1 июня 2016

    Образование

    Урок под портретом Сталина

    Учительницу, вышедшую с плакатом “Путин – СПИД и стыд России”, уволили из школы

    София Иванова
    София Иванова

    Учителя обществознания и координатора рязанского отделения движения “Голос” Софию Иванову уволили из средней школы-лицея №4 города Рязани после звонка “сверху”. Администрация лицея попросила Иванову написать заявление по собственному желанию, “иначе у школы будут большие проблемы”.

    Учитель считает, ее уволили из-за доноса коллеги, тоже преподавателя обществознания. Коллега решила, что на своих уроках Иванова критикует действия российских властей и поэтому опасна для общества. Свою историю София Иванова рассказала Радио Свобода. 

     –​ Вы много лет работали в организациях “Мемориал” и “Голос”. Проводили тренинги по правам человека. Зачем вы пошли учителем в среднюю школу?

    – Волею случая. В 2013-м мне позвонила знакомая, заместитель по науке лицея №4, которую я давно знаю по проектам "Мемориала". Она попросила заменить заболевшую учительницу обществознания. Я знала, что меня приглашают в очень хороший лицей. Там высокий уровень образования, умная директор, а к детям относятся с уважением. Не ущемляют их достоинство, дисциплину поддерживают не палочными методами, а с помощью убеждения. Полгода я замещала больного педагога, а после летних каникул мне предложили остаться на постоянной основе. Администрации понравилось, как я работаю.

    –​ Директор знала, что вы, например, работаете в “Голосе”, который признали иностранным агентом?

    Телевизор они почти не смотрят. Они живут в интернете

    – Да. Кроме того, я ей высказала свои сомнения: “Я – человек публичный, с мнением власти не всегда согласна, у школы из-за меня могут быть проблемы. Вы уверены, что вам нужен такой педагог?” Директор ответила, что сейчас не те времена и администрация школы имеет право сама выбирать учителей. Меня ее оптимизм очень удивил, и я пообещала, что если у лицея будут сложности из-за меня, то уйду. Директор ответила: школа – вне политики, и главное, чтобы учитель хорошо выполнял свою работу.

    –​ Каким образом вы преподавали обществознание?

    – Конечно, мы обсуждали общественно-политическую ситуацию в стране. Дети сами поднимали актуальные темы. Их интересовало – наш Крым или не наш, как я отношусь к геям и зачем американцев теперь называют врагами. Дети высказывали разные мнения, но делали это очень категорично. Я старалась, чтобы у учеников формировалось объективное отношение к вопросу дискуссии. Я всегда повторяла ученикам: мы с вами очень разные, надо уметь слушать друг друга. Я следила за тем, чтобы мои личные политические взгляды не влияли на то, как я преподаю предмет. Иначе дети перестали бы мне доверять.

    –​ Откуда ваши ученики узнавали о происходящем в стране? Из телевизора?

    – Телевизор они почти не смотрят. Они живут в интернете. И стараются из многообразия информации вычленить правду. Многие из них участвуют в волонтерских движениях, занимаются социально значимыми проектами. 

    Старшеклассница отказалась сесть на уроке за свою парту, потому что рядом с ней висел портрет Сталина

    И, в том числе, общаются с организациями, где под патриотизмом понимают то, что "Крым ­наш". Но дети стараются думать своей головой и иметь свои убеждения. Например, однажды одна старшеклассница из этого лицея отказалась сесть на уроке за свою парту, потому что рядом с ней висел портрет Сталина. Оформили так стенд ко Дню Победы. Девочка сказала, что не будет сидеть рядом с изображением тирана.

    – Что ваши ученики говорили о Крыме и войне с Украиной?

    x

    – Многие рассказывали: в Крыму все построено руками русских, и Хрущев сделал большую ошибку, подарив Крым Украине, а Путин вернул его обратно. У меня по поводу Крыма совсем другая точка зрения, но мне было важно, чтобы дети не повторяли мои суждения, а сами делали выводы из фактов. Я им рассказывала о нормах международного права, которые не позволяют присоединять территории таким образом, как это сделала наша власть. Однажды в 11-м классе мы обсуждали преследования ЛГБТ в России. В Рязани еще в 2006 году областная дума приняла закон "О защите нравственности и здоровья детей в Рязанской области", который запретил публичные действия, направленные на пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Я рассказала им, что участники ЛГБТ-движения были оштрафованы за нарушение этого закона, но сумели оспорить это решение в ЕСПЧ. Дети прямо на уроке нашли текст закона в телефонах и попытались разобраться в нем.

    Но, справедливости ради надо сказать, такие обсуждения были у нас очень редко. На уроках мы изучали темы уроков – основы философии, социологии, права, политологии, культурологи, экономики. Программа обществознания такая, что на дискуссии и обсуждения времени почти не остается. Плюс подготовка к ЕГЭ в 10–11-м классах и ОГЭ в 8–9-м классах... А это работа с разными типами заданий: с текстами, документами, тестами, обществоведческими задачками. Показатели успеваемости по обществознанию были неплохими... И перед началом следующего учебного года администрация попросила меня вести уроки не только в "моих", теперь уже десятых классах, но еще в восьмых и девятых. Классным руководителем одного из девятых классов была та самая учитель обществознания, которую я замещала. Она к тому времени вылечилась и вышла на работу. Учитель стала пристально следить, как я преподаю обществознание в ее классе.

    –​ Что значит “пристально следить”?

    – Она пришла к заместителю директора школы по научной части и сказала: родители жалуются на меня, потому что на уроках я ругаю российскую власть. Выяснилось, что после урока, посвященного политической пропаганде в СМИ, ученик девятого класса пришел домой и поделился своими впечатлениями с родителями, высокопоставленными чиновниками-единороссами. На уроке я попросила детей дома посмотреть федеральные каналы и посчитать в процентах, сколько в сюжетах оценочных мнений, а сколько фактов. У других родителей моих учеников не было ко мне никаких претензий.

    –​ Как отреагировала администрация школы на эту ситуацию?

    Она говорила в кулуарах, что мне указания дают британская разведка и Госдеп

    – Спокойно. Но меня попросили быть осмотрительнее: жалобы родителей – это всегда неприятно. Потом эта учительница скопировала из интернета и показала директору школы две фотографии. Одну, где я стою с украинским флагом (я действительно однажды участвовала в акции памяти людей, погибших на Майдане – "Небесной сотни"). Вторую, на которой я держу на митинге против фальсификации президентских выборов в Рязани плакат со словами “Путин – СПИД и стыд России”. Потом она узнала, что в день прав человека я раздавала своим ученикам наклейки с цитатами из Конституции России. Как мне потом рассказали, она постоянно жаловалась на меня администрации: “София Юрьевна ведет не ту политику, она опасный человек”. Администрация школы ее жалобы сдержанно терпела. Тогда учитель решила пойти другим путем.

    –​ “Настучала” в департамент образования?

    – Меня в начале декабря вызвали к директору. Директор была взволнована и расстроена. Она сказала, что ей позвонили из такой организации, с которой спорить бесполезно и ничего сделать нельзя. Директор выразила мне благодарность и попросила написать заявление по собственному желанию. Я сделала это без лишних разговоров. Я и раньше сталкивалась с тем, что музеи и библиотеки Рязани сначала предоставляли нам площадку для проведения дискуссий, круглых столов и тренингов по правам человека, а в последнюю минуту отказывали.

    –​ Учительница, которая вас выжила, имеет такие сильные провластные убеждения? Или она конкуренции с вашей стороны боялась? Какие у нее мотивы?

    – Мы были с ней давно знакомы. Ее ученики в 2000–2007 годах принимали участие в конкурсах “Мемориала” “Права человека в современном мире”, занимали призовые места.

    –​ Потом, видимо, ветер подул в другую сторону и цитаты из Всеобщей декларации прав человека стали ей казаться опасными?

    Дети все прекрасно понимают. Они говорили мне, что ничего хорошего от государства не ожидают

    – Мне сложно судить. Я пыталась с ней поговорить, но она избегала общения со мной... Она долго и тяжело болела, кроме того, у нее муж работает в силовых структурах. Может, под его влиянием она так изменилась. Другие учителя рассказывали, она говорила в кулуарах, что мне указания дают британская разведка и Госдеп. Наверное, искренне в это верила.

    –​ Как ученики отреагировали на ваше увольнение?

    – Я рассказала детям все как есть. Дети расстроились, спрашивали, как сделать, чтобы я осталась, может быть, родительское собрание поможет... Я объясняла детям, что сейчас такая непростая ситуация в стране. Дети возмущались. Мне тоже было грустно. Я очень многое узнала за эти два года, когда готовилась к урокам, общалась с учениками. Очень интересный новый опыт в свои 52 года получила.

    –​ Ваши ученики тоже на этом опыте поняли, видимо, что такое права человека в России.

    Не знаю, откуда эта покорность даже у самых умных и талантливых преподавателей

    – Дети все прекрасно понимают. Они говорили мне, что ничего хорошего от государства не ожидают. Дети из благополучных семей уверены, что в будущем рассчитывать могут только на родителей и собственные силы. Подростки из проблемных семей вообще ни во что не верят и никакого будущего не планируют, живут одним днем. Мне показалось, что это поколение анархистов в некотором роде.

    –​ В прошлом году начались протестные митинги бюджетников – учителей и врачей. Какие настроения сейчас в учительской среде?

    – Молчать, чтобы не уволили.

    –​ Даже как выполняют майские указы Путина учителей не возмущает?

    – Возмущаются на кухнях. Не знаю, откуда эта покорность даже у самых умных и талантливых преподавателей. Иногда учителя меня спрашивали: “У меня есть права?” Я отвечала – есть, конечно. Тогда мне задавали вопрос: “Почему тогда меня никто не защищает?” Я им говорила, что защищать свои права надо самостоятельно.

    –​ Молодые учителя тоже боятся? Они советское время не застали.

    – Молодые выросли в лихие 90-е. Они хотят стабильности любой ценой.

    –​ Учителей сгоняют на провластные митинги, заставляют участвовать в фальсификации выборов. Часто к вам за помощью обращаются педагоги, чтобы защитить свои права?

    Нравственность в их понимании – это православие

    – Жалуются на несправедливость часто, но на конкретные действия мало кто решается. Не верят, что смогут чего-то добиться. Есть, конечно, исключения. Например, директор одной из школ в регионе после своего увольнения подала в суд. Ее восстановили в должности, теперь она в этой школе работает преподавателем обществознания. Говорит, что этот опыт ее многому научил, она теперь рассказывает детям, как защитить свои права. Райво Штулберг, учитель из села Рязанской области, который отказался агитировать за “Единую Россию”, и его уволили вместе с матерью, тоже учителем. Но правовое сознание большинства учителей равно нулю.

    –​ На формирование какой личности сейчас в школе есть запрос от государства?

    – На совещаниях в департаментах образования красиво рассказывают о личностно ориентированном подходе в образовании, но на деле перед школами ставят задачу осуществлять нравственно-патриотическое воспитание. Нравственность в их понимании – это православие, предмет ОПК, который вроде необязателен, но его внедряют всеми возможными способами, а патриотичность – слепое одобрение и принятие всех действий власти.

    Метки: мемориал,"Голос",путинизм,средняя школа,София Иванова,обществознание



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.


    О чем говорят в сети