".

    "Тем не менее, – продолжает Прилепин, – свое видение национальной идеи Путин все-таки озвучил: "Главная задача – быть конкурентоспособными. И в науке, и в экономике, и в культуре".

    Любопытно, что к тому моменту словосочетание "русский мир" уже прозвучало – и именно из уст Путина. Случилось это в конце 2006 года. Выступая на встрече с творческой интеллигенцией в Доме Державина в Санкт-Петербурге в канун Года русского языка, президент РФ подчеркнул: "Русский мир может и должен объединить всех, кому дорого русское слово и русская культура, где бы они ни жили, в России или за ее пределами. "Почаще употребляйте это словосочетание – "русский мир", – призвал Путин ловивших каждое его слово творческих интеллигентов.

    Собственно, в связи с этим пожеланием и был в июне 2007 года президентским указом создан фонд "Русский мир", которому предписывалось содействовать распространению русского языка и культуры, укреплять связи с соотечественниками. Тему подхватила и Русская православная церковь, выдвинувшая на своих мероприятиях, связанных с популяризацией концепции "Русского мира", лозунг, напоминающий болельщицкую кричалку: "Россия, Украина и Беларусь — это и есть Святая Русь!" А патриарх Кирилл концепт расширил, отнеся к духовной общности Святой Руси еще и Казахстан с Молдовой.


    Национальная идентичность по Путину

    Вернувшись в 2012 году в Кремль после вынужденного четырехлетнего перерыва и столкнувшись с "белоленточным бунтом" против фальсификаций на выборах, Путин был раздосадован и шокирован. Ведь к тому моменту он уже успел уверовать, что все или почти все в стране под его контролем. И тогда он сделал нечто для себя совершенно естественное и в российских условиях самое ожидаемое – принял запретительные меры. Дума начала штамповать законы, призванные "осадить" и запугать несогласных и мыслящих, НКО, независимых журналистов. В то же время Путин прекрасно понимал, что одним лишь закручиванием гаек – пусть даже против относительно небольшой, но все более активной части населения – любовь народную не заработаешь.

    В сентябре 2013 года Владимир Путин выступил на заседании клуба "Валдай" – созданного Кремлем ежегодного собрания иностранных экспертов по России. Именно эта аудитория была признана наиболее подходящей для оглашения доктрины "Русского мира". В числе почетных гостей клуба в тот раз были, в частности, бывший министр обороны Германии Фолькер Рюэ, бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон, бывший премьер-министр Италии Романо Проди.

    Путин говорил на привычную для философов, но странную для главы государства тему – о национальной идентичности. Он предложил человечеству Россию в качестве путеводной звезды, способной вывести его из мрака заблуждений, посеянных европейским Просвещением: "Мы видим, как многие евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность: национальная, культурная, религиозная или даже половая. Проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнерство, веру в бога или веру в сатану".

    Запад, по мнению Путина, погряз в пороках и всяческой скверне, забыл свою веру в угоду политкорректности и мультикультурализму. В апреле 2014 года президент России с удовлетворением говорил о консервативной революции в Европе: "Другое звучание приобретают так называемые консервативные ценности, о которых я тоже неоднократно говорил. И победа, скажем, Виктора Орбана в Венгрии, успех более крайних сил на последних выборах в Венгрии, успех Марин Ле Пен во Франции (она получила третью позицию на муниципальных выборах), нарастание этих тенденций в других странах, оно является очевидным, просто абсолютно очевидным".

    Так началась консервативная революция, о необходимости которой твердили Александр Дугин и его единомышленники. Присоединение Крыма и проект "Новороссия", возбудившие эйфорию широкой публики, должны были стать катализаторами этой "революции сверху".

    Безыдейный идеолог

    Вместе с тем, по мнению практически всех экспертов, с кем нам довелось поговорить, Крым как таковой не был запланирован. Путину он выпал словно роял флэш в покере. И он тут же им воспользовался, дабы разом решить как проблемы с зароптавшей было собственной страной, а заодно и с окружающим миром, который к тому моменту ему тоже все меньше нравился. Повзрослевшие "неоопричники" Дугина маршировали в первых рядах неоимперского воинства "Крымнаш". И возглавил это разношерстное "воинство" уже президент России Путин. Лично. Идеологам пришлось довольствоваться ролью опричников. Что, в общем, неудивительно. Ведь вождь бывает только один.

    Причем в обосновании действий Путина причудливо смешались, на первый взгляд, совершенно разные концепции и идеи – "Русский мир" и евразийство. Мы говорили об этом с политологом Станиславом Белковским и председателем общественного движения "Выбор России" Владимиром Рыжковым.

    Рыжков считает, что для Путина концепция "Русского мира" исключительно утилитарная вещь. "Потому что никакого другого способа оправдать действия России и в Крыму и на Украине не существует. Потому что эти действия нарушают все международные обязательства России в рамках ОБСЕ, СНГ, двусторонние договоры России и Украины, в частности большой Договор о дружбе 1997 года". "Вот и нашли оправдание – "защита русских", – говорит политик. – В то же время, когда подписывается Евразэс в Астане, про "русский мир" вообще нельзя вспоминать категорически. Там дается другая идеологическая подкладка – евразийство. Чисто противоположная концепция – есть большая степь, есть Дугин, есть славяне и есть тюрки, есть монголы и буряты – и в их гармонии должна строиться эта евразийская интеграция. Один скальпель берут и используют в Крыму – на нем написано "Русский мир". Другой скальпель – в Астане: на нем написано "Евразийский союз". Третий скальпель достают в Пекине и применяют концепцию БРИКС – имея в виду "не Запад" – ее оттачивают против Запада. Эти идеологемы совершенно друг с другом не шьются. В каждой операционной у него свой набор инструментов".

    По мнению Белковского, Путин абсолютный антинационалист и вообще идеологическую мотивацию у людей не понимает и не принимает. Корыстная мотивировка – другое дело. "Таких людей, – говорит Белковский, – он не боится, потому что считает, что их он всегда может купить или запугать отлучением от кормушки. А человека с идеологической мотивацией он не может ничем купить или запугать. Вот он и сажает их в тюрьмы. И кстати, наибольшее количество политических сидельцев в современной России, по пресловутой 282-й статье Уголовного кодекса – русские националисты…"

    В том, что говорил Путин за свою карьеру, Белковский усматривает "наследие всех идеологий мира". А в реальной политике, напоминает аналитик, Путин все объяснил на одной из пресс-конференций около года назад. Он тогда сказал, ссылаясь на Бердяева, что консерватизм – это предотвращение движения назад. Вот он его и предотвращает. Он убедил себя, что спасает Россию, а реформы нужны только тогда, когда они способствуют консервации существующего порядка, а не его корректировке или тем более упразднению.

    Станислав Белковский во главу угла ставит личный мотив: "Это не русский и не советский мир – это его мир. Мир Путина, в котором он должен занимать место, соответствующее его представлениям о себе. Все остальное ему безразлично". Путин, по его словам, русофоб – он не верит в творческие способности и возможности русского народа и уверен, что демократия приведет к власти в России авантюристов с фашиствующим уклоном, которые погубят страну.

    Крым не цель. Крым лишь способ

    В "крымской речи" 28 марта 2014 года, в которой Путин обосновывает фактическую аннексию полуострова, переводя стрелки на Запад, – тот же мотив, что и в цитированной выше "валдайской речи" 2013 года, только со значительным усиленным крымской "победой" конфронтационно-изоляционистским акцентом: "Пресловутая политика сдерживания России, которая проводилась и в XVIII, и в XIX, и в ХХ веке, продолжается и сегодня. Нас постоянно пытаются загнать в какой-то угол за то, что мы имеем независимую позицию, за то, что ее отстаиваем, за то, что называем вещи своими именами и не лицемерим. Но все имеет свои пределы. И в случае с Украиной наши западные партнеры перешли черту, вели себя грубо, безответственно и непрофессионально".

    Крым фактически позволил вписать скопившиеся личные обиды на западных лидеров в более понятный народу контекст. Фактически Крымом он воспользовался. Крым не цель. Это способ. И неслучайно в декабрьском 2014 года обращении Путина к Федеральному собранию полуостров "приобрел" новую значимость – уже как некое "сакральное" для русских место.

    Захар ПрилепинЗахар Прилепин
    x
    Захар Прилепин
    Захар Прилепин

    И вот уже лауреат главной национальной литературной премии "Большая книга" за 2014 год Захар Прилепин доказывает, что Россия – не Европа, высмеивая тех, кто, по его мнению, пыжится доказать свою "европейскость". По Прилепину, "ситуация дикая и парадоксальная: 0,01% населения навязывает свой обезьяний дискурс 99,99% населения". "Они живут в какой-то своей России, – пеняет Прилепин неожиданно ставшим ему столь ненавистными либералам, – малогабаритной, приятной во всех отношениях, цивилизованной, к которой, как репейник, нацепили всякую азиатчину и огромные, холодные, косые пространства, впрочем, совершенно не различимые из "Жан-Жака". …Утверждение: "Россия – это Европа" должно, в сущности, идти по разряду анекдота. 9 из 10 человек, заботящихся о том, что Россия должна стать Европой, втайне (а то и не втайне) считают Россию уродом – и все, что можно сделать с этим уродом, – немножко его оевропеить". Задачи "русского мира" по Прилепину –"быть хранителем на евразийских пространствах", "плодиться и размножаться, чтобы погуще их заселять; …бежать от европейской цивилизации с ее "пресловутой толерантностью" в деревню, к земле в "поисках сердцебиения национальной жизни".

    Еще один молодой литератор, Сергей Шаргунов, определяет "русский мир" как "великую русскую мечту": "нормальные имперские амбиции" и патриотизм плюс безопасность, культурное наследие, социальная справедливость плюс реальная демократия и свобода". Шаргунов понимает, конечно, что насчет реальной демократии и свободы еще придется потрудиться. Но уверен, что сейчас главное другое – своих (имеются в виду ополченцы юго-востока Украины) не бросать.

    Станислав Белковский в этой связи отмечает в качестве важнейшей черты русского сознания тягу к преодолению собственной провинциальности: "Это очень серьезный побудительный мотив русского человека, который наиболее полно описан Антоном Павловичем Чеховым. Многим русским кажется, что если мы взяли Крым и вновь предъявили глобальные претензии на международной арене, мы уже не та провинция, которой были еще вчера".

    А если взглянуть на вопрос в историческом контексте, главная проблема современной России, по Белковскому, в том, что она не прошла точку самоидентификации. "Россия недораспущенная, недоразгромленная империя. Она фактически прекратила существование как империя в 1991 году, но национальным нормальным государством не стала. И до сих пор находится в "транзите", сопряженном с утратой идентичности. Поскольку он никуда не привел, а породил громадный психологический хаос в русском народе и в его элитах, представление о том, что мы вернулись к тому, с чего начинали, многих бодрит".

    Но ведь те самые заоблачные проценты рейтинга, которые принес Путину "Крымнаш", упали к его ногам не только и не столько от "взбодренных" элит, но и от так называемых "простых людей".

    А здесь, по мнению доктора медицинских наук Георгия Юрьева – эксперта в области виртуалистики, главного научного сотрудника сектора гуманитарных экспертиз и биоэтики Института философии РАН, – в дело вступают другие механизмы. "Обмануть – изящно обмануть. Это именно то, что сейчас происходит, – считает психолог. – Наша главная сказка – про Иванушку-дурачка: хитрит, ничего не делает, как вдруг и слава, и богатство у него возникают из ничего. И вот она в "свернутом" состоянии – эта сказка. Причем главное в ней – как обмануть. Почему Путин понравился народу? Потому что он красиво обманывает. И это попадает на подготовленную почву – на эту сказку, которая предназначена нам, обществу. Главная задача спецслужб всегда была – обмануть. Любой ценой заставить людей поверить, подчинить и провести свою линию".

                                                        ***

    В июне прошлого года цюрихская Tages-Аnzeiger сообщила о встрече "предводителей российского евразийского движения" с "европейскими правыми популистами, аристократами и предпринимателями". Мероприятие, проходившее в закрытом режиме, было организовано по случаю 200-летия Венского конгресса. Его участники обсуждали, как спасти Европу от либерализма и не возродить ли ради такого святого дела Священный союз. Францию представляла депутат Национального собрания от партии "Национальный фронт" и внучка ее отца-основателя Марион Марешаль Ле Пен, Австрию – председатель Партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе, Болгарию – Волен Сидеров, вождь партии "Атака", едва ли не самой праворадикальной в Европе, европейскую аристократию – принц Сикст-Генрих Бурбон Пармский.

    Россию на встрече представляли Александр Дугин и живописец-славянофил Илья Глазунов, а ее организатором, спонсором и главным распорядителем был православный бизнесмен Константин Малофеев. Tages-Аnzeiger напомнила слова Дугина, сказанные в одном из его телеинтервью: "Мы должны мирным путем завоевать и объединить Европу. Мы поддерживаем пророссийскую пятую колонну в Европе. Это европейские интеллектуалы, которые хотят укрепить свою идентичность". Итальянская La Repubblica назвала венское собрание "Черным Интернационалом" и сообщила, что разведки демократических стран встревожены этими контактами.

    Судя по всему, международное направление в деятельности неоевразийцев станет в ближайшее время приоритетным – Владимир Путин, как явствует из его высказываний, придает большое значение электоральным успехам правых. Сам Александр Дугин проявляет высокую активность за рубежом, много путешествует, охотно и часто дает интервью иностранной прессе. Одним из результатов этой этой деятельности наряду с массированной кремлевской пропагандой стало участие добровольцев из Франции, Польши, Сербии, Испании, Греции в боевых действиях на востоке Украины в рядах сепаратистов.

    Метки: крым,путин,ГРУ,национализм в россии,Русский мир,"Новороссия",Александр Дугин,Захар Прилепин



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.


    О чем говорят в сети