Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Художник Виталий Комар – о Pussy Riot и концептуальном искусстве


Одна из акций в защиту Pussy Riot

Одна из акций в защиту Pussy Riot

Дело девушек из группы Pussy Riot, приговор которым будет вынесен 17 августа - за панк-молебен «Богородица, Путина прогони» в храме Христа Спасителя в Москве, остается в центре общественного внимания.

В пятницу участницы группы Мария Алехина, Надежда Толоконникова и Екатерина Самуцевич стали кандидатами на получение премии Кандинского в номинации «Проект года» - за ту самую акцию, за которую их судят. Премия Кандинского вручается в России за достижения в области современного искусства.

Многие наблюдатели называют суд над Pussy Riot «знаковым» и «показательным» - ярко проявляющим суть политики и идеологии нынешних российских властей и особенности государственного устройства.
Идеологические и эстетические вопросы находились в центре процесса Pussy Riot, вероятно, потому, что девушек судят за художественную акцию, пусть и остро политического характера.

О деле Pussy Riot в художественном контексте и об аналогиях с судьбами концептуального искусства в советские времена рассуждает нью-йоркский художник Виталий Комар - участник разгромленной в 1974 году «бульдозерной выставки» и один из основателей соц-арта - направления искусства, использовавшего в своих произведениях образы официальной идеологии.

– Давайте попробуем сравнить историю с этим панк-молебном с так называемой "бульдозерной выставкой". Если воспринимать ту выставку как перформанс, как выход на улицу художников, которым запрещали выставляться - можно ли тут найти аналогии?

– Я думаю, что мой опыт в те брежневские времена очень важен для молодых художников сегодняшней России. Слово «запрещать» не совсем подходит здесь. Я помню, вместе с художником Оскаром Рабиным навещали правление московского профсоюза работников культуры, где заранее говорили им об этой акции - о нашей попытке выйти с картинами в парк Беляево. Просили разрешение на это, ссылаясь на то, что во многих странах Запада и даже в Польше художникам разрешали показывать работы на улице. Это был поиск альтернативного пространства, поскольку все галереи принадлежали государству, вся продажа объектов искусства принадлежала государству, вся художественная пресса и т. д. Когда мы пришли в профсоюз, они страшно испугались. Бюрократы не хотели говорить ни да, ни нет, потому что с самого верха разрешения, видимо, не было. Наверху были какие-то противоречия. Я думаю, скандал с «бульдозерами» использовали в борьбе наверху бюрократы, в борьбе между собой. Запрета не было, но и разрешения не было. Так что для меня было полной неожиданностью, когда появились люди, представители властей, стали ломать картины. Мои несколько работ вместе с Аликом Меламидом уничтожили. И Оскара Рабина работы уничтожили. Те, кто сопротивлялся, были задержаны на 15 суток, кстати, мягче, чем сейчас (в истории с Pussy Riot, – РС). Эта группа находится уже несколько месяцев в предварительном заключении. Художников же с «бульдозерной выставки» выпустили на свободу. И вдруг неожиданно как результат каких-то бюрократических столкновений на самом верху, нам неизвестных до сих пор, разрешили выставку в Измайловском парке. Это была совершенно уникальная выставка. Никакой цензуры фактически не было. Люди приносили все, что хотели. Тысячи людей пришли смотреть на работы мои и моих друзей. Несколько десятков художников пришло. Было ощущение удивительной легкости, свободы. А вот, например, в последний свой визит в Москву я чувствовал какое-то напряжение между людьми, даже на улицах.

Вы основоположник соц-арта концептуального искусства, которое рефлексировало по поводу образов официальной пропаганды. С этой точки зрения, насколько точно художественное высказывание Pussy Riot, которые рефлексировали по поводу использования в политике ценностей Русской православной церкви?

– Здесь существует большое противоречие, если говорить об оскорблении чувств верующих. В свое время я вместе с моим друг Аликом Меламидом участвовал в проекте, что делать с мавзолеем Ленина. С точки зрения русской традиции, то, что в центре Москвы в двух шагах от знаменитого шедевра древнерусской архитектуры храма Василия Блаженного находится труп, не похороненный, не зарытый в землю по традиции - почему это не оскорбляет чувств верующих? Видимо, потому что нет разрешения на вынос этого тела на самом верху. Конечно, это большой исторический аттракцион. Мавзолей Ленина можно сохранить, заменив это, предположим, восковой моделью и т. д., пускать туда туристов за какие-то деньги. Но факт, что не похороненный по религиозному обычаю труп находится рядом со святынями России, со знаменитыми соборами, и это никого, как я понимаю, из верующих не оскорбляет. Это большое противоречие.

– Акция Pussy Riot – это концептуальное искусство?

– Очень интересно, что называть искусством концептуальным и что вообще называть искусством. В свое время английский суд обсуждал определение, что называть искусством. Знаменитый американский художник Уистлер, который очень часто выставлялся и в Лондоне, написал картину - это конец XIX века, до появления абстракционизма, до появления модернистских течений, включая концептуализм - картину, которая называлась "Ноктюрн - черное с золотом". Знаменитый критик Рёскин, посмотрев эту картину, увидел черные какие-то пятна, на них какие-то светлые, более золотистые пятна и т. д. Уистлер изобразил ощущение от какого-то фейерверка в лондонском ночном небе. Это была, грубо говоря, одна из первых абстрактных картин. Рёскин подал на него в суд. Он был знаменитый критик, очень богатый человек, истратил громадные деньги на процесс. Уистлер был просто разорен в конце этого процесса. Тем не менее, знаменитый своей объективностью английский суд отверг утверждение Рёскина, что действия и произведения Уистлера нельзя назвать искусством, потому что это не искусство с точки зрения Рёскина. Суд постановил, что все названное художником произведением искусства, следует считать произведением искусства.
Это звучит созвучно тому, что позднее утверждали дадаисты и некоторые русские акционисты вроде футуристов. Вы знаете, футуристы ведь устраивали большие скандалы, вплоть до битья графинов о головы публики, сидящей в первом ряду во время выступлений. Тем не менее, Россия должна гордиться этими экспериментами в искусстве, которые сдвинули искусство из своего рода застоя.
В целях улучшения образа России на международной арене русские патриоты должны больше думать о том, как воспринимается со стороны происходящее в стране. Нельзя судить обо всем только с точки зрения внутренних оценок. Сегодня мир очень связан. Нельзя игнорировать то, как смотрят на это деятели культуры – возьмем для примера акцию Мадонны - на то, что происходит в России. Именно патриоты России должны в первую очередь быть снисходительными к этим молодым девушкам.

Другие материалы информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG