Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты – о стратегии Республиканской партии США


Митт Ромни

Митт Ромни

Отказ Рика Санторума от борьбы за номинацию на пост кандидата в президенты США от Республиканской партии, породил в стане республиканцев совершенно новую ситуацию и требует выработки новой стратегии. Сделать это предстоит достаточно быстро.

О новой предвыборной стратегии Республиканской партии США рассказывают международные обозреватели Радио Свобода Кирилл Кобрин и Брайан Уитмор.

– Против Рика Санторума выступали разные слои американского общества, и последнее выступление отчасти напоминает шутка, а, может быть, и серьезное – это выступление порнозвезд, которые публично выступили против намерения Санторума ограничить распространение порноиндустрии в США.

Брайан Уитмор: Эти шутки, конечно, не повлияли на решение Санторума. Что повлияло на его решение, так это желание всего истеблишмента Республиканской партии, чтобы он отказался от борьбы, чтобы они могли собрать силы вокруг Ромни и подготовиться к борьбе с Обамой. Если смотреть на математику праймериз, у Санторума не было шансов выиграть. Последний опрос, даже в его родном штате Пенсильвания, показал, что Ромни там лидировал. История с порнографией – просто комический эпизод, а вот факт продолжения участия Санторума в гонке до сих пор влиял на общую позицию разных кандидатов, в том числе и Ромни. И Ромни вынужден был занимать позиции более правые, нежели те, что он хотел бы занимать при отсутствии Санторума. Вот что было проблемой.

К тому же, у Ромни огромные проблемы с избирателями-женщинами. Республиканцы высказывали желание ограничить доступ женщин к противозачаточным средствам. С точки зрения среднего американца, это крайне правые позиции, и вот результат – рейтинг Ромни сильно упал среди женщин-избирателей. Демократы уже используют это, говоря, что республиканцы ведут войну против женщин. И если смотреть на опросы, рейтинги Ромни и Обамы почти равны у избирателей-мужчин, но у женщин Обама имеет огромное преимущество.

– Означает ли это, Кирилл, что сейчас Республиканской партии придется вносить значительные коррективы в свою избирательную стратегию?

Кирилл Кобрин: Следует сказать несколько теплых слов об уходящем из кампании Рике Санторуме. Для чего существуют вот такие процедуры, как праймериз, кокусы, да вообще предвыборная кампания? Она, на самом деле, показывает, из кого состоит Америка, из каких частей состоит общеамериканский электорат.

В США довольно много людей, которые придерживаются правоконсеративных взглядов – кто-то должен выражать их настроения, интересы! Это все-таки демократия, которая учитывает интересы меньшинства. Вот Санторум сыграл как раз роль выразителя интересов этого меньшинства. Когда выяснилось, что это меньшинство является действительно меньшинством даже среди избирателей-республиканцев (не говоря уже о партийном истеблишменте), он ушел. Во-вторых, конечно, победил – с точки зрения республиканцев – здравый смысл. Потому что, естественно, Санторум – непроходной кандидат в борьбе с Обамой.

Очень большие вопросы заключаются в том, является ли Митт Ромни подходящим кандидатом. Помимо всяких идеологических вопросов, есть еще и персональные данные Ромни, который не очень подходит в качестве активного публичного политика, его называют "деревянным" иногда. Перед Ромни теперь стоит задача – заставить электорат Санторума голосовать за себя. Это очень сложно, потому что, в общем, они могут сказать: мы вообще не будем тогда голосовать.

Брайан Уитмор: Я бы согласился, но у Ромни есть определенная проблема, которой, например, Джордж Буш-младший не имел. Тогда все консерваторы были уверены, что он "свой". Насчет Ромни они сомневаются, что он "свой", и он должен иметь это в виду. В ходе предвыборной кампании Буш имел возможность уйти в центр, а Ромни, поскольку правая часть электората ему не доверяет, должен демонстрировать свою лояльность этой группе открыто, и это пугает центристский электорат. У Обамы нет этой проблемы, потому что левые будут голосовать за него в любом случае.

– Означают ли события последних суток, что борьба в Республиканской партии окончена и скоро будет объявлено или фактически станет понятно, что Ромни уже будет номинантом от Республиканской партии? Есть ведь еще два претендента – Ньют Гингрич и Рон Пол, которые могут не выйти из кампании.

Брайан Уитмор: Теперь все равно, выйдут они или нет. Всегда есть переломный момент в серии праймериз, когда становится очевидно, кто будет кандидатом, и мы уже прошли этот пункт. Ромни будет кандидатом. Этого официально не произойдет до съезда республиканцев, естественно. Я просто не вижу варианта, при котором другой вариант может иметь место. Сейчас это уже очевидно.

– То, что 10 апреля стало фактически известно имя человека, с которым Бараку Обаме предстоит сразиться в борьбе за пост президента США, это сейчас выгодно для Демократической партии?

Кирилл Кобрин: Митт Ромни уже месяц-другой рассматривается штабом демократов в качестве главного кандидата от республиканцев. И уже в первом выпущенном предвыборном ролике президента Обамы упоминается Митт Ромни. Это было дней 10 тому назад. В заключение скажу: я предвижу очень большие проблемы в кампании Митта Ромни. Потому что, как правильно сказал Брайан, он разрывается между центристами и необходимостью притягивать к себе симпатии правых. И у него нет той базы, которая, по крайней мере, сейчас, позволила бы собрать и то, и другое в один какой-то сколько-нибудь эффективный именно пропагандистский, если угодно, идеологический пакет.

Брайан Уитмор: Были ожесточенные дебаты во время этих республиканских праймериз. Тут такая особенность: если праймериз тянутся долго, имеют бурный характер, это может помочь кандидату в предвыборной кампании. Вспомним, как четыре года назад тяжелая борьба между Обамой и Хиллари Клинтон во многом обеспечила успех Обамы. Но между той кампанией демократов и нынешней – республиканцев есть очень большая разница: между Клинтон и Обамой не было идеологических разногласий. Это были два кандидата, которым партия симпатизировала, и это был вопрос только личной симпатии.

С Ромни – это более идеологическая борьба между ним самим и частью электората партии. Истеблишмент поддерживал Ромни с самого начала, а консервативная база электората поддерживала то того, то другого – это мог быть Гингрич, Санторум, Дональд Трамп, был целый ряд кандидатов, которые назывались "анти-Ромни". Это показывает, что есть очень большие идеологические разногласия в партии. И эта ситуация для меня похожа на тяжелую борьбу между Джимми Картером и Тедом Кеннеди в 80-м году, когда Картер выиграл, но победа его была очень слабой, и он сам оказался слабым кандидатом. И это очень похоже на Ромни сейчас. Что привело к его провалу в предвыборной кампании против Рональда Рейгана.

Была та же самая ситуация на республиканской стороне в 1976 году, когда Джеральд Форд одержал победу над Рейганом-кандидатом, но правый электорат Республиканской партии никогда не доверял Форду, и это было проблемой для его предвыборной кампании. Поэтому я бы делал именно такое сравнение, а не сравнивал нынешнюю ситуацию у республиканцев с тяжелой борьбой между Клинтон и Обамой четыре года назад.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG