26 мая 2016

    Сюжеты / Судят Савченко и Сенцова

    "Речь идет о днях и часах"

    Надежда Савченко продолжает сухую голодовку в СИЗО

    Акция в поддержку Надежды Савченко в Тбилиси
    Акция в поддержку Надежды Савченко в Тбилиси

    Сотрудники украинской консульской службы в понедельник посетили содержащуюся в СИЗО №3 Новочеркасска военнослужащую Надежду Савченко, которая уже четвертый день держит сухую голодовку. По словам генконсула Виталия Москаленко, самочувствие Савченко удовлетворительное, однако признаки голодовки уже проявляются. Украинская военнослужащая, которую в России обвиняют в убийстве российских журналистов под Луганском в 2014 году, голодает с третьего марта, когда судья не дал ей возможности выступить на процессе с последним словом. Прекращать голодовку она не намерена до тех пор, пока "ее не вернут на Украину". 

    "В каком может быть состоянии человек, который проводит сухую голодовку? Естественно, это тахикардия, сухая кожа, глаза блестят, ноги припухают, низкое давление 100 на 60. И это состояние усугубляется, – рассказал Радио Свобода Виталий Москаленко. Мы пытались ее отговорить, доказать, аргументировать, что она уже победила и должна сохранить жизнь. Всячески уговаривали ее хотя бы принимать воду, но она категорически отказывается, говорит, что она готова идти до конца и будет держать голодовку до последнего". Москаленко отметил, что, несмотря на постепенное ухудшение физического состояния, Савченко контролирует "свои мысли, все свои поступки".

    Савченко посетили и представители Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) по Ростовской области. Член ОНК Валентина Череватенко рассказала в интервью Радио Свобода, что Савченко выглядит хорошо и намерена бороться до конца. По словам Череватенко, Савченко "не собирается и не хочет умирать" и уверена, что "организм ее не подведет". Члены ОНК призвали Савченко прекратить голодовку, но она отказалась. 

    В воскресенье в Киеве, Праге, Тбилиси и других городах мира состоялись акции в поддержку Надежды Савченко, а в интернете начался сбор подписей под "Открытым письмом к европейским лидерам", в котором содержится призыв "предпринять решительные действия ради ее немедленного и безусловного освобождения". Под обращением подписались уже более 7 тысяч человек, в том числе известные деятели культуры, ученые, журналисты, музыканты и писатели.

    Акция #FreeSavchenko в Киеве 8 марта:

    Киев, 6 марта – акция у российского посольства с требованием немедленного освобождения Надежды Савченко:

    "Обращаемся к вам с призывом предпринять решительные действия ради немедленного и безусловного освобождения Надежды Савченко, 34-летней гражданки Украины, похищенной и более 20 месяцев находящейся в плену в Российской Федерации. Российская власть попирает гражданские права, международное право и конституцию собственного государства, насмехается над международной общественностью и пренебрегает Минскими соглашениями. Все усилия, до сего момента предпринимавшиеся международной общественностью, оказались тщетными. Протестуя против действия российского судопроизводства, Надежда Савченко объявила сухую голодовку. Спасение Надежды Савченко – это тест на эффективность международной дипломатии и на нашу преданность европейским ценностям", – говорится в письме, текст которого переведен на иностранные языки и уже сегодня будет передан европейским депутатам и политикам.

    Автор этого обращения – исследователь украинской литературы, переводчик, профессор Варшавского университета Ольга Гнатюк:

    Надежда Савченко в суде, 27 январяНадежда Савченко в суде, 27 января
    x
    Надежда Савченко в суде, 27 января
    Надежда Савченко в суде, 27 января

    – Во-первых, этот процесс длится очень долго и нет никаких знаков, что он ведется качественно и непредвзято. Во-вторых, Савченко в российской тюрьме уже 20 месяцев. Самое главное, что есть опасность ее смерти в течение ближайшего времени. Каждый человек, кто хотя бы немного знаком с историей диссидентов, понимает, что речь идет о днях и часах. Поэтому не только общественность должна что-то сделать и не быть равнодушной ко всему этому, но, прежде всего, должны действовать политики, которые подписывали Минские соглашения.

    – У вас есть информация о том, что ваше обращение уже дошло до адресатов – европейских политиков?

    – Да, первые реакции европейских политиков уже есть. Надо надеяться, что будут сделаны необходимые шаги, чтобы освободить Савченко. Это вопрос жизни человека, жизни невиновного человека. Иначе приговор может быть вынесен уже мертвой Савченко.

    Одним из активных участников распространения обращения в России стала фотограф Виктория Ивлева. Она рассказывает, что получает в фейсбуке множество откликов на это послание, в том числе с призывами к расправе над Савченко и всеми, кто ее поддерживает:

    – Это идея, которая витала в воздухе. Письмо написала Ольга Гнатюк и попросила его максимально распространить. Оно существует на нескольких языках, как минимум на русском, польском, украинском и английском. Моя роль в этом техническая, я просто попыталась это письмо максимально распространить и попросить выдающихся деятелей культуры и представителей российского интеллектуального пространства это письмо подписать. Все, к кому я обратилась, подписали. А дальше уже пошел вал писем и подписей. Письмо должно быть доставлено сегодня и завтра депутатам Европарламента и депутатам парламентов различных стран. Еще, кроме письма, существуют переводы потрясающих речей Надежды Савченко, ее последних рукописных записок адвокатам. Это все тоже переведено на европейские языки. Интеллектуалы разных стран занимаются распространением всего этого, я знаю, например, что в Швеции это уже легло на столы нескольким депутатам парламента, в других странах тоже идет большая волна. Это то, что мы можем. Я понимаю, что государство, конечно, сильнее.

    x

    Сейчас я открыла свой фейсбук и вижу, например, такую запись от человека, который почему-то называет себя "Фил Эллиот". "Смерть Савченко! Умри, Надя! Позор Ивлевой и предателям России! Обещаю, что сегодня же прокуратура рассмотрит призывы к освобождению преступницы и убийцы. И так будет с каждым предателем, гнусная либерастическая плесень". Откуда человеку известно без приговора, что это преступница и убийца – мне это не очень понятно. Но, тем не менее, такое вот нам обещают, так что, видимо, скоро будут вызывать в прокуратуру. Не знаю, что будет.

    То, что я знаю по этому делу, то, что было в открытом доступе, никак не заставляет меня поверить, что она – преступница

    Я-то думаю, что все идет от нормального для любого человека человеческого сострадания. Ты просто сострадаешь и понимаешь, что ты не хочешь, чтобы на континенте, который называется Европа, в тюрьме, в СИЗО, в застенках умерла молодая женщина. Почему-то я думаю, что нормальному человеку это не должно нравиться. Никак. Даже если эта женщина – страшный преступник, все равно это нравиться не должно. У меня нет никаких доказательств, но то, что я знаю по этому делу, то, что было в открытом доступе, никак не заставляет меня поверить, что она – преступница и что она кого-то специально убила, настолько там концы с концами не сходятся. Что еще нужно сделать, чтобы Надежда Савченко не ушла из жизни? Я не знаю.

    – Должна ли Украина любой ценой добиваться ее обмена? Должны ли адвокаты любой ценой биться за то, чтобы она прекратила голодовку? Должны ли быть введены новые санкции против России, если Савченко не освободят или, что еще хуже, если с ней что-то случится в тюрьме?

    – Любой ценой – это как? Застрелить десять человек, а ее освободить? Что значит "любая цена"?

    – Может быть, Россию не устраивает несговорчивость Украины в вопросе обмена Савченко на спецназовцев Александрова и Ерофеева, которых судят в Киеве по обвинению в терроризме?

    Думаю, что Александров и Ерофеев России не очень нужны – как и большинство ее солдат

    – Я, честно говоря, думаю, что Александров и Ерофеев России не очень нужны – как и большинство ее солдат. Мы давно знаем, как Россия относится к своим солдатам, которых она тайно закапывает по ночам. И я сильно сомневаюсь, что вес Ерофеева и Александрова равен весу Савченко. Хотя это, конечно, абсолютное безобразие, потому что они люди, которые находятся в плену, живые, хорошие или не хорошие, это следующий момент. Но это два живых человека, и если говорить об обмене людей на людей, то, конечно, нужно менять.

    Евгений Ерофеев (слева) и Александр Александров в суде, 10 ноября 2015 годаЕвгений Ерофеев (слева) и Александр Александров в суде, 10 ноября 2015 года
    x
    Евгений Ерофеев (слева) и Александр Александров в суде, 10 ноября 2015 года
    Евгений Ерофеев (слева) и Александр Александров в суде, 10 ноября 2015 года

    Вообще, лучше всего, чтобы невиновные люди не сидели в тюрьмах. В нашей сегодняшней действительности это уже нужно говорить вместо "здравствуйте". Люди, которые невиновны или виновны гораздо меньше, чем определил суд, сидят, против них продолжаются какие-то действия властей. Мы живем в этой реальности. Что делать – пытаешься делать что-то, чтобы совсем стыдно не стало. И так живешь в постоянном состоянии стыда, за себя, немощную, за страну злую, вообще за все, что происходит сейчас в мире. Куда-то мы катимся. Я думала, что будет просто такое "технократическое средневековье". А теперь я понимаю, что средневековье охватило и элиты, какие-то торговцы пришли к управлению государствами и планетой, и вот они начинают торговаться до бесконечности. Но торговцы все-таки должны заниматься торговлей, а не руководить государствами. Как-то все так измельчало… смотришь на планету – личностей почти нет. Есть, но до печального мало. Вот и пытаешься сделать что-то. Ведь когда-то спросят. Знаете, это как мы спрашивали бабушек и дедушек: "А как это вы жили при Сталине, вокруг людей арестовывали, а вы что – ничего не знали? Что вы молчали?" А бабушки и дедушки говорили: "Ну, мы не знали". А другие говорили: "Ну, мы не могли, мы боялись". А кто-то говорил: "Я мог, и получил 25 лет". А кто-то ничего не говорил, потому что его расстреляли за то, что он смог. Так и нас когда-то будут спрашивать. Все равно наступят другие времена. Все равно они наступят. И нас спросят: "А что сделали вы?" Я смогу сказать, что я сделала очень мало, но хотя бы что-то. Помогла собрать эти подписи. И если они не сыграют никакой роли непосредственно в суде над Надеждой Савченко – может быть, они сыграют какую-то роль в головах и сердцах моих современников, – говорит фотограф Виктория Ивлева.

    Под обращением к европейским политикам с просьбой содействовать скорейшему освобождению Надежды Савченко, в числе прочих подписались белорусская писательница, нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, польский кинорежиссер Агнешка Холланд, российский историк Андрей Зубов, французский философ Бернар-Анри Леви, украинский пианист Павел Гинтов, бывший премьер-министр Бельгии Ги Верховстадт, Дмитро Стус – сын украинского диссидента Василя Стуса, скончавшегося после голодовки в советском лагере для политзаключенных "Пермь-36", и многие другие.

    В понедельник днем стало известно, что адвокатам не удалось уговорить Надежду Савченко прекратить сухую голодовку. Кроме адвокатов уговорить Савченко отменить голодовку пытался начальник Новочеркасского СИЗО Александр Колганов, но также безуспешно. Украинская военнослужащая в заявлении, переданном через адвокатов, написала, что любые попытки принудительного кормления со стороны сотрудников изолятора будет расценивать как пытки.

    Сказать последнее слово в суде Надежда Савченко рассчитывает 9 марта, когда процесс будет возобновлен после отмечаемого в России 8 марта "Международного женского дня". В понедельник президент Украины Петр Порошенко встретился с матерью Савченко, Марией, и заявил о намерении сделать все возможное для освобождения украинской военнослужащей.

    Метки: российско-украинский конфликт,Савченко,Ерофеев и Александров



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

    Читайте также

    Слушать "Я не возьму в руки ни одной картины"

    Суд по делу искусствоведа Елены Баснер завершился, вопросы остались Дальше

    Видео Случайная жертва сорванного погона

    В СИЗО уже почти полгода сидит архитектор Сергей Ахметов, ошибочно обвиняемый в насилии по отношению к полицейскому Дальше

    Спасти российского солдата

    Правозащитница Элла Полякова – о трагических и искалеченных судьбах солдат-срочников Дальше


    О чем говорят в сети