Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Дело экспертов": новый допрос


Яна Яковлева в студии Радио Свобода

Яна Яковлева в студии Радио Свобода

Председатель некоммерческого партнерства "Бизнес-солидарность" Яна Яковлева побывала на допросе по так называемому первому делу ЮКОСа, следствие по которому продолжается уже десять лет. По словам Яковлевой, следователи интересовались также ее участием в рабочих группах по либерализации уголовного законодательства в части экономических преступлений, инициированной в 2010 году президентом Дмитрием Медведевым. Ранее в этом году на допросе в Следственном комитете побывали несколько участников рабочей группы, проводившей экспертизу по второму делу ЮКОСа. Следствие пытается доказать, что в интересах Ходорковского проводилась не только эта экспертиза, но и гуманизация российского уголовного кодекса.

Как сообщила в интервью РС Яна Яковлева, она отказалась отвечать на вопросы следователей о первом деле ЮКОСа, так как не считает себя достаточно информированной и вообще причастной к этой истории. Из принципиальных соображений глава "Бизнес-солидарности" отказалась также говорить о своем участии в рабочих группах по либерализации уголовного законодательства и в подготовке проекта амнистии.

Яна Яковлева уже не первый представитель экспертного сообщества, вызванный за последний год на допрос в Следственный комитет в связи с уголовными делами, связанными с компанией ЮКОС. Ранее, правда, следователей интересовали те из них, кто принимал непосредственное участие в работе над экспертизой по второму приговору совладельцам ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву.

Экспертиза была проведена в 2011 году по поручению президента Дмитрия Медведева. По итогам работы экспертной группы было сделано заявление, из которого следовало, что Платон Лебедев и Михаил Ходорковский получили свой второй срок незаслуженно. А в апреле прошлого года официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин заявил, что экспертиза финансировалась самим Ходорковским.

В сентябре 2012 года прошли обыски на квартирах у некоторых из общественников, в апреле 2013-го – в Высшей школе экономике, в сентябре – в Центре правовых и экономических исследований, а также у главы центра Елены Новиковой. По версии следствия, она организовала экспертизу по второму делу ЮКОСа, а также публиковала статьи о необходимости либерализации уголовного законодательства. Следователи пришли к выводу, что изменения в кодекс, смягчающие преследование за экономические преступления, были внесены также в интересах Михаила Ходорковского и препятствовали проведению расследования дела ЮКОСа. Между тем, работа над гуманизацией уголовного законодательства была в 2010 году инициирована самим президентом Медведевым.

Следственные действия в отношении участников рабочей группы, анализировавшей обоснованность второго дела ЮКОСа, в СМИ получили название "дело экспертов", которое, как предполагается, может стать третьим делом ЮКОСа, если по нему будут предъявлены обвинения. На допросе по "делу экспертов" уже побывали бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев (в мае он уволился и эмигрировал во Францию), юрист Анатолий Наумов, которого вынудили уволиться из Академии Генпрокуратуры, где он занимал должность заведующего кафедрой, заместитель директора Центра правовых и экономических исследований ВШЭ Михаил Субботин, глава общественной организации "Гражданское достоинство" Элла Памфилова, директор Института прав человека Валентин Гефтер и cудья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова. Вот как она прокомментировала в интервью РС вызов на допрос не участвовавшей в экспертизе второго дела ЮКОСа Яны Яковлевой:

– Это связано с тем, что само слово "эксперт" относится не только к кругу тех специалистов, которые были привлечены к анализу приговора по второму делу ЮКОСа. Экспертное сообщество – понятие широко у нас используемое, и близкое, как мне кажется, нашим разным государственным и общественным структурам, потому что без экспертного сообщества трудно принять любое решение, сколько-нибудь обоснованное. Те, кто осуществляет государственные функции, не являются ведь специалистами в любом деле. Но внимание следователей, интерес следователей действительно привлекают все более широкие круги людей, которые заявили себя именно в качестве специалистов в области развития уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в области, связанной с привлечением к уголовной ответственности, которая позволяет оценить деятельность как следователей, так и судов.

– Стоит ли все происходящее воспринимать именно как давление на экспертное сообщество?

– Это, безусловно, определенная форма показать экспертному сообществу, что оно не должно (с точки зрения правоохранительных органов) свободно высказывать свое профессиональное мнение, что эксперты должны в какой-то мере этого остерегаться.

– Считается, что все идет к тому, что власти скоро объявят, что сама либерализация уголовного законодательства в части экономических преступлений проводилась в интересах конкретных лиц, в частности Ходорковского.

– Простите за неосторожное слово, но эта идея достаточно бредовая. Потому что документы, направленные на гуманизацию, приняты законодателем, одобрены и подписаны президентом. Более того, президент сказал недавно на экономическом форуме в Санкт-Петербурге, что это достижение государства и президента, что эти законы приняты. Теперь речь идет о том, что следователи, как это можно заключить из процессуальных документов, считают, что принятие этих актов являлось результатом введения в заблуждение и Государственной думы, и президента. Как хотите относитесь к этому их утверждению, но оно зафиксировано в письменном тексте, в процессуальных документах. Я считаю, что они здесь просто выходят за пределы своей компетенции. Почему они вдруг расследуют такой смешной факт, как введение в заблуждение высоких государственных инстанций. И не очень понятно, с каким видом преступного деяния ассоциируются действия научного сообщества, выражавшего свою научную точку зрения на проблему, с каким деянием преступным они ассоциируют эти действия, направленные на такое изменение законодательства, – говорит Тамара Морщакова.

По мнению многих юристов, если третье дело ЮКОСа будет выделено в отдельное производство, обвинения в его рамках могут быть выдвинуты по статьям "фальсификация доказательств", "заведомо ложные заключения" и "подкуп эксперта".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG