Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Николай Петров – о Сергее Шойгу, вечном спасателе


Николай Петров

Николай Петров

Московская областная дума 5 апреля единогласно проголосовала за утверждение министра по чрезвычайным ситуациям России Сергея Шойгу новым губернатором Московской области. Нынешний глава Подмосковья, Борис Громов будет исполнять свои обязанности до истечения срока его полномочий – 11 мая нынешнего года.

Политический портрет нового губернатора Московской области Сергей Шойгу в интервью Радио Свобода обрисовал политолог Николай Петров:

– На протяжении первых десяти лет своей карьеры в качестве руководителя МЧС Сергей Шойгу, в отличие от всех остальных министров, все время был при деле. Все время что-то падало, рушилось, горело, и граждане видели озабоченного Сергея Кужугетовича, который разруливал ситуацию. Поскольку сама система выстроена так, что требует постоянного ручного управления, то по умолчанию преодоление негативных последствий таким вот способом выглядело эффективно. В последние два года образ борца с чрезвычайными ситуациями несколько потускнел, потому что, скажем, с лесными пожарами 2010 года власть не справилась. Хотя, конечно, Шойгу и сейчас самый популярный министр кабинета.

– Как вы считаете, Россия при нынешней системе управления обречена на то, чтобы ликвидировать последствия чрезвычайных ситуаций, а не работать на предотвращение такого рода несчастий?

– Абсолютно. Собственно, в этом и кроется причина популярности Шойгу. Не только его личная готовность работать, но и то, что чрезвычайных ситуаций было много, давая возможность Шойгу все время быть на виду. Практически каждый месяц на общенациональном уровне возникает что-то "чрезвычайное"– либо крупная техногенная авария, либо пожары, либо взрывы. В очень многих случаях, к сожалению, это было связано с тем, что система, во-первых, плохо работает, а во-вторых, не в состоянии извлечь уроки из прошлого.

– Сколь бы профессиональным ни был отдельно взятый человек на посту министра, для того, чтобы удержаться в правительстве на протяжении без малого двух десятилетий, нужна изрядная аппаратная ловкость и понимание обстановки, в которой правительство работает. Каковы сильные качества Шойгу в этом отношении? Отсутствие личных политических амбиций, готовность служить партии власти, умение ладить с начальством?

– Я думаю, все вместе. Шойгу и выглядит не как обычный московский бюрократ – он из Тувы, что тоже определенным образом играет на создание позитивного образа. Конечно, за кулисами происходит много политических коллизий, которые позволяют Шойгу быть полезным любому лидеру и любому правительству, не вызывая при этом опасений, что в какой-то момент его популярность может привести к ситуации, когда его политические амбиции войдут в противоречия с устремлениями лидера. Это делало Шойгу незаменимым. Он создал свою структуру, с самого начала строил ее под себя, и она не вышла из-под его контроля.

– Мне кажется, у Сергея Шойгу и у Владимира Путина примерно один тип мужской харизмы и политического стиля – решительный лидер, который на месте руководит чем-то, что без него не работает. Почему Путин не боится популярности самого популярного министра правительства?

– Они не конкурировали ни в чем, а в самом факте присутствия во власти двух серьезных мужиков, способных решить любую проблему, было позитивное начало. Другое дело, что у граждан, как мне кажется, накопилась некая усталость: на протяжении многих лет их спасали в тяжелых ситуациях, но в какой-то момент возникло ощущение, что подобные ситуации из года в год не исчезают. И уже не один самолет упал, а 15, не один дом сгорел, а множество разных, и спасатели на этом фоне стали играть несколько иную роль. За 12 лет нахождения у власти Путину не удалось переломить ситуацию так, чтобы уменьшилась необходимость в спасателях.

– Говорят, что занять пост губернатора Московской области отчасти было личным желанием самого покидающего свое кресло министра.

– Будь у него такая возможность, Шойгу остался бы руководителем своего маленького царства, которое, в общем, является государством в государстве. Но его отставка обсуждалась давно, в связи с чем, возникала проблема, как можно это компенсировать. Московская область хороша тем, что очень велика, это позволяет Шойгу пристроить любого из своей команды, кто захочет уйти вслед за ним из МЧС. Это губернаторство не обременительно в том смысле, что ему, в отличие от многих других губернаторов, не придется раз в неделю летать либо домой, либо, наоборот, на место работы. Он вполне может продолжать жить в Москве. Московская область – гигантское хозяйство, взять ее под контроль – очень сложная задача, но не факт, что он ставит перед собой эту задачу. А если ее не ставить, то, как некая синекура, это, наверное, один самых выгодных регионов.

– С другой стороны, это один из самых "коррупционноемких", как сейчас говорят, регионов. В бытность Бориса Громова губернатором Подмосковья, неоднократно возникали такого рода скандалы. Станет ли новый губернатор с этим всерьез бороться?

– Я думаю, отчасти да. Возможно, Кремль решил сменить Громова на Шойгу не в последнюю очередь потому, что Шойгу тоже военный человек – генерал-полковник, руководитель военизированной структуры. Это позволит заменить армию, состоящую, в основном, из ветерано-афганцев, которую собрал под своим началом Громов, боевыми офицерами из МЧС. Я, честно говоря, сомневаюсь, что в таком огромном, сложном и запущенном хозяйстве, где Громов по большому счету не был единоличным хозяином, удастся что-то сделать. Кроме того, в Московской области присутствуют практически все основные кланы с их интересами. Это неимоверно сложный композитный регион, который является Россией в миниатюре.

– Сработается новый губернатор с Сергеем Собяниным?

– Они соотносимы по политическому весу. Одного вполне можно считать противовесом другому.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на сайте "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG