Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Болотное дело" для Комитета против пыток


Расследование событий на Болотной площади в Москве продолжается уже более года

Расследование событий на Болотной площади в Москве продолжается уже более года

Перед началом очередного судебного заседания в среду родственники, друзья и адвокаты подсудимых при поддержке Комиссии по проведению общественного расследования "болотного дела" провели около здания Московского городского суда импровизированную встречу с журналистами. В ней также участвовали глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, актриса Лия Ахеджакова и журналист и общественный деятель Ольга Романова.

Эта пресс-конференция, сообщили они, была организована в связи с многочисленными нарушениями прав человека – в частности, пыточными условиями содержания людей, проходящих по "болотному делу". Подсудимых поднимают ранним утром, весь день они находятся в суде, не имея возможности нормально питаться. Кроме того, как говорит Ольга Романова, процесс транспортировки людей в суд и само заседание доставляет людям страдания:

– Ты в четыре, в пять часов утра встаешь, обратно тебя привозят уже ночью – в двенадцать, в час. Здесь просто невозможно помыться и поесть. Так происходит совершенно со всеми подсудимыми, но их в "аквариуме" в зале суда десять человек. То есть невозможно даже перейти из угла в угол. И могу только в страшном сне себе представить, как они ездят в "автозаке" – это ведь не та машина, в которой многие из нас сидели после митингов или пикетов. То есть это люди, которые много дней подряд ездят по несколько часов, прижавшись плотно друг к другу.



Все эти факты, по словам родственников подсудимых, и позволяют говорить о применении пыток к их близким. В частности, такого мнения придерживается Виктор Савелов, отец проходящего по "болотному делу" Артема Савелова:

Виктор Савелов (справа), отец одного из подсудимых

Виктор Савелов (справа), отец одного из подсудимых

– Я считаю, что они тринадцать месяцев были под пытками, причем без всяких на то оснований. Особенно ясным это стало после начала судебных заседаний. Это и доставка, и то, как их в суде принимают, специально сажая в предварительные камеры для сортировки. Эти камеры маленькие, это такой бетонный стакан с дверью. А сажают в них по два человека – ну вот представьте двух мужчин, которые находятся друг от друга на расстоянии 50 сантиметров в течение двух, трех или четырех часов…



Ольга Романова, адвокаты Вадим Клювгант (слева) и Дмитрий Аграновский

Ольга Романова, адвокаты Вадим Клювгант (слева) и Дмитрий Аграновский

Накануне Московский городской суд перенес судебные слушания в другой, более просторный зал, оборудованный уже не одним, а двумя стеклянными "аквариумами", в которых на процессе находятся подсудимые. Однако, по словам адвоката Вадима Клювганта, работать с подзащитными защите проще не стало. К тому же, добавляет Ольга Романова, этот переезд никак не улучшил и условия содержания людей:

– Главная проблема в том, что их много. Такие "аквариумы" для подсудимых есть в хороших судах. Это считается очень хорошими условиями, поскольку в судах победнее – просто клетки, как для зверей. Но в нашей ситуации клетка лучше, потому что слышно хотя бы защитника и можно нормально дышать.

Обращение родственников подсудимых к Лукину и Музыкантскому

Обращение родственников подсудимых к Лукину и Музыкантскому

В ситуацию, по мнению родственников подсудимых, незамедлительно должны вмешаться уполномоченный по правам человека при президенте России Владимир Лукин, его московский коллега Александр Музыкантский и члены Общественной палаты – соответствующее письмо в их адрес уже подготовлено. Однако глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева предлагает на этом не останавливаться и жаловаться в Комитет против пыток при ООН:

Людмила Алексеева (слева) и Лия Ахеджакова

Людмила Алексеева (слева) и Лия Ахеджакова

– Я считаю, что нужно подключать международную общественность, потому что своих граждан власти не слушают. Мы для них не люди, а просто пыль. Послушает ли наша власть международную общественность? Конечно, не всегда она это делает, но в любом случае ее она слушает больше, чем нас. Поэтому я и считаю, что для обращения в международный Комитет против пыток сейчас самое время. Для этого есть все основания. То, что делают с этими ребятами, – это настоящая, причем продолжительная пытка.



Сами родственники подсудимых это предложение Людмилы Алексеевой пока не обсуждали, однако, предполагает Виктор Савелов, обращение в Комитет против пыток при ООН по фактам бесчеловечного обращения, скорее всего, будет направлено:

– Сам я в юриспруденции слабоват, но думаю, что вместе с адвокатами мы будем обращаться. Ведь все это не что-то мифическое, это действительно было. И чтобы такого в дальнейшем не случилось с другими, нужно найти тех, кто так делает, и раз и навсегда это пресечь.

Кроме создания нормальных условий для подсудимых, их родственники настаивают также на регулярных свиданиях с ними. Они не понимают, почему ведущий процесс судья их законные требования, как правило, игнорирует.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG