Ссылки для упрощенного доступа

Андрей Анатольевич Зализняк был выдающимся ученым-лингвистом и замечательным популяризатором языкознания.

Но, кажется, его роль в российском обществе была больше роли просто известного ученого. Чтобы понять это, достаточно почитать, что пишут в социальных сетях после его смерти!

Владимир Легойда:

Царствие Небесное!
Выдающийся ученый и замечательный человек!

Екатерина Барабаш:

Андрей Зализняк... Чудовищная потеря для науки.

Василий Гатов:

Это огромная потеря мировой науки, не говоря уже о российской.

Юлия Галямина:

Зализняк. Тот человек, который вдохновлял заниматься наукой.

Михаил Крутихин:

Умница был большой. В 1965 году он организовал в МГУ для старшеклассников оригинальнейшую олимпиаду по языкознанию и математике (я грамоту получил). И в том же году "Наука и жизнь" опубликовала фото заполненной им анкеты, где на вопрос "Какими языками владеете?" он перечислил 41 язык.

Анна Наринская:

Блестящий человек, глубочайший ученый и большая гуманитарная фигура. Его веры в людей, в их способность понять и вообще в их способность хватило бы на всех нас.

Дмитрий Сичинава:

Я иногда задумывался над тем, как это будет перенести, и ничего не придумал.
Не держат ноги, стою прислонившись к стене.

Олег Пшеничный:

Здесь очень уместны шаблонные слова: "наука понесла невосполнимую утрату".

Станислав Дмитриевский:

И опять - потеря. Никогда лично не был знаком с Андреем Анатольевичем, но просто знание, что он среди нас - было радостью. Настоящий Ученый, с большой буквы. Со святыми упокой, Господи!

Виктор Куллэ:

Ушёл Андрей Анатольевич Зализняк — великий лингвист, один из по пальцам считанных людей, которыми культура наша держится. Какой-то жуткий этот истекающий год: до сих пор смириться с уходом Вячеслава Всеволодовича Иванова невозможно, а тут новое горе. Царствие Небесное и вечная благодарная память.

Лев Оборин:

Я не думаю, что кто-то у меня в ленте не знал академика Зализняка. Но если вдруг — прочтите его статью «О профессиональной и любительской лингвистике». Я возвращаюсь к ней несколько раз в год — просто для того, чтобы понимать, как убедительно, уважительно и ясно писать о вещах, нужных нам, чтобы не укатиться окончательно в тартарары. Вечная память. Я пока не осознал, что произошло

Лев Рубинштейн:

Бывают такие современники, присутствие которых в одном с нами времени и пространстве делает само это пространство и само это время менее позорными, менее ничтожными, но более осмысленными, более достойными. Они, вроде как серебряная ложечка в сосуде с водой, самим фактом своего существования препятствуют гниению. Рядом с ними и нам кажется, что и мы, черт побери, чего-то значим в этом мире.

Андрей Зализняк был одним из таких современников. Светлая память.

Эдуард Надточий:

вот действительно замечательный ученый ушел. да будет твоя валгалла бесконечным раскопом, набитым древнерусскими грамотами!

Екатерина Шульман:

Памяти того, кто сделал мертвое живым, дальнее - ясным и немое говорящим. Самое тленное - случайную записочку - наука вынимает из болота времени своим хирургическим пинцетом, расправляет и расшифровывает. Ничто не забвенно, никто не умирает.

Сергей Пархоменко:

Великий ученый, упорный и отважный борец с мракобесием, дикостью и самодовольнолй безграмотностью, наступающими на нас со всех сторон. Гениальный лингвист и историк, он «закрыл вопрос» о подлинности «Слова о полку Игореве», продвинул далеко вперед науку о расшифровке и понимании древних славянских текстов, в том числе берестяных грамот, но отвлекался от этих занятий снова и снова, чтобы решительно и смело гнать вон, разоблачать и осмеивать бесконечных неучей и наглых шарлатанов.

Дмитрий Гудков:

Великий лингвист, лекции которого я всегда смотрел как настоящие блокбастеры. Он был представителем той самой науки, которая позволяет гордиться Россией, – это не военный, а настоящий патриотизм, открывший историю России через ее письменность и литературу, от «Слова о полку Игореве» до новгородских грамот.

Многие напишут об ученом лучше меня, очень поверхностно знающем его работы, но если даже при этом поверхностном знании понимаешь масштаб потери…

Когда просто живешь каждый день, погружен в быт и суету, любой политический тусовочный скандал кажется чем-то очень важным. А потом умирает великий ученый – и понимаешь, что важно на самом деле, а о чем люди не вспомнят уже через неделю.

Благодаря Андрею Зализняку у нас есть Россия – и, в частности, Новгородская республика, те самые традиции народовластия, которые доказывают нам, что мы «можем повторить».

Покойтесь с миром, Андрей Анатольевич.

Илья Красильщик:

Интересно, есть ли вообще в России какие-то еще лекции, как те, которые делал Зализняк, когда раз в год в огромной поточной аудитории люди висят на люстрах и слушают каждое слово — и не потому что даже осознают величие момента, а просто потому что очень интересно. Ужасно рад, что видел это. И очень грустно.

Илья Симановский:

Великий человек был. Только на днях я думал, что в след. году надо приехать за час до начала лекции - в голову не могло прийти, что вот так случится.

Маша Макарова:

я попала на его лекцию о берестяных грамотах однажды - в этом году, случайно оказавшись в Москве. шла в МГУ, куда когда-то не поступила, и коленки у меня подкашивались от волнения. и все происходящее было волшебством: и заполняющаяся до краев - и больше - аудитория ГЗ, и более, чем трехчасовая лекция о находках, и живость и энергия Зализняка, и его мягкость, и абсолютно разные люди в университетских лавках.

все на одном дыхании.

Зализняк тогда сказал, что лекции могло и не быть - сезон раскопок протекал плохо, ничего интересного не было. но потом вдруг - 22 августа - все изменилось. и лекция была. и какое это счастье.

после двух с лишним часов А.А. сказал, что уже поздно, но все ряды заверили, что никуда не спешат. «да? ну тогда ладно!» - бодро сказал Зализняк и под аплодисменты перешёл к другой грамоте.<...>

господи, ну почему так быстро-то. о чем тут ещё мечтать, как не о лекции Зализняка в следующем году.

обновляешь статью в википедии до тех пор, пока рядом с датой рождения не появится дата смерти. как точка.
как же пусто. как грустно.

Митя Алешковский:

Мы все должны понимать: мы были современниками Зализянка — именно так об этом времени будут говорить в будущем

Иван Преображенский:

Ногами сейчас меня бить будут. Почему об уходе Рогинского могли так просто, честно и хорошо, а о Зализняке так, что просто щемит от пустословного славословия? Ужасно грустно. А ведь Христос родился, придет и спасет.

На сайте "Такие Дела" большая подборка теплых слов от российских лингвистов. Ее стоит прочитать полностью, а вот Владимир Плунгян:

Зализняк — фигура необычайного масштаба, и невозможно подобрать обычные слова для того, чтобы осознать, кем он был и сколько он сделал. Мы жили в эпоху Зализняка, мы имели счастье быть его современниками, сейчас это отчетливо осознается.

Его роль в нашей лингвистике ни с чем несопоставима.<...>

Его интеллект свободно проникал в такие вещи, которые для всех остальных были неразрешимой тайной. Он показал, что берестяные грамоты, в которых когда-то историки, археологи и филологи-русисты (не самые плохие, кстати) видели в основном набор невнятных значков, можно читать, как безупречно выстроенный, осмысленный текст, и все сразу поняли, что это так и есть. Все помнят, как он доказал подлинность «Слова о полку Игореве». Наконец, не надо забывать, что любой поиск в интернете на русском языке пользуется его алгоритмами, придуманными еще в 60-е годы. Он составил свой «Грамматический словарь», когда никто еще не подозревал ни о какой компьютерной лингвистике. А его исследования русского ударения? Только Зализняк мог увидеть в этом невообразимом хаосе стройную (хотя и очень сложную) систему.

Все, за что он брался, приносило результат высочайшей пробы. Но это, так сказать, роль Зализняка для всего человечества. А для нашего отделения он был знаменем, живым символом (начнем с того, что, не будь Зализняка, не появились бы и лингвистические задачи для знаменитых школьных олимпиад) и недосягаемым образцом одновременно. При этом он был рядом, он был доступен. Конечно, он был совершенно замечательный человек — очень доброжелательный, умный и, я бы сказал, веселый, хотя это может прозвучать неожиданно. Несмотря на горечь этих минут, я то и дело сейчас вспоминаю множество забавных эпизодов, его шутки, никогда не покидавшую его иронию, разные житейские истории, которые он превосходно умел рассказывать.

Это было неповторимое чувство — ты имеешь дело с абсолютно земным, простым и доступным человеком и одновременно настолько превосходящим тебя по масштабу, что смотреть на него можно было только снизу вверх. Зализняк был настоящим чудом; такие люди рождаются, может быть, раз в столетие. Его смерть — гигантская потеря, принять и осознать которую невозможно. Всем казалось, что он вечен, что он будет всегда. Впрочем, он и принадлежит вечности.

Некролог в "Коммерсанте" написал Дмитрий Бутрин:

Итог почти каждой уже прожитой жизни может быть подведен современниками. Это не самое воодушевляющее наблюдение, но тем в большей степени оно оправдывается немногочисленными исключениями. Скончавшийся сегодня Андрей Анатольевич Зализняк в этом ряду. Итог этой жизни будет подведен еще нескоро и, видимо, не в наше время — поэтому объяснить, что сегодня закончилось, а что будет продолжаться, для меня невозможно. Прошу просто поверить, что это так — иногда мы сталкиваемся со сложно оценимым счастьем жить во временном отрезке, в котором ученый может своими работами изменить представление и нынешнего, и будущих поколений о предмете своих занятий, имеющем очень большое значение. Предметом исследований Зализняка был русский язык — и то, что с ним происходит сейчас и будет происходить еще многие годы, в большой степени является — нет, не научным — скорее личным, личностным достижением Андрея Анатольевича.<...>

Не надо горевать. Мы уже сейчас стараниями Зализняка живем в мире, в котором русский язык XI, XVI, XX и XXI веков является неоспоримым континуумом, наш язык имеет достоверную и сложнейшую историю, не обращаться к которой более невозможно, поскольку она есть. Нужен был Андрей Анатольевич для того, чтобы это было не только научной истиной, но и истиной для общества, истиной в самом языке, на котором мы говорим и пишем.

Человек, который это делал, уже неподвластен порокам памяти и забвению — а ведь мы пока еще не знаем, что последует из нашей обретенной языковой целостности, это явление, нередко изменяющее судьбы сотен миллионов людей.

Язык вообще более значительная вещь, чем мы представляем его себе, а тем более в России, где он, судя по всему, главное, чем мы обладаем. Думаю, Зализняк все это исчерпывающе себе представлял, поэтому умирать ему было хотя бы немного легче, чем предстоит всем нам.

До свидания, Андрей Анатольевич, и спасибо за все.

Марина Королёва:

Нет горького чувства. Никто не смог бы больше, чем Андрей Анатольевич Зализняк.
Гений - мощный, настоящий, а не придуманный пиар-компаниями.
Да, каждый из нас, кто у него учился, хотя бы по касательной прошел, - каждый осиротел. Но у каждого из нас было это счастье (не у многих было) - слушать его, смотреть на него во время лекций, сдавать ему экзамен.
Только повторить за автором публикации: до свидания, Андрей Анатольевич, и спасибо за науку, во всех смыслах слова. Спасибо за всё.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG