Ссылки для упрощенного доступа

Другая сторона монеты. Андрей Остальский – о забытой запятой


Кто бы мог подумать, что в конце января, в самые последние дни пребывания Великобритании в Европейском союзе, страсти будут бушевать вокруг некоего знака препинания – так называемой "оксфордской запятой"? Вокруг нее ломаются копья в соцсетях, да и на страницах практически всех газет. В чем же дело?

В английском языке существует древнее правило, требующее отделять запятой третий перечисляемый подряд элемент (как правило, существительное или имя собственное), даже если перед ним стоит союз. То есть если бы такая норма существовала в русском языке, то мы должны были бы писать: "Путин, Медведев, и Мишустин". В Британии и других англоязычных странах давно идут споры по поводу необходимости соблюдения этого правила, которое некоторые объявили анахронизмом. Но в данном случае за спором стоит самая злободневная политика, отсюда и его острота. Речь об оборотной стороне (реверсе) памятной монеты в 50 пенсов, которую в день выхода из ЕС 31 января выпускает в обращение казначейство – по указанию правительства Бориса Джонсона.

По форме монета, как и ее предшественницы, – правильный семиугольник Рёло, и на ее аверсе, как всегда, изображена королева Елизавета II. А вот на реверсе выгравированы слова: Peace, prosperity and friendship with all nations – то есть: "Мир, процветание и дружба со всеми странами", и историческая дата – 31 января 2020 года. Как видите, в этой фразе перед союзом and запятая отсутствует, несмотря на то что идущее за ним слово friendship является как раз тем самым пресловутым третьим элементом. Это вызвало возмущение многих пуристов, мнение которых особенно ярко выразил в твиттере всемирно знаменитый писатель сэр Филип Пулмэн, автор "Тёмных начал". "На Брекзитовской 50-пенсовой монете пропущена "оксфордская запятая", а потому все грамотные люди должны ее бойкотировать", – написал он.

Для большинства образованного среднего класса в целом 31 января – не праздник, а, наоборот, почти день траура

Не ставя под сомнение искренность возмущения именитого автора, рискну предположить, что его огорчает не только и не столько сомнительная грамматика, сколько сам повод выпуска памятной монеты. Для него, как и для многих других людей творческих профессий, айтишников, да и большинства образованного среднего класса в целом, 31 января – не праздник, а, наоборот, почти день траура. После референдума 2016 года сэр Филип открыто и публично называл Брекзит "катастрофой", жестко критиковал его застрельщика Бориса Джонсона, называя его "бессовестным оппортунистом", – и это еще самый мягкий из эпитетов, которыми писатель наградил в свое время нынешнего премьера.

Видный лейборист лорд Адонис в своём твиттере написал: "Я никогда не буду использовать или принимать эту монету". Ему вторит и бывший пресс-секретарь Тони Блэра Алистер Кемпбелл, тоже собирающийся отказываться от 50-пенсовика, поскольку он "пытается внушить мысль, будто Брекзит несет мир, процветание и дружбу со всеми странами, когда на самом деле он ставит все эти три вещи под угрозу".

Но в твиттере получила широкое хождение и другая антибрекзитовская идея: наоборот, набирать как можно больше этих монет. "Их начеканят 10 миллионов штук, но нас как минимум 20 миллионов. Принимайте эти монеты и держите у себя. Давайте изымем их из обращения и сделаем так, чтобы никто их не видел", – пишет Thetruthsayer. Но торжествующих сторонников Брекзита, радующихся новой монете и откровенно издевающихся над побежденными противниками, тоже очень много. "Наши мысли и молитвы – с несчастными еврофилами-нытиками, которым будет очень больно каждый раз, когда полученная в магазине сдача будет напоминать им, что Великобритания отныне – независимая страна", – говорится в твите организации Leave.EU, сыгравшей важную роль в кампании за выход из ЕС. Известный своими правыми, женоненавистническими и гомофобскими взглядами журналист Тоби Янг тоже празднует победу: "Больше не надо вступать в споры с этими вечно ноющими, женоподобными ничтожествами. Просто покажите им эту монету, и они бросятся бежать прочь с поля боя с воплем: "Нет, только не это! Пощадите нас!"

Ярость и призывы к полиции возбудить уголовное дело вызвало высказанное несколькими противниками ухода из ЕС предложение рисовать несмываемыми чернилами свастику на реверсе монеты. А кто-то и вовсе называет критиков Брекзита и его нумизматического воплощения "предателями", которым место в тюрьме или на кладбище. Известные противники выхода Британии из ЕС получают большое количество угроз физической расправы. Помня о трагической судьбе депутата Джо Кокс, убитой в 2016 году фанатиком-неонацистом за ее антибрекзитовскую позицию, ее коллеги нередко вынуждены прибегать к услугам телохранителей.

Вся почти истерическая полемика вокруг памятной монеты ясно показывает глубину раскола британского общества. Рушатся дружбы и даже семьи. Популярный сатирик и журналист Эндрю Дойл пишет в журнале Spectator, что он начал новый год, стирая из своего айфона номера телефонов многих друзей. И из контекста понятно, что это вовсе не шутка.

На противоположной стороне баррикады противники Брекзита с горечью признаются, что не имеют желания больше общаться со многими приятелями и знакомыми, чьи взгляды, а значит, и основополагающие ценности кажутся теперь неприемлемыми. Впору вводить в британский обиход русский термин "нерукопожатность". Премьер Джонсон призывает страну к преодолению разногласий и восстановлению национального единства. Но его критики не верят ему, обвиняют в лицемерии. Журналисты не забыли, что высокопоставленный источник в офисе премьера называл политиков-противников Брекзита "предателями" и "иностранными агентами" и намекал на возможность их уголовного преследования. Причем сам Джонсон отказался дезавуировать это заявление и даже высказался в том смысле, что это "вполне законная постановка вопроса".

Но, казалось бы, благостная надпись на памятной монете, обещающая и мир, и процветание, и дружбу, – это пальмовая ветвь, протянутая либералам. Что тут может не нравиться? Однако и здесь, похоже, можно разглядеть некий кукиш в кармане: историки обнаружили, что с реверса монеты пропала не только "оксфордская запятая", но и конец фразы. Ведь это слегка препарированная цитата из инаугурационной речи американского президента Томаса Джефферсона. Полностью она звучит так: peace, commerce, and honest friendship with all nations, entangling alliances with none, то есть: "мир, торговля и честная дружба со всеми странами, но никаких союзов, связывающих по рукам и ногам". Вот на что намекает правительство: дружба дружбой, а табачок врозь. Читайте всю цитату – никаких связывающих нас союзов! Ну и слово "честная" тоже почему-то убрали… Но, кстати говоря, у Джефферсона-то по крайней мере, "оксфордская запятая" на месте…

И продолжая тему пунктуации: один из главных и наиболее радикальных идеологов Брекзита и английской исключительности, лидер Палаты общин Джейкоб Риз-Могг до недавнего времени имел репутацию и непримиримого языкового пуриста, настаивавшего на неуклонном, педантичном соблюдении всех грамматических норм и правил. И вот вдруг он изменил себе – возразил в своем твите сэру Филипу Пулмэну: дескать, лишняя эта ваша "оксфордская запятая", можно обойтись и без нее.

Совершенно очевидно, что политические пристрастия перевешивают всё – и лингвистические вкусы в том числе. Никто не хочет ни на секунду прислушаться к аргументам другой стороны, попытаться понять, что думают и чувствуют люди, придерживающиеся иных взглядов. Посмотреть непредвзято на другую сторону медали – или монеты, в конце концов. Эту "холодную гражданскую войну", расколовшую страну пополам, нелегко будет остановить, даже если правительство искренне попытается это сделать. И в этом – самое трагическое и опасное последствие Брекзита.

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG