Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Глеб Морев - о роли интернет-медиа в российских протестах


Глеб Морев, OpenSpace

Глеб Морев, OpenSpace

Воспользовавшись затишьем (судя по всему, временным) в протестах оппозиции, эксперты и журналисты пытаются подвести итоги того, что назвали "снежной революцией" в России. Социологи пытаются дать научный портрет типичного участника митингов и демонстраций зимы 2011-2012 годов, а специалисты в области СМИ и новых технологий обсуждают роль социальных сетей и интернет-медиа в организации протестов.

Шеф-редактор отдела "Медиа" портала OpenSpace Глеб Морев считает, что интернет-издания только следовали за происходящим на улицах:

– Я думаю, что в рассуждениях о смысле, о хронике прошедшего протеста не надо ставить телегу впереди лошади. Основным стимулом к возникновению протестных настроений – к тому, чему мы были свидетелями все три месяца перед выборами – были действия власти, прежде всего фальсификации на думских выборах. Более того, мне кажется, что никакая медийная работа здесь была абсолютно ни при чем. Сошлюсь на собственный опыт. Мы в редакции OpenSpace 5 декабря – когда на Чистых прудах был сравнительно небольшой митинг, когда был задержан Алексей Навальный – проводили круглый стол, посвященный итогам 2000-х годов и выходу очередной книги Парфенова из серии "Намедни". Масштаб происходящего в тот вечер никому из присутствовавших тогда не был понятен. Он становился ясен по мере синхронно происходящих событий. На следующий день, то есть 6 декабря, было понятно, что происходит что-то новое. Еще на следующий - еще что-то новое, ситуация менялась качественно и количественно. И медиа в данном случае меняли свою повестку, на ходу подстраиваясь под интересы своей аудитории.

Я бы выявил такую причинно-следственную связь: не медиа определяли повестку дня аудитории, а аудитория диктовала медиа повестку дня. Стало понятно, что наша аудитория – те люди, которые читают OpenSpace (издание не политическое, издание культурно-общественное) – чрезвычайно встревожена, захвачена происходящими событиями, и что нам необходим какой-то поворот к социальной тематике. Поэтому наш раздел "Общество" увеличил количество материалов, посвященных происходящему. Те же темы получили развитие в других разделах, посвященных формально творческому, художественному процессу – это и кино, и театр, и литература. По цифрам просмотров было понятно, что популярностью пользуются именно материалы, откликающиеся на живую повестку дня.

- Важнейшие события российской истории последних десяти лет (до, условно говоря, 2011 года), самые важные, шокирующие, трагические – начиная от ареста Ходорковского, дальше Беслан, потом грузинская война – все-таки в той или иной степени были увидены обществом в экране телевизора. Сейчас наступает, видимо, другая эпоха. И социологи очень много говорят о том, что российское общество поделено на две части: на тех, кто смотрит в экран телевизора, и тех, кто смотрит в компьютерный экран. И соответственно, более или менее условно можно сказать, что те, кто смотрит в экран телевизора – это те, кто голосует за Путина или за коммунистов, а остальные - это естественная база демократического движения. Согласны ли вы с этим?

– Да, это, конечно, очевидно. Опять же, опираясь на собственный опыт, на опыт коллег, на те сведения о нашей аудитории, которые мы имеем - это аудитория, которая смотрит в экран компьютера, а не в экран телевизора. Теория о двух Россиях, конечно, справедлива, если в качестве маркера взять отношение к смотрению в телевизор. Безусловно, у этих аудиторий разные представления о реальности. Несмотря на распространение социальных сетей, телеаудитория превышает аудиторию компьютерную количественно, но не качественно. Понятно, что те люди, которые сейчас отдают предпочтение компьютеру и сетевым медиа перед телевизором - это наиболее продвинутая, наиболее успешная, наиболее молодая часть общества. В принципе, я думаю, что это ясно и власти: ведь люди сети – та самая опора декларируемой властями политики модернизации. И здесь, конечно, парадокс: никакая модернизация, осуществляемая сверху, не может быть осуществлена без этого человеческого ресурса, который в подавляющем большинстве настроен по отношению к власти оппозиционно, резко критически.

– Но тем не менее, эта аудитория (назовем ее аудиторией компьютерного экрана) все-таки очень сильно зависит от того, что показывают на телеэкране. Иначе непонятны нынешние протесты по поводу "Анатомии протеста" - фильма об оппозиционных митингах, показанного на телеканале НТВ.

– Во-первых, предположу, что фильм, показанный на телеканале НТВ, протестующая аудитория увидела не по телевизору, а в окошке Youtube. Во-вторых, это не значит, что вся эта аудитория не включает "ящик". Но она, конечно, смотрит в том же компьютере точечно интересующее ее вещи из телепрограммы. Эти люди выпадают из бесконечного недискретного потока телеинформации, который льется на российских граждан. Известно, что телевизор – это такая никогда не выключающаяся машина, вечно работающий ящик, который в качестве фона всегда присутствует в квартирах россиян. Это традиционная модель, и для сетевой аудитории она не работает.

По материалам программы "Время и мир"
XS
SM
MD
LG