Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Главной неожиданностью первого тура президентских выборов во Франции комментаторы считают успех Марин Ле Пен – за нее проголосовали чуть больше 18 процентов избирателей. Получается, что примерно пятая часть французских избирателей симпатизирует популистским идеям "Национального фронта"

Ситуацию после первого тура анализирует политический обозреватель Семен Мирский:

– Если, как говорят местные комментаторы, Саркози проиграл, а Франсуа Олланд выиграл, то с триумфом вышла из первого тура голосования именно лидер "Национального фронта" Марин Ле Пен.

– Получается, что примерно пятая часть французских избирателей симпатизирует популистским позициям "Национального фронта", еще около 10% поддерживают ультралевые взгляды кандидата левого блока. Откуда такая поляризация политических сил?

– Я думаю, она объясняется экономической и социальной ситуацией, которая во Франции хоть и лучше, чем во многих странах Европы, за исключением Германии, но все же оставляет желать лучшего. Каждый третий избиратель проголосовал против участия Франции в Евросоюзе, шире говоря – против глобализации. Поднимаясь поверх водораздела между правыми и левыми партиями, это и есть главный результат первого тура. Этим объясняется триумф "Национального фронта".

– Кажется, ключевым сейчас становится вопрос о том, кому из двух оставшихся в игре кандидатов отойдут голоса тех, кто проиграл в первом туре – и сторонников правых, националистических идей, и сторонников левых идей, и тех, кто голосовал за центриста Франсуа Байру, который набрал чуть меньше 10% голосов. Есть какие-то предположения на этот счет?

– Есть даже арифметические выкладки. Согласно опросам общественного мнения, 60% избирателей, проголосовавших в первом туре за Марин Ле Пен, проголосуют во втором туре за Николя Саркози, а 18% – за Франсуа Олланда. Контингент избирателей Фронта левых сил, то есть Жана-Люка Меланшона: 86% отдадут во втором туре свои голоса за Франсуа Олланда, 1% за Саркози, а остальные воздержатся. Сложная арифметика. Но знающие люди утверждают, что у Саркози практически нет шансов победить во втором туре. Хотя другие знающие люди утверждают, что нынешнего президента еще рано хоронить, что у него еще есть шанс отыграться во втором туре. Хотя те же знающие люди добавляют: для того чтобы это произошло, нужно чудо.

– 80% французских избирателей приняли участие в голосовании. Это очень большой процент. Чем это вызвано?

– У даже самых пассивных граждан было ощущение, что на сей раз все очень серьезно. И вопрос моего участия или участие моего соседа в этих выборах может сказаться на шансах моего сына или дочери получить работу по окончании учебного заведения. Это может сказаться на вопросе возраста, в котором я смогу рассчитывать на приличную пенсию. На сей раз выборы носили как бы экзистенциальный характер.

– Вместе с населением континентальной Франции и корсиканцами, как известно, в выборах принимали участие и те, кто живет на заморских территориях Франции, – Гваделупе, Мартинике и других маленьких островках и территориях, расположенных далеко от Франции. Этим территориям отводится какая-то роль в избирательных кампаниях ведущих кандидатов? Или это всего лишь символика?

– Отводится скромная роль – по причине относительной малочисленности населения этих территорий. Скажем, ни один из ведущих кандидатов не посетил одну из заморских территорий Франции, являющихся наследием ее колониального прошлого, в недели, предшествовавшие первому туру выборов. Николя Саркози посетил Мартинику в сопровождении своей супруги в январе 2011 года. В большинстве этих территорий победил лидер социалистов Франсуа Олланд, что соответствует традиции. На этих территориях, как правило, голосуют за оппозицию, будь она левая или правая, что выражает недовольство жителей этих территорий своим положением. Скажем, положением со страхованием здоровья, ситуации на рынке труда и т. д.

– Журналисты много употребляют в последние недели термин "саркофобия", когда пишут о президенте Пятой республики.

– Сам факт пребывания в Елисейском дворце, бесконечное телевизионное выступление – президент выезжает из Елисейского дворца, президент возвращается в Елисейский дворец... Правители, когда они находятся у власти определенное количество лет, начинают надоедать. Немалую роль играет и то, что, судя по всему, Саркози слишком выдвигал на первый план свою нерушимую дружбу с канцлером Германии Ангелой Меркель. Это где-то в глубине души противоречит националистическим настроениями значительной части французского электората. Саркози всегда выступал на втором плане. Не может быть сомнений в том, что Германия по всем параметрам опережает Францию. И эта вторая роль, которую президент Франции согласился играть в тандеме с Ангелой Меркель, оказалась не в его пользу.

– Саркози известен как автор многих громких инициатив – например, создания Средиземноморского союза под эгидой Франции. Неужели за 5 лет он так надоел, что большинство населения откажется от его пребывания в Елисейском дворце?

– Ваш вопрос выходит за рамки личных симпатий или антипатий. Факт налицо. Первый тур выборов обернулся голосом санкций, как здесь говорят, против Саркози. Причин тому много. Одну из них – то, что он надоел – вы назвали.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG