Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Воинственные православные помешали молебну


Группа активистов "Союза православных хоругвеносцев" помешала проведению молебна оппозиции. Москва, 29 апреля 2012 г

Группа активистов "Союза православных хоругвеносцев" помешала проведению молебна оппозиции. Москва, 29 апреля 2012 г

Освобожден ранее задержанный лидер движения "Мы" Роман Доброхотов – один из организаторов акции оппозиции около московского храма Христа Спасителя. Как сообщает "Интерфакс", 29 апреля сотрудники правоохранительных органов препроводили его к полицейскому автомобилю "для беседы". Доброхотов был доставлен в ОВД Хамовники.

Роман Доброхотов написал в своем микроблоге в "Твиттере", что пока не знает, что ему инкриминируют, но не исключает, что его могут обвинить по довольно серьезной статье – "Разжигание вражды на религиозной почве".

Оппозиционеры намеревались провести 29 апреля молебен за отстранение от власти в России Владимира Путина под лозунгом "Богородица, Путина прогони". Именно такие слова прозвучали во время панк-молебна группы Pussy Riot.

Возле храма Христа Спасителя собралось примерно 200 человек – те, кто хотел принять участие в самом молебне, а также их оппоненты из различных православных организаций. К храму также подтянулись десятки казаков и так называемых "Православных хоругвеносцев". В районе проведения акции были усилены меры безопасности.

Задержанных у храма Христа Спасителя во время сорвавшейся акции было всего двое. Первым полиция скрутила Романа Доброхотова, организатора акции. Роман даже не успел дойти до площадки перед Храмом, на него набросилось несколкьо полицейских в бронежилетах, скрутили, быстро запихнули в полицейский легковой "Форд Фокус" и так же быстро увезли.

Вторым был задержан мужчина, который вступился за женщину, ведущую спор со сторонниками РПЦ. Во время спора женщину стали оскорблять, этот мужчина попросил не говорить с дамой в таком тоне, возникла словесная перепалка, переросшая в небольшую драку – мужчины толкали друг друга, ударяя руками в грудь, потом они начали хватать друг друга за руки, нанесли друг другу несколько ударов, но быстро подоспела полиция, вступившегося за женщину скрутили и утащили в автозак.

Численное превосходство было у сторонников церкви – их пришло более 100 человек. Среди них особо выделялись казаки и так называемые "православные хоругвеносцы". Они, несмотря на жару, были одеты во все черное, многие в каракулевых шапках, их форма напоминала военную, они также были похожи, как их называли некоторые, на "черносотинцев".

Эти люди были достаточно агрессивны, они скандировали: "Содомия не пройдет, "Православие или смерть" и другие лозунги. Их было несколько десятков, они стали веером перед входом на территорию храма и не пускали туда тех, кто, скажем так, им не нравился. В результате также возникали небольшие стычки.

На площади перед храмом велись агрессивные споры, люди поделились на две группы – на сторонников патриарха и РПЦ и на тех, кто считает что девушек из группы Pussy Riot слишком строго судят. Эти люди считают ущемлением своих прав препятствование им помолиться богородице за уход из власти Владимира Путина.

Споры людей порой доходили до нецензурных оскорблений, как правило, со стороны стоонников РПЦ, которые обвиняли своих опоннентов в связях с лицами "нетрадиционной сексуальной ориентации".

Присутствовало много прессы, причем взаимоотношения журналистов также были сложными. Так, представители съемочной группы НТВ, запомнившиеся по предыдущим митингам, громко ругались, когда к ним подходили другие журналисты в моменты, когда НТВшники записывали комментарии сторонников РПЦ. Молодая девушка из группы НТВ стала кричать на корреспондента Радио Свобода, что она "задает эксклюзивные вопросы" и потому журналист должен уйти от нее подальше.

Во время съемки одного из споров один мужчина постоянно пытался закрыть своей спиной видеокамеру журналиста РС, а другой пригрозил, что если сейчас же не будет выключена камера, ее разобьют. Угроза была достаточно серьезная и к ней присоединились еще несколько воинственных православных, заявив, чтобы журналист "убрал камеру по-хорошему, человек не хочет, чтобы его снимали".

Вход не только в храм но и на его территорию был запрещен без предварительной проверки, а также всем, имеющим с собой фотовидеоаппаратуру. Запрет на внос аппаратуры, по словам офицеров полиции, исходил от администрации храма.

Несмотря на это несколько журналистов передали своим коллегам камеры и зашли внутрь. По их словам,около десяти человек все же попытались провести молебен за уход Путина, но они сразу же были схвачены охраной и полицией и выведены через задний ход храма – и больше этих людей никто не видел.

Присутствующих "не сторонников РПЦ" обливали святой водой, и, несмотря на жару, это многим не нравилось. Речь сторонников молебена против Путина, когда они пытались давать комментарии журналистам, "глушилась" – подбегали молодые ребята с книгами, громко и напевно зачитывали различные молитвы и цитаты из Библии.

В разговоре с полковником ОМОНа, который также входил в руководство группы по обеспечению правопорядка, удалось узнать, что главной задачей полиции было не допустить стычек. Именно поэтому Роман Доброхотов и был сразу же задержан, как только появился на площади. "Видите вот этих в черном (имелись в виду хоругвеносцыРС) – они же их просто порвут и мы не сможем быстро это остановить, люди пострадают", – сообщил в приватной беседе полковник ОМОН корреспонденту РС.

Полиция в целом вела себя достаточно мирно. Даже когда шла агрессивная и громкая перебранка между людьми, полицейские стояли рядом и ничего не предпринимали.

После 15 часов группа активистов "Союза православных хоругвеносцев" построилась и организованно покинула площадь перед храмом. Дежурить остались лишь несколько казаков в парадной форме.

Концом "стояния у храма" можно считать половину четвертого вечера. Таким образом все происходящее заняло три часа. Всего на площади перед ХХС в разное время собиралось от 100 до 200 человек.

В интервью Радио Свобода Роман Доброхотов описал события так:

- Задержан я был без всяких объяснений - было даже не очень понятно, какая тут может быть юридическая основа, ведь у меня не было никаких средств наглядной агитации. В отделении ОВД "Хамовники" сотрудники милиции сами долго не могли понять, почему и на каких основаниях задержание. Они взяли с меня объяснение и были готовы меня уже отпустить, но сказали, что не хотят отпускать сейчас, поскольку, по их сведениям, на меня готовится нападение. Действительно, даже из окна отделения было видно, что где-то около 7-8 человек, похожих на футбольных фанатов, ошиваются рядом, явно чего-то ждут.

Через некоторое время эти люди скрылись из зоны видимости. Я вышел из отделения, стал ловить машину. В этот момент они снова сбежались, повалили меня на землю и стали наносить удары руками, ногами. Видно бы, что они не очень скрывались, поскольку их лица явно попадали на видеокамеры. Они действовали абсолютно нагло. Тут довольно быстро вмешались сотрудники полиции. Буквально 15-20 сек. продолжалась эта потасовка. Они смогли задержать одного из нападавших - причем сами эти экстремисты попытались сначала отбить нападавшего от полицейского, напав на него. Мне было объяснено, что их действия подпадают под уголовную статью, пусть и не самую серьезную - нанесение телесных повреждений в составе группы лиц из хулиганских побуждений. Здесь есть основания для того, чтобы возбудить дело.

- Как вы сами оцениваете, удалось ли провести акцию?

- То, что мы делали, это не было политической акций и, вообще, акцией как таковой. Это была молитва. Это был примерно тот же молебен, что и в прошлое воскресенье, просто на чуть более широкую тему. Мы хотели помолиться не просто во спасение России, но в том числе во спасение России от бесовских сил. Хотели помолиться за изгнание бесов из Кремля. Мне кажется, это наше право.Сейчас РПЦ говорит о том, что храм Христа Спасителя и церковь в целом – это не место для политики; ровно этого ответа мы от них и ждали. Мы таким образом вытянули церковь на тот диалог, который принципиально важен сейчас. Рознь сейчас разжигается силами самой церкви. Она сейчас делит общество на те группы, которым можно молиться и которым нельзя молиться, определяет темы, на которые можно молиться и на которые нельзя. По сути дела, сейчас церковь превращена в государственное министерство. Мне кажется, это было наглядно показано.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG