Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Страсбургский суд вынес решение по первому делу ЮКОСа


Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в зале суда

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в зале суда

Европейский суд по правам человека в Страсбурге сегодня обнародовал решение по жалобам Михаила Ходорковского и Платона Лебедева на несправедливое судебное разбирательство во время первого процесса по делу ЮКОСа. В 2005 году Мещанский суд приговорил бывших руководителей некогда крупнейшей нефтяной компании России к длительным тюремным срокам, признав их виновными в мошенничестве, неуплате налогов, присвоении чужого имущества и других преступлениях.

В результате Европейский суд по правам человека отклонил жалобу бывших топ-менеджеров ЮКОСа о том, что их уголовное преследование в рамках первого дела было политически мотивировано и статья 18 Европейской конвенции по правам человека оказалась нарушена. Также суд не усмотрел в первом приговоре Михаилу Ходорковскому нарушений статьи этой же Конвенции о запрете жестокого обращения с подсудимыми.

Вердикт Европейского суда по правам человека касается также 6-й статьи Европейской конвенции по правам человека. В нем говорится, что по первому процессу в отношении Ходорковского и Лебедева эта статья не была нарушена "в отношении беспристрастности председателя суда, а также в том, что касалось времени и условий для подготовки защиты". Однако, согласно решению ЕСПЧ, 6-я статья Конвенции была все же нарушена в связи с тем, что "власти не уважали конфиденциальность контактов между заявителями и их адвокатами, а также потому, что получение и изучение доказательств в суде было несправедливым".

Адвокат Михаила Ходорковского Каринна Москаленко решением ЕСПЧ довольна. Она надеется, что оно послужит основанием для отмены приговора бывшим владельцам компании ЮКОС, а также для их последующего освобождения:

– Мы глубоко удовлетворены этим решением. Мы долго ждали, чтобы суд сказал: было нарушение фундаментального права любого обвиняемого на справедливое судебное разбирательство. Оно тотально нарушено: и равенство сторон, и несправедливость в принятии доказательств – в общем все, о чем мы говорили. Теперь, в соответствии с российским законодательством, ст. 413 и ст. 415 УПК, единственная возможная восстановительная мера, которую могли бы провести власти РФ – как сторона в деле, – это отмена приговора и, как последствие, немедленное освобождение. То, что нарушена статья 8 Европейской конвенции по правам человека, то, что нарушена ст. 34, то, что нарушен первый протокол права собственности, – все это сопутствующие обстоятельства. Первое и главное – нарушено фундаментальное право на справедливое судебное разбирательство, и это, в соответствии с российским законодательством, требует отмены приговора. Мы будем говорить о том, что это требует освобождения наших подзащитных, потому что приговоры были сложные, они теперь в едином деле определены – во втором деле, и приговор по нему в связи с этим тоже требует отмены. Конечно, мы очень рады, удовлетворены, надеемся в скором времени повидать наших подзащитных и донести до них все детали этого замечательного решения.

Также ЕСПЧ признал, что решение российского суда по первому делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева противоречит требованиям Европейской конвенции, гарантирующей защиту собственности. В связи с этим ЕСПЧ постановил выплатить Ходорковскому в качестве компенсации 10 тысяч евро. Платон Лебедев денежной компенсации не получит. Адвокат Платона Лебедева Владимир Краснов, не считает вопрос распределения компенсаций в решении ЕСПЧ существенным, хотя отмечает, что этот вывод Европейский суд "неточно сформулировал". 1 августа адвокат намерен отправиться в колонию к своему подзащитному, чтобы обсудить с ним дальнейшие действия. А вот решение Страсбургского суда не признавать уголовное преследование руководителей ЮКОСа политически мотивированным Владимира Краснова несколько разочаровало: "Европейский суд вступил в определенную полемику с другими институтами единой Европы. Мы знаем, что Европарламент, парламенты и руководители многих европейских стран признавали преследование Ходорковского и Лебедева в России политически мотивированным. Европейский суд в решении 25 июля этого не признал. Мне это кажется несколько странным, и в этой части я в известной степени разочарован".

Решение Европейского суда вступит в законную силу через 3 месяца. Если ни одна из сторон его не обжалует, то появляется право обращаться в Верховный суд России и ставить вопрос о пересмотре дела или об отмене приговора, поясняет Владимир Краснов: "У нас есть органы прокуратуры, которые должны надзирать за исполнением закона. Они должны были бы от имени государства, которое взяло на себя обязательство по исполнению решений ЕСПЧ, выйти с инициативой к председателю Верховного суда о пересмотре приговора. Но реальность такова, что прокуратура палец о палец не ударит, я в этом уверен, поэтому придется нам обращаться в Верховный суд. Какое решение примет Президиум Верховного суда: о полной отмене приговора, о частичной или же об отказе – с учетом справедливости нашего самого справедливого суда, – можно предполагать все что угодно. Но в связи с решением ЕСПЧ этот вопрос в Президиуме ВС должен обсуждаться", – уверен Владимир Краснов.

Другие адвокаты Ходорковского и Лебедева также заявили, что такое решение Европейского суда по правам человека является основанием для пересмотра первого дела ЮКОСа и отмены приговора. Подавая жалобу в Европейский суд по правам человека, они считали, что во время суда были нарушены сразу несколько пунктов Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. До вынесения вердикта ЕСПЧ Радио Свобода спросило адвоката Платона Лебедева Елену Липцер о том, к каким статьям Конвенции апеллировали авторы жалобы и к каким правовым последствиям в России может привести решение ЕСПЧ, если жалоба будет удовлетворена:

– Когда была подана эта жалоба?

– Эта жалоба была подана еще в 2005 году, до того как приговор Мещанского суда вступил в законную силу. Жалобе был дан приоритет по нашей просьбе, но, к сожалению, ее все равно рассматривали очень долго. В ней ставился вопрос о том, что судебный процесс, который шел в Мещанском суде, был несправедливым, и мы настаиваем на том, что имело место нарушение очень многих прав наших подзащитных. Я подавала жалобу Платона Леонидовича Лебедева, аналогичная жалоба была подана другими адвокатами от Михаила Борисовича Ходорковского. По нашей просьбе жалобы объединили, и по ним было вынесено общее решение. Мы надеемся, что Европейский суд сочтет наши доводы убедительными и признает, что процесс в Мещанском суде был несправедливым и приговор был вынесен незаконный.

– К каким еще статьям Европейской конвенции о защите прав человека есть отсылки в вашей жалобе?

– Там затронуто много пунктов. В числе прочего мы ставили вопрос о том, что преследование наших подзащитных имело иную цель, чем просто их осуждение за совершение каких-то уголовных преступлений. Это статья 18 Европейской конвенции. Мы говорили о том, что преследование было политически мотивировано. Но речь идет не только о нарушении 18-й статьи, но и о нарушении статьи 6 – о справедливости судебного разбирательства. Мы ждем, что решит Европейский суд, у него было много времени, чтобы разобраться во всех наших доводах, коммуникация длилась очень долго. Европейский суд подавал запросы и правительству, и нам, мы обменивались корреспонденцией, документами. Поэтому я надеюсь, что решение будет вынесено по всем вопросам.

– Это будет уже не первое решение Европейского суда по правам человека, связанное с делом ЮКОСа, но, судя по тому, что разбирательство продолжалось целых восемь лет, самое важное?

– Да, уже имеем решения по первым жалобам Платона Леонидовича и Михаила Борисовича, но первые жалобы затрагивали только незаконное содержание под стражей. Это было, конечно, важно и для нас, и для них, но там не ставился вопрос о справедливости судебного разбирательства. Есть еще решение по жалобе ЮКОСа, но наши подзащитные не были фигурантами этого разбирательства, поскольку обращались в суд не они, а акционеры ЮКОСа. К нам это имело, конечно, отношение, но мы не были заявителями. Завтра будет вынесено очень важное решение, которого мы очень давно ждем.

– Какие у него могут быть правовые последствия в России?

– Если Европейский суд признает нарушение, например, 6-й статьи Европейской конвенции, то по российскому законодательству, в соответствии с 413-й статьей Уголовно-процессуального кодекса, это является новым обстоятельством и основанием для того, чтобы председатель Верховного суда внес представление в Президиум Верховного суда Российской Федерации об отмене приговора.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG