Ссылки для упрощенного доступа

Репортаж

среда 20 октября 2021

49-летняя москвичка Инна Карезина преподает латынь и древнегреческий язык, в последнем списке "СМИ-иноагентов", опубликованном Министерством юстиции в прошлую среду, она стоит под номером 50. Карезина наблюдает за выборами с 2012 года и является главой отделения "Голоса" Московской области (движение "Голос" внесено в реестр "иноагентов". – РС). Тем, что власти все больше расширяют список "неугодных", они делают хуже только себе, считает она.

– Я уже собиралась на покой, думала, что пора дать дорогу молодым, а теперь понимаю, что никуда я не уйду – "иноагенты" всех мастей должны, наоборот, сплотиться и помогать друг другу, – рассуждает Карезина. – Нам всем, конечно же, хочется проснуться в другой стране, где честные выборы и нет "иноагентов", но я против революций и выбираю эволюционный путь развития, как бы тут все ни выглядело безнадежным. А это значит, что нам всем надо делать рутинную работу, продвигаться вперед пусть и муравьиными и никому, даже тебе, не заметными шажочками, но все равно идти, ибо прогресс неизбежен.

Карезина не сомневается, что в список "СМИ-иноагентов" попала из-за работы наблюдателем на выборах, как и остальные ее 19 коллег из "Голоса".

Инна Карезина
Инна Карезина

– Безусловно, меня наказали за выборы, тут даже сомнений быть не может. Просто удивительно, что им недостаточно было накануне выборов объявить "Голос" иноагентом, и уже после самих выборов они решили пройтись по персоналиям. Думаю, это потому что они понимают, что "Голос", который пишет аналитику и многостраничные доклады, какими-то отчетами точно не напугать. Мы и не такое видали, справимся. Статус этот, конечно, отвратительный, мы пытались с коллегами понять, почему мы, а не кто-то еще, но потом сдались: логику тут искать не стоит, статус высосан из пальца, мне даже неловко с людьми об этом говорить, а не в оппозиционной тусовке и вовсе не понимают, что это и как на это реагировать. Я вдруг оказалась поражена в правах и, по логике властей, теперь сама должна оправдываться, что я не верблюд, и судиться с Минюстом. Но то, как Минюст топорно это все делает, лишь раздражает нормальных людей: я вдруг почувствовала огромную поддержку не только от наблюдателей, но и вообще со всех сторон – и теплым словом, и донаты уже предлагали мне собрать. Это, конечно, очень поддерживает.

В наблюдатели она пришла на волне Болотной.

Тогда я договорилась со своей совестью и придумала себе более важные дела

– Первые мысли о том, что надо стать активнее и участвовать в выборах в качестве наблюдателя, были еще до Болотной, я видела объявления, что идет набор в наблюдатели. Но тогда я договорилась со своей совестью и придумала себе более важные дела, – рассказывает Карезина. – На самом деле в "Голосе" я всего три года, начинала с наблюдения на выборах в подмосковном Королеве, сначала в рамках "Гражданина-наблюдателя", потом была в движении "Сонар", все наблюдатели всегда сотрудничали и общались, потом вот стала главой подмосковного "Голоса". Мы привыкли, что в Подмосковье достаточно "чистые" выборы. Конечно, и у нас разные технологии применяются, но не так нагло, как в соседней Тульской области, да и в целом все у нас было неплохо, скажем так, травоядно. А когда мы с проверками приезжали в разные подмосковные города, так нам и вовсе показуху устраивали. Я всегда говорила, что Подмосковье – это султанат, просто там, начиная с прихода председателя ИКМО Березкина, началась имитация. Но в этом году все иначе, такого беспредела давно не было. Котельники, Люберцы, Королев, Кашира, Красногорск, Лыткарино – повсюду вдруг появились политизированные гопники, оформленные как члены комиссии с правом совещательного голоса, этакие молодчики на прикорме у местных администраций. Они не давали спорить, а на некоторых участках и вовсе вытесняли физически. В Лыткарино, например, нашего наблюдателя заперли в туалете и не выпускали из него, пока шел подсчет голосов. В Щелково члену ТИКа с правом совещательного голоса порезали колеса на машине, она увидела это ночью, с участка уехать не могла, вызывала шиномонтаж туда. А утром снова объезжала участки... В 2015 году у нас был страшный инцидент – тогда у нас избили двух наблюдателей: Стасу Позднякову пришлось после того нападения удалить селезенку, у Дмитрия Нестерова было сотрясение мозга. Был большой скандал, выявлено еще много нарушений и председатель областного избиркома Ирек Вильданов потихому ушел. Мы думали, что эта история многому научит и ее последствий надолго хватит. Но оказалось, что нет, все подзабыли. Опять беспредельничали, особенно с надомным голосованием, удалением наблюдателей, члены ТИК использовали любой повод, чтобы вынести урны из-под камер. Незадолго до выборов появилась аудиозапись, сделанная на секретном тренинге в Королеве, там куратор фальсификаций ставил задачу перед руководителями избирательных комиссий и объяснял технологию кражи голосов избирателей. Об этом написала "Новая газета" (голос "инструктора" оказался очень похожим на голос советника главы Королева Жанны Прокофьевой, которая просила все "сделать чисто" и обеспечить "Единой России" 45%, якобы такую задачу поставило главное управлениее территориальной политики правительства Московской области. – РС). Элла Александровна (Памфилова, глава ЦИК. – РС) обещала, что проблем с допуском к записям на участках не будет, но это вранье. Мы, конечно, не ожидали, что в том же Королеве все вдруг будет хорошо, хотя первые два дня действительно было тихо. Зато на третий день голосования актив гопников, четверо людей в капюшонах и масках, около ТИК 4 напали на королёвского блогера Игоря Гришина. Он узнал в них тех же людей, что днем ранее приезжали на УИК 3602. Ночью, когда выяснилось, что побеждает КПРФ, а кандидат от ЕР пролетает, то начались наглые вбросы и переписывание протоколов. Потряс скачок явки, который невозможно не увидеть, но Элла Александровна почему-то до сих пор молчит.

Карезина – католичка, окончила московский Институт святого Фомы.

Книга так и осталась неопубликованной – я категорически не умею искать деньги, а финансирование гуманитарных наук у нас стремится к нулю

– Институт был иезуитским, преподавание там было на самом высоком уровне, нам читали лекции и известные богословы, и лучшие светские преподаватели и лучшие умы Москвы, такие как Михаил Розов и Владимир Бибихин. Сначала мы по внутренней программе занимались, потом по общероссийской, – рассказывает Инна. – Меня всегда привлекали древние языки, может потому, что они мне лучше давались, чем современные. В институте я увлеклась диалогом христианства с китайской культурой и выучила китайский, но не современный, а вэньянь, это как старославянский по отношению к современному русскому. Мне очень повезло, потому что мне в руки попал первый православный катехизис на китайском языке, который был списан с католического катехизиса (православный катехизис на китайском языке отца Иакинфа Бичурина (1810), созданный на основе католического катехизиса иезуита Франческо Бранкати (1661). Тема христистианской проповеди в Китае меня невероятно захватила, как и сами проповедники – у них не жизнь была, а приключенческий роман, а как приспосабливалась христианская проповедь на конфуцианское сознание! Я даже успела написать и выпустить на эту тему книгу, получить "гриф" РАН и пройти все необходимые обсуждения перед публикацией. Но книга так и осталась неопубликованной – я категорически не умею искать деньги, а финансирование гуманитарных наук у нас стремится к нулю... Видимо, никому, кроме меня, это просто не нужно.

Карезина уже была наблюдателем на выборах и преподавала в РГГУ, когда в один день вдруг стала безработной. Впрочем, сама она это ни с выборами, ни с политикой не связывает.

Я жалею только о том, что не сделала этого раньше!

– Это было 1 сентября, я пришла в университет в красивой нарядной кофте и вдруг узнала, что ни общих дисциплин, ни моего спецкурса больше нет. Это была жизнь от получки до получки, я едва сводила концы с концами, но, как и все, конечно же, держалась за эту работу. А тут я просто стала не нужна, никакой нагрузки для меня нет. Это не связано с выборами, просто личная неприязнь была, я так думаю. А тогда я стояла и думала: что же я буду есть завтра, как же мне теперь жить? И ушла в репетиторство. И через четыре месяца у меня не было никаких долгов, а я наконец почувствовала твердую почву под ногами. И это я со своими экзотическими языками! Поэтому когда я слышу, как учителя оправдывают свои махинации с бюллетенями, потому что боятся остаться без работы, то всегда говорю: идите в репетиторы, вы сможете наконец нормально жить и будете чувствовать себя нормальным человеком. Они ведь даже представить не могут, как это освободит их от разных дурацких требований, сколько у них свободного времени останется! А работа всегда найдется – особенно для математиков, преподавателей русского и литературы, иностранных языков. Боже мой, я жалею только о том, что не сделала этого раньше! Недавно слышала про директора школы, которую уволили из-за выборов, так вот она тоже почувствовала облегчение. Но многие боятся остаться без постоянного места работы и постоянной зарплаты, это из-за косности мышления, да и нашей системы образования в целом. Не надо бояться.

По закону, если физическое лицо признали иноагентом-СМИ, то это накладывает определенные ограничения, если он вдруг решит куда-то баллотироваться. Инну Карезину, впрочем, это совсем не расстраивает.

Партиям выгодно с нами работать, потому что власти стараются списывать результаты у тех партий, у кого нет наблюдателей на участках

– Я никогда не хотела сама идти в политику и куда-то выдвигаться, хотя меня спрашивали об этом. Моя гражданская позиция, моя функция, если хотите, это сдерживать любых политиков, даже тех, кто лично мне симпатичен, в их желании наступать на интересы простых граждан, – объясняет она. – Наблюдатели, такие как я, для этого и нужны. Наше выборное законодательство устроено так, что мы вынуждены регистрироваться на выборах от какой-то партии, неважно, разделяем мы ее взгляды или нет. А самим партиям выгодно с нами работать, потому что власти стараются списывать результаты у тех партий, у кого нет наблюдателей на участках.

На данный момент в реестр СМИ-"иноагентов" уже включены 73 человека и организации, всего с начала 2021 года список увеличился на 56 пунктов. В реестре некоммерческих организаций-"иноагентов" тоже пополнение: в него включили автономную некоммерческую организацию "Нижегородский центр немецкой и европейской культуры" и Ивановскую областную общественную организацию "Центр гендерных исследований". 1 сентября главные редакторы и издатели более 20 независимых российских изданий потребовали аннулировать нынешний список СМИ-"иноагентов", а также внести 12 поправок в действующее законодательство об "иностранных агентах". Они подписали открытое письмо президенту России Владимиру Путину, его пресс-секретарю Дмитрию Пескову и министру юстиции Константину Чуйченко. Кремль пообещал рассмотреть обращение журналистов о внесении поправок в закон об "иностранных агентах". Петицию об отмене закона об "иноагентах" подписали уже 158 тысяч человек.

"Браслет снимут, но через месяц наденут обратно"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:09 0:00

Суд в Москве приговорил муниципального депутата и участницу Pussy Riot Люсю Штейн к году ограничения свободы по так называемому "санитарному делу" о подстрекательстве к нарушению эпидемиологических норм – в связи с акцией в поддержку Навального в Москве. Это шестой приговор по "санитарному делу".

Загрузить еще

XS
SM
MD
LG