Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Приморские партизаны": линия защиты


Так называемые "приморские партизаны" (из архива адвоката Нелли Рассказовой)

Так называемые "приморские партизаны" (из архива адвоката Нелли Рассказовой)

Корреспондент РС Виталий Камышев побывал на родине "приморских партизан" и выслушал их адвоката.

Приморский край и его столица - Владивосток упоминаются прежде всего в связи с открывающимся здесь саммитом стран АТЭС. Но еще недавно в центре внимания СМИ была другая тема – дело так называемых "приморских партизан", вызвавшее в регионе бурную дискуссию. Впрочем, судебный процесс над "партизанами", начавшийся в июне в Приморском краевом суде, отложен до 18 сентября, так что саммит пройдет спокойно.

На скамье подсудимых шестеро - Александр и Вадим Ковтуны, Роман Савченко, Максим Кириллов, Владимир Илютиков и Алексей Никитин. Их обвиняют в убийствах местных жителей и силовиков, бандитизме, вооружённых нападениях на опорные пункты МВД, квартирных кражах, угонах машин. Для ликвидации потребовалась целая войсковая операция - в Кировский район Приморского края были переброшены милицейский спецназ, подразделения внутренних войск и ФСБ. В спецоперации участвовало свыше тысячи сотрудников правоохранительных органов В июне 2010-го штурмом взяли квартиру в центре Уссурийска, где находились "партизаны". Двое - Андрей Сухорада и Александр Сладких - застрелились.

В середине июля 2012 года стало известно, что из здания Приморского краевого суда во Владивостоке исчезли три тома уголовного дела "приморских партизан". У адвокатов обвиняемых были произведены обыски, которые не дали результата. Между тем ранее один из их подзащитных, Алексей Никитин, заявил, что дал показания под пытками, о чем свидетельствуют следы крови на подписанных им листах уголовного дела.

- От исчезновения томов дела для защиты выгода сомнительная, - говорит адвокат Алексея Никитина Нелли Рассказова. - Во-первых, потому что нам необходимо было сослаться на некоторые листы этого дела, и именно на оригиналы. На листах видны пятна бурого цвета. Пятно на любой бумаге, если это не копия, а оригинал, можно идентифицировать.

Можно было заявить ходатайство о биологической экспертизе. Любой биолог определит, откуда эта кровь - из носа, из головы, из ноги, из пальца. Вывод предварительного расследования, когда обнаружили пятна на этих документах: они якобы появились в ходе выполнения моим подзащитным требования 217-й УК, то есть в ходе ознакомления. Я это отрицаю, потому что на момент, когда я вступила в дело, в 2010 году, я эти бумаги сфотографировала, и пятна уже были!

Когда мой подзащитный знакомился с делом, он говорил: "Точно знаю, что это не мои подписи!" А как сейчас провести - по копиям - почерковедческую экспертизу? Ни один почерковед не возьмется ее делать.

Три тома уголовного дела - каждый по 300 листов, твердая корочка. Наши подзащитные знакомились с делом через решетку. Даже если согнуть лист в трубочку, каждый том, просунуть его через решетку с этого стола... ну, это нереально.

При этом даже не выяснены обстоятельства исчезновения – так написано в постановлении! Хотя там везде видеокамеры стоят. Подзащитные приезжают из СИЗО. Их сначала в СИЗО обыскивают, происходит личный досмотр, описывают, в чем они одеты, что они с собой везут. В суд приезжают - их опять обыскивают. Обратно - такая же процедура. Как минимум 3-4 раза в день их досматривают. И при этом не увидеть три толстых тома, тысячу листов?.

Так, может быть, искать где-то внутри надо? Может быть, кто-то просто таким образом решил проучить или секретаря, помощника, или того же самого судью - скажем, испортить карьеру судьи Дмитрия Грищенко? Может быть, он чье-то место занял… А может быть, это сделали сочувствующие? Но я точно знаю, что не мы, - уверена Нелли Рассказова.

В середине августа на лентах информационных агентств появился краткий пресс-релиз Приморского краевого суда. В нем сообщалось, что утраченные тома уголовного дела "приморских партизан" восстановлены полностью. Правда, адвокатов обвиняемых с восставшими из пепла томами пока не ознакомили.

Дело "приморских партизан" рассматривается коллегией присяжных, которая, впрочем, еще не сформирована – этим и объясняется пауза в судебном процессе, так кстати совпавшая с саммитом АТЭС. Российские власти уже один раз обожглись на суде присяжных в политически скользком деле полковника Владимира Квачкова – этот радикальный оппозиционер, обвинявшийся в организации покушения на Анатолия Чубайса, был присяжными оправдан.

Но избежать суда присяжных в деле "приморских партизан" было невозможно, объясняет адвокат Рассказова:

- На решение быть осужденным судом присяжных никакая власть повлиять не может. Нереально - по российским законам - помешать этому. Если только психологически или физически надавить на обвиняемого, чтобы он отказался от суда присяжных.

- Были прецеденты, когда попытались сформировать коллегии присяжных, например, из ветеранов ФСБ. Вы не ждете чего-нибудь в этом роде?

- Если честно, мы были бы рады, чтобы у нас в присяжных оказались сотрудники ФСБ, даже действующие. Наши подзащитные изначально не против власти, не против правоохранительных органов. Они против "оборотней в погонах", которые старались сделать все, чтобы молодежь на селе употребляла наркотики. Они генофонд наш убивали!

"Партизаны" отстаивают свою родную деревню Кировскую. Они говорят: "Москва, государство, царь батюшка - вы не дождетесь из деревни из нашей Ломоносова! Дебилосова вы дождетесь! И вы же сами от него пострадаете. Вы обратите взор свой сюда, мы вам кричим, мы своими жизнями молодыми пожертвовали для того чтобы это показать!" Там же все явно. Это проверяется легко. Если я это могу проверить, почему никто, кроме меня, не проверяет?

Да они и не собирались никого убивать. Им вменяется умышленное убийство в сентябре 2009-го четырех человек. Эти четверо работали на "полянках", собирали коноплю и делали из нее гашишное масло. Все об этом знали, сотрудники милиции это всё крышевали. Убийство этих людей произошло случайно. Убитые были "рабами" сотрудников милиции. И мой Никитин, и Вадик Ковтун, и Саша Ковтун, и Илютиков - они не могли предотвратить убийство этих людей. Потому что если бы они начали останавливать, они бы тоже там же легли бы! Но некоторые моменты они сняли на видео. И сотрудники РОВД начали их искать, чтобы отобрать этих видеоматериалы.

До февраля 2010 года никто же не знал в Приморском крае про "партизан"! Целых полгода! А почему? Полгода милиционеры их гнали, догнали до Владивостока, куда они одному человеку везли материалы. И тут к ним подошли другие сотрудники милиции. Что там произошло - не буду комментировать, это все уже материалы дела, но приехали они не убивать сотрудников ППС, они приехали с другой целью. И в момент, когда к ним подошли и рукояткой пистолета постучали по стеклу, у пацанов просто сдали нервы. Они подумали, что их сдали, и что это преследователи их настигли.

…Что сейчас происходит в Кировском районе? Местные власти выдали разрешение на аренду громадного земельного участка некоему гражданину. Он бизнесмен, а сын у него работает в полиции, словом, "уважаемый человек". И теперь в этот райончик невозможно проехать – его охраняют специально нанятые люди. А что там делается внутри - кто проверял? Чем этот "уважаемый бизнесмен" там занимается, что туда невозможно пройти? Он эту территорию охраняет как свою частную.

- То есть феодализм такой?

- Да! А все говорят, что там выращивают коноплю. Ребята эту информацию сообщают, а почему она не проверятся? Кому выгодно ее не проверять? Вопрос к УВД края.

Тем, кто раньше самогон варил в деревнях, жены сараи поджигали, да чего только не делали! Пока еще до власти дойдет, до участкового… Если никто на это внимания не обращает, значит, кто-то в доле, значит, кому-то это выгодно - не обращать внимания. Перед тем, как взяться за оружие, сколько они жалоб в прокуратуру писали! Никто их не слышал. И люди добиться ничего не могут!

* * *
Нелли Рассказова – адвокат, и объективной по отношению к своим подзащитным она, ясное дело, быть не может. И не должна. Но ее рассказ побуждает задать властям и правоохранительным органам Приморья множество вопросов.

Что на самом деле происходило и происходит сегодня в Кировском районе края? Почему журналисты, которые пытаются проехать в "партизанскую глубинку" и увидеть все своими глазами, получают угрозы от сотрудников УВД (как это случилось, например, с корреспондентом газеты "Арсеньевские вести" Натальей Фониной)? Власти и силовики отрицают, что у действий "партизан" есть идейная подоплека, а в деле фигурируют "квартирные кражи" и "грабежи", – но почему во Владивостоке никто не видел ни одного живого пострадавшего (и при этом не полицейского, а рядового гражданина ) от рук "партизан"? Почему такие разные люди, как депутат-коммунист Артем Самсонов и доктор медицинских наук "яблочник" Кирилл Косилов убеждены, что "партизаны" пытались противостоять наркоторговле и бандитизму со стороны полицейских (об этом явлении в Приморском крае знают давно и совсем не понаслышке) и поэтому заслуживают снисхождения? Почему, наконец, с группой в большинстве своем даже не служивших в армии юнцов долго не мог справиться спецназ ФСБ и внутренние войска?

Правда, будущие "приморские партизаны" в отрочестве посещали военно-спортивный клуб "Патриот", который те же самые кировские полицейские сейчас пытаются закрыть...
  • 16x9 Image

    Виталий Камышев

    Обозреватель Радио Свобода. Сотрудничает с радиостанцией с 1997 года. Работал в журнале " The New Times",  газете "Аргументы и факты", был постоянным автором газеты "Русская мысль" (Париж) в 1995-2000гг.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG