Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Болотная" множится делами


Не все однозначно трактуют действия оппозиционеров на Болотной площади 6 мая

Не все однозначно трактуют действия оппозиционеров на Болотной площади 6 мая

Стало известно, что 9 июня были задержаны еще двое подозреваемых в массовых беспорядках 6 мая на Болотной площади в Москве – Денис Луцкевич и Ярослав Белоусов. Об этом сообщил официальный представитель Следственного комитета России Владимир Маркин. По данным следствия Луцкевич и Белоусов бросали камни и куски асфальта, прорывали оцепление и наносили удары представителям власти. Таким образом, подчеркнул Маркин, к настоящему моменту задержаны уже семь человек в рамках уголовного дела о массовых беспорядках 6 мая на Болотной площади. Эксперты разделились в оценках происходящего, одни считают, что подозреваемые совершили уголовные деяния и не склонны видеть в этом деле политику, другие убеждены, что идет процесс запугивания оппозиционеров накануне очередной антипутинской акции, запланированной на 12 июня.

Следствие в отношении подозреваемых Луцкевича и Белоусова возбудило уголовные дела по статьям "Призывы к массовым беспорядкам" (ст.212 УК РФ) и "Применение насилия в отношении представителя власти (ст.318 УК РФ). При обыске в квартире Луцкевича изъят ноутбук, травматический пистолет, а также одежда, в которой он был на митинге, говорится в сообщении Следственного комитета России.

Ранее по делу о беспорядках на Болотной площади были задержаны еще пять человек – Александра Духанина, Андрей Барабанов, Максим Лузянин, Михаил Косенко и Степан Зимин. Лузянин и Барабанов по решению суда заключены под стражу, Духанина находится под домашним арестом. Мера пресечения Косенко и Зимину пока не избрана, следствие намерено подать ходатайство об их аресте. Адвоката 18-летней Александры Духаниной, Дмитрия Ефремова нисколько не удивил тот факт, что появились новые подозреваемые. И он не усматривает в этих задержаниях политическую составляющую:

– Когда мы только взялись защищать Духанину, уже было понятно, что последуют и другие задержания. Группа следствия численностью в 100 человек просто так не создается. Что же касается преступлений, вменяемых Духаниной и иным лицам, однозначно можно сказать только одно: записи, которые имеются в интернете, показывают, что действия задержанных объективно содержат признаки составов преступлений. Кидать камнями в сотрудников полиции запрещено законом, и это прямо прописано в Уголовном кодексе. Поэтому говорить о том, что здесь есть политическая подоплека, я думаю, будет не совсем обосновано. Тем не менее, наша задача состоит в одном, чтобы, во-первых, органы предварительного расследования соблюдали все права при привлечении к уголовной ответственности нашей подзащитной и, во-вторых, давать своевременные разъяснения своей подзащитной, чтобы правильно сформировать позицию по делу.

Подзащитная Дмитрия Ефремова, защитница Цаговского леса Александра Духанина, не признает своей вины и утверждает, что в оппозиционной акции "Марш миллионов" принимала участие, но не совершала противоправных действий. В отношении Духаниной следователи возбудили уголовное дело сразу по двум статьям, 212 – "Призывы к массовым беспорядкам" (максимальный срок лишения свободы — два года) и 318 – "Насильственные действия в отношении представителя власти" (максимальный срок лишения свободы — пять лет). Об общественной деятельности Александры Духаниной и еще одного подозреваемого, Степана Зимина, рассказывает активистка московской группы движения "Автономное действие" Марина Попова:

– Александра Духанина была экологическим активистом. Помимо движения "Оккупай" она активно участвовала в акциях в защиту подмосковных лесов, в частности, ездила в Жуковский защищать Цаговский лес. Степан Зимин сотрудничал с анархистами и антифашистами, но он также принимал участие в экологическом движении в защиту подмосковных лесов, бывал на "Оккупае". Следственный комитет фактически выставил его этаким террористом, у него якобы нашли какую-то бутылку с зажигательной смесью, но, по словам его адвокатов, сам Степанов сказал, что это был ацетон, необходимый ему для работы. Степанов – историк и является реконструктором.

– А что вы можете сказать о других задержанных?

– Лично я их не знаю. Насколько я понимаю, никакая политическая сила пока не признала их своими активистами или сторонниками, но могу сказать, что верю в их невиновность, как и в невиновность Саши Духаниной и Степы Зимина. Считаю их уголовное преследование абсурдом. Потому что уголовному преследованию должны подвергаться должностные лица, которые фактически спровоцировали давку – это могло иметь гораздо более серьезные последствия, если бы не так называемый прорыв.

Лидер движения "За права человека" Лев Пономарев, как и адвокат Ефремов, не берется утверждать, что за задержаниями молодых людей, которые кидали камни и асфальт в омоновцев, стоит политика. Вопрос в том, как трактовать их деяния с юридической точки зрения:

– Принципиально важно доказать, что в их действиях был умысел. Одно дело – действия в результате эмоционального стресса, может быть, самообороны, а другое, когда у человека был умысел – совершить преступление. Только это является уголовным преступлением. Если был какой-то сговор, если эти люди действительно были провокаторами, то, я считаю, общество должно быть удовлетворено действиями следователей, которые расследуют эти уголовные преступления. Сами организаторы акции должны быть крайне заинтересованы в том, чтобы провокаторы не действовали в рамках мирной акции.

Другой взгляд на ситуацию у коллеги Льва Пономарева по движению "За права человека", юриста Владислава Старочкина:

– Я считаю, что таким образом, что власть дает понять, что те, кто выходит на улицу, либо получат по башке от омоновцев, либо сядут, и неважно – делали они что-то или нет.

– Но на видео, которое размещено в Сетях, видно, как конкретные люди кидали в омоновцев камни и асфальт, разве нет?

– Я считаю, что это было вызвано незаконными действиями со стороны ОМОНа. Речь идет о том, что любой гражданин, видя нарушение закона, имеет право оборонять себя и людей, которые находятся рядом с ним. Это называется "состояние крайней необходимости". Палки, которыми орудуют бойцы ОМОНа, являются достаточно опасным оружием. Соответственно, если человек видит, как мирных демонстрантов бьют этими самыми палками, он имеет право защищать свою жизнь и здоровье. Уголовный кодекс предусматривает эту крайнюю необходимость и снимает с человека в этом случае уголовную ответственность.

Как бы ни трактовали эту ситуацию юристы, о политической составляющей будут говорить многие: журналисты, общественные деятели, и в первую очередь, представители оппозиции. Последнее слово за судьями, к которым в последние годы в России сложилось неоднозначное отношение, и все же, надо идти в суд и бороться за клиента, считает вице-президент федеральной палаты адвокатов Светлана Володина:

– Есть прекрасная фраза: "если ты не можешь вылечить человека, это не значит, что ты не можешь ему помочь". Даже если мы не можем гарантировать, что сделаем все возможное в этой ситуации, все равно должны идти, делать и защищать.

"Марш миллионов" 6 мая, согласованный с московскими властями, вылился в столкновения с полицией и завершился силовым разгоном участников акции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG