Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Священник Михаил Ардов: "Дело Pussy Riot не сделало общество более агрессивным, чем оно было прежде"


Священник Михаил Ардов

Священник Михаил Ардов

Акция Pussy Riot и приговор участницам группы вызвал самые противоречивые отклики в российском обществе. Самой агрессивной, пожалуй, выглядит позиция так называемого православного сообщества, многие активисты которого, подчас не выбирая выражений, требуют жестокого наказания Pussy Riot и тех, кто выступает в их защиту.

Священник Российской православной автономной церкви, протоиерей Михаил Ардов в интервью Радио Свобода рассуждает о природе агрессии по отношению к участницам панк-группы Pussy Riot:

– Самые агрессивные из паствы Московской патриархии – это те, кто не умеет лба перекрестить, а объявляют себя православными. Ко мне как к священнику обращаются люди не церковные, которые возмущаются больше всех. Эту агрессивность советские люди впитали с молоком матери. Не знаю, сколько понадобится поколений, чтобы это изжить. Мы живем в постхристианские времена, и я думаю, с этим и дальше будем существовать. Мне пришлось даже специальную проповедь на эту тему провести. Выходка была дурацкая, а, как известно, лучший пиар – это скандал, и наши власти, светские и церковные, повели себя еще глупее, раздув эту выходку до всемирного скандала. В историю оказались вовлечены невоцерковленные, светские люди, которые стали требовать для девушек страшных наказаний. Надо было их выпороть, дать под зад коленом и вытолкать.

– У вас тоже не очень христианские настроения – выпороть. Речь ведь идет об отношении к символам.

– Я считаю, что эта их выходка была безобразной и глупой. И мне их, кстати сказать, искренне жалко. Если бы они спели "Богородица, забери Обаму" или "забери Зюганова", это было бы мелким хулиганством. А поскольку они произнесли "высочайшее" имя, то это стало настоящим хулиганством. Я бы хотел, чтобы пресс-секретарь Песков, или, может быть, кто-то иной довел до Владимира Владимировича Путина замечательный исторический анекдот. Во время царствования Николая I произошла такая история. Некий мужик в каком-то уездном городке ходил в местное присутствие с каким-то делом, а чиновники волынили, ничем ему не помогали. Когда терпение у него лопнуло, пришел мужик туда пьяный, обругал их всех и плюнул в висящий там портрет царя. Последнее уже подпадало под статью "Оскорбление Его Величества". За это полагались каторжные работы, но с одним условием – все приговоры по этой статье утверждал лично царь. И вот когда Николаю Павловичу положили бумаги с изложением этого события, то государь написал: "Помиловать дурака и передать ему, что я тоже на него плюнул". Вот хороший пример.

– Как же быть все-таки с милосердием? Меня волнует повышение градуса напряженности в российском обществе. А ведь роль церкви, по крайней мере, РПЦ об этом говорит, заключается в содействии возникновению гражданской толерантности, любви, всепрощения...

– Мне кажется, к общей картине напряженности и противостояния в обществе эта история мало что прибавит. Вообще история отношения русской интеллигенции к Русской Православной церкви очень печальная с тех самых пор, как Петр I, недоброй памяти государь, превратил Православную церковь в духовное ведомство. Вспомним XIX век. Как интеллигенты относились к церкви? Вспомним Белинского, вспомним Герцена. Были исключения, такие как Гоголь и Достоевский, но был и Лев Толстой. Сталин в 1943 году создал свою карманную церковь, Московскую патриархию, но подлинная интеллигенция относилась к этой институции враждебно и иронически. Я это прекрасно почувствовал еще в 1980 году, когда сам стал священником. А сейчас, когда Московская патриархия превратилась в отдел пропаганды партии "Единая Россия", как к ней можно вообще относиться?! И ничего с этим не сделаешь. Мы так и будем жить, потому что наша казнокрадократия не реформируется, не переродится, а Московская патриархия плоть от плоти этой власти, бывшей и нынешней, от нее никуда не денется.

– У вас есть что сказать этим заблудшим молодым женщинам?

– Я бы сказал заблудшим молодым женщинам, чтобы они немножко смирились, по-иному взглянули на уровень своего искусства и даже своих рассуждений.

– Такие провокационные акции позволяют как-то по-другому посмотреть на многие общественные проблемы – и проблемы нравственности, и проблемы отношения религии и государства, и проблемы искусства. Может быть, в этом и есть какой-то общественный смысл поступка Pussy Riot, который с этой точки зрения не подлежит никакому порицанию?

– Подлежит порицанию, поскольку в любом случае оскорбления религиозных чувств нельзя допускать. В этом и заключается полная аморальность нашего времени. Они все это спровоцировали, нарвались на столь суровое и отвратительное наказание. Что о них говорить?! Толоконникова совокуплялась где-то в музее со своим мужем, будучи беременной - и все это называлось художественной акцией! Ну, что с них взять?! Все это, с моей точки зрения, мерзость и грех. Они дуры, а власть наша еще глупей.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG