Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Французы поддержат "АвтоВАЗ" материально


Судьба Волжского автозавода решалась сегодня в Рамбуйи

Судьба Волжского автозавода решалась сегодня в Рамбуйи

Руководители правительств России и Франции подписали сразу несколько соглашений. В том числе, и долгожданный меморандум о намерениях, посвященный участию французского концерна Renault в реструктуризации находящегося на грани банкротства российского "АвтоВАЗа".


Премьер-министр России Владимир Путин назвал прорывом в сотрудничестве двух стран соглашения, достигнутые в ходе переговоров с главой правительства Франции Франсуа Фийоном. Российский премьер особенно выделил договоренность между "Газпромом" и компанией Électricité de France об участии последней в сооружении газопровода "Южный поток". Напомнив, что речь идет о совместной работе на территории Франции и третьих стран, российский премьер отметил, что фактически речь идет об обмене активами. А это, по его словам, Россия в данной сфере прежде практиковала только с немецкими партнерами.


Также стороны подписали соглашение о реструктуризации "АвтоВАЗа" при участии концерна Renault, на 15 процентов принадлежащего правительству Франции. Предполагается, что французская компания поддержит Волжский завод технологиями, используя часть мощностей в Тольятти для производства собственных автомобилей для российского рынка. Из последних заявлений Владимира Путина следует, что Renault внесет в "АвтоВАЗ" 300 миллионов евро в виде технологий и, возможно, прямых инвестиций. Доля французского концерна в "АвтоВАЗе" снижаться не будет, а возможно, и вырастет.


В последние месяцы стало окончательно ясно, что Renault, которому принадлежит блокпакет российского производителя — последняя надежда на спасение и модернизацию "АвтоВАЗа". Все понимают, что без французов эту проблему не решить. Но уговорить их участвовать в реструктуризации предприятия — полдела, вопрос в том, насколько эффективной она окажется.


Политолог Дмитрий Орешкин главную проблему для французов видит не столько в экономических, сколько в политических рисках, отмечая, что не последнюю роль здесь сыграли репутационные потери России в связи с делом Ходорковского или войной в Грузии:


— Для французов как для людей рациональных вопрос стоит очень просто: неплохо, наверное, было бы получить такой кусок российского рынка и, соответственно, сделать на этом хороший бизнес, но есть очень серьезные риски, причем не экономического, а политического плана. Державный патриотический советский менеджмент обманывал иностранных инвесторов не раз и не два, начиная со сталинских опытов с "Лена Голдфилд" и заканчивая проектом "Сахалин-2". Это все французы прекрасно знают. Поэтому за политические риски, естественно, они потребуют очень серьезных компенсаций.



Дмитрий Орешкин отмечает, что экономически выгодным выпуск современного автомобиля может быть лишь при невысокой себестоимости производства, а это неизбежно приведет к сокращению количества рабочих мест:

Российскому руководству хотелось бы переложить ответственность за санацию производства на французов

— Даже если они будут производить "Жигули" в нормальной ценовой категории, это вполне рационально с точки зрения бизнеса. Производят же индусы или китайцы дешевые машины невысокого качества, и эти машины кто-то покупает. Вопрос в том, что наши "Жигули" слишком плохи для ценовой ниши, которую занимают, то есть они неконкурентоспособны. Улучшение конкурентоспособности — вещь очень болезненная, потому что она связана, например, с сокращением персонала. Это серьезная социальная проблема. Здесь, кстати, очень важный момент: руководству страны хотелось бы скинуть с себя эту неприятную задачу по оптимизации, санации производства. Тогда все можно будет свалить на волчьи законы капитализма: ну вот, французы взяли на себя ответственность, пусть делают, как делают, но вроде как это делаем не мы. Такая мысль наверняка мелькает в головах у участников переговоров, во всяком случае, с российской стороны.


Сокращение рабочих мест — болезненный процесс, который чреват социальными взрывами. Этот вопрос заботит профсоюзных деятелей. Лидер профсоюза рабочих "АвтоВАЗа" "Единство" Петр Золотарев полагает, что новые рабочие места могут быть созданы, если комплектующие для новых автомобилей будут производиться в Тольятти. Однако люди, принимающие решения о будущем "АвтоВАЗа", с активистами профсоюза по этим вопросам не советуются, так что последние, по словам Петра Золотарева, встречают решение о производстве моделей Renault "без оптимизма".


Сейчас по 25 процентов акций "АвтоВАЗа" принадлежат госкорпорации "Ростехнологии" и Renault, 24,8 процента — инвестиционной компании "Тройка Диалог". К тем, кто заинтересован в успешной деятельности тольяттинского завода, следует добавить еще потребителей и работников "АвтоВАЗа". Первые хотят получить качественный и недорогой автомобиль, а вторые — иметь возможность производить продукт, за который не придется краснеть.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG