Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Брейвик предстал перед судом


В Норвегии начался судебный процесс над Андерсом Берингом Брейвиком, обвиняемым в совершении двух терактов, в Осло и на острове Утойя, в результате которого погибли 77 и были ранены более полутора сотен человек.

Андерс Брейвик, содержащийся в одиночной камере тюрьмы "Ила" под Осло, готовился к судебному процессу вместе с командой из четырёх адвокатов. В ноябре прошлого года обследовавшие Брейвика специалисты пришли к заключению, что террорист страдает параноидальной шизофренией и нуждается в длительном лечении, однако повторная экспертиза признала его психически вменяемым. Таким образом, 33-летний "норвежский стрелок" предстал перед судом как здоровый человек, а судья имеет все основания приговорить его к тюремному заключению – максимальным сроком на 21 год. Не исключено, впрочем, что Брейвика не выпустят из тюрьмы до конца жизни – как человека, представляющего особую опасность для общества. Норвежское законодательство предусматривает такую возможность.

Сам Андерс Брейвик вполне доволен заключением экспертизы, заявляя что предпочтёт пожизненное заключение принудительному лечению. Террорист не раскаивается в содеянном – он настойчиво подчёркивает, что психически здоров и совершал убийства в Осло и на Утойе, осуществляя таким образом свой "крестовый поход" против норвежского общества.

После того, как Брейвику было разрешено получать и отправлять корреспонденцию, ему приходит много писем из Норвегии и из-за рубежа – в том числе и от единомышленников, готовых помочь ему материально. По словам адвокатов Брейвика, полиция задержала несколько почтовых отправлений, в которые были вложены деньги – порядка нескольких тысяч евро и норвежских крон. При этом часть денежных пожертвований до заключённого всё же дошла. Один из адвокатов Брейвика Торд Йурде рассказал:

– Большая часть посланий приходит от людей, которые одобряют его действия или просто хотели бы поддержать Брейвика как человека, несмотря на то, что он сделал. Но есть также немало писем с угрозами от людей, выражающих свою ненависть и гнев. Андерс Брейвик получает также любовные письма, предложения о помощи и о спасении души от религиозных людей и послания от женщин, готовых стать его приёмными матерями...

Брейвик охотно отвечает своим корреспондентам, делясь впечатлениями о жизни в тюрьме и жалуясь на предвзятое к себе отношение из-за того, как освещала его дело в прессе. "Они назвали меня психопатом с нарцистическими чертами характера. Но разве самовлюбленный человек совершил бы такое самопожертвование?!" – искренне недоумевает Андерс Брейвик в одном из своих писем.

Судебный процесс по делу Брейвика продлится десять недель. На освещение этого события в Норвегии аккредитованы более тысячи журналистов со всего мира, национальный норвежский телеканал NRK покажет открытие слушаний по делу, выступления адвокатов и прокуроров, а также вынесение приговора. Однако показаний самого террориста телезрители не увидят – власти Норвегии предпочли закрыть все судебные заседания, чтобы не позволить Брейвику распространять свои националистические идеи. Полная запись суда над Андерсом Брейвиком будет передана в Национальный архив и в ближайшие четверть века к ней будет закрыт доступ посетителей.

Одним из тяжелейших психологических испытаний для выживших после терактов, а также родителей погибших, станет присутствие на процессе по делу Брейвика в окружном суде норвежской столицы. Супруги Эдвардсен потеряли своего 18- летнего сына Андреаса, и теперь должны вновь пережить события на Утойе всё то время, что продлится судебный процесс. Однако они готовы к этому, сообщила Хайди Эдвардсен:

– Я дала своему мальчику жизнь. И я буду следовать за последними мгновениями этой жизни...

По словам Андерса Брейвика, своими терактами он собирался вызвать дестабилизацию и раскол норвежского общества, чтобы остановить приток мусульманских мигрантов и препятствовать политике мультикультурализма. Однако террорист, скорее, добился обратного. По данным ежегодного социологического исследования, проводимого Статистическим управлением Норвегии, после трагедии, случившейся 22 июля 2011 года, в норвежском обществе в целом возросло позитивное отношение к иностранцам. Весьма показательным, по мнению норвежских социологов, выглядит ответ на вопрос: "Являются ли иммигранты источником нестабильности в обществе?" До терактов с этим не были согласны 48 процентов, а после – уже 70 процентов опрошенных.

Кровавая история, потрясшая прошлым летом благополучную и тихую Норвегию, показала норвежцам, что опасность терроризма может исходить не только от исламских фанатиков. Страна получает значительный доход от нефти, здешнее общество социально устойчиво и благополучно, а проблемы с иммигрантами-мусульманами не достигли таких масштабов, как в некоторых других странах Европы – однако даже отсутствие в стране объективных предпосылок для террористической деятельности ещё не гарантирует её гражданам защищённости от экстремизма.

Страшный урок Брейвика не прошёл бесследно: власти Норвегии намерены радикально пересмотреть своё отношение к вопросам национальной безопасности. Времена, когда норвежский король Улаф V (отец ныне правящего монарха Харальда V) ездил за рулём автомобиля без охраны, а на вопросы журналистов о своей безопасности отвечал, что у него "4 миллиона телохранителей", имея в виду всех норвежцев, – остаются в прошлом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG