Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Московском городском суде 20 августа продолжилось рассмотрение "болотного дела" – в отношении 12 человек, которым предъявлены обвинения в участии в массовых беспорядках и в применении силы по отношению к сотрудникам полиции во время событий на Болотной площади 6 мая 2012 года. Участники процесса допрашивали полицейского Дениса Моисеева, признанного потерпевшим по этому делу. Девять фигурантов дела отказались участвовать в заседании в знак протеста против того, что судья не нашла оснований удовлетворить ходатайство защиты об исследовании протоколов допроса Дениса Моисеева, проведенных на стадии следствия еще в прошлом году.

По версии следствия, лейтенант полиции, командир роты 2-го оперполка ГУВД Москвы Денис Моисеев во время событий на Болотной площади пострадал от действий подсудимого Сергея Кривова. Тот, пытаясь отбить человека, которого задерживали, толкнул руками Моисеева, из-за чего он "испытал физическую боль", пошатнулся, но не упал. По версии же Сергея Кривова, которая стала известна из оглашенного судом протокола очной ставки, проведенной между Кривовым и Моисеевым 25 октября 2012 года, Кривов задержанного отбить не пытался. Он шел рядом с Моисеевым и, чтобы избежать с ним столкновения, инстинктивно выставил руки вперед и коснулся полицейского.

Было ли понятно, что Моисеев исполнял в тот день на Болотной площади обязанности полицейского? Это пытались выяснить защитники. В ответ на их вопросы Моисеев пояснял, что 6 мая 2012 года не представлялся никому из граждан, поскольку к нему никто не обращался. Адвокаты также интересовались, был ли нагрудный жетон в тот день у Моисеева. На предыдущем заседании, 15 августа, Моисеев уверял суд, что жетон был.

Защитник Андрея Барабанова Сергей Шаров-Делоне попросил суд продемонстрировать Моисееву фотографию из материалов дела, на которой изображен, предположительно, потерпевший и Сергей Кривов. Сам Кривов попросил суд продемонстрировать также и видеозапись эпизода между ним и Моисеевым. Судья Наталья Никишина видео показать не разрешила, а на демонстрацию фотографии дала добро.

Одна из подсудимых Мария Баронова опубликовала в твиттере кадр, о котором идет речь:


Изучив фотографию, потерпевший Денис Моисеев вспомнил, что нагрудного жетона могло и не быть, поскольку таково было распоряжение в 2012 году. На уточняющие вопросы адвокатов, как именно трактовать эту информацию, ответить Моисееву судья не дала: "Ответ на ваш вопрос уже получен", – сказала Наталья Никишина.

Адвокат Вячеслав Макаров, обратив внимание на расхождение показаний свидетеля даже в суде, заявил ходатайство об оглашении протоколов допроса Дениса Моисеева, которые проходили на стадии следствия: в мае, в сентябре и в октябре:

– Противоречия возникают даже между теми показаниями, которые он давал утром и во второй половине дня, – пояснил Вячеслав Макаров в интервью Радио Свобода. – Потерпевший постоянно путается, поэтому для того, чтобы установить, что он изначально помнил, требовалось оглашение протоколов допроса. Следствие представило документы с 18 мая, естественно, тогда потерпевший должен был помнить лучше, чем сегодня или осенью. Тогда еще он был свидетелем.

По словам Вячеслава Макарова, потерпевшим Денис Моисеев был признан только 4 октября, после того как была проведена очная ставка с человеком по имени Юрий Ступак: "Мы не видим этого протокола, не знаем, что там произошло, опознал ли он Ступака или нет, но, очевидно, что да, поскольку в том эпизоде, где сейчас фигурирует Кривов, до этого фигурировал Ступак", – поясняет Вячеслав Макаров. Сергей Кривов был задержан 18 октября 2012 года.

Ходатайство об оглашении протоколов судья отклонила, мотивируя это тем, что существенных расхождений в показаниях Дениса Моисеева нет. Возмущенная публика в зале встретила это решение криками: "Позор судье!" На это председательствующая на процессе Наталья Никишина сделала замечание присутствующим и потребовала вывести из зала людей, сидевших во втором и третьем ряду, – около10-15 человек. Несколько подсудимых в знак протеста заявили, что не хотят участвовать в процессе до тех пор, пока не будет удовлетворено ходатайство об оглашении протоколов допросов. В итоге в заседании отказались участвовать девять человек: Мария Баронова, Александра Духанина, Николай Кавказский, Сергей Кривов, Владимир Акименков, Артем Савелов, Степан Зимин, Алексей Полихович и Леонид Ковязин. Некоторые, например, подсудимая Мария Баронова, молча простояли в знак протеста до конца заседания. Только трое подсудимых продолжили высказывать мнения по ходатайствам – это Ярослав Белоусов, Андрей Барабанов и Денис Луцкевич. Судья в целом не отреагировала на демарш подсудимых и продолжала невозмутимо вести заседание.

А заседание продолжилось ходатайствами адвоката Вячеслава Макарова: исключить из материалов дела протоколы допроса Дениса Моисеева, исключить Дениса Моисеева из числа потерпевших, поскольку нет медицинских документов о его травмах. Макаров также заявил отвод представителю государственного обвинения, а затем и судье Наталье Никишиной, говоря об их предвзятости и заинтересованности в деле. Все прошения и заявления были судом отклонены.

Регулярно в Мосгорсуд на заседания по "болотному делу" приходят политики и общественные деятели. 20 августа подсудимых пришли поддержать глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, поэт Лев Рубинштейн, журналист Сергей Пархоменко. В интервью Радио Свобода Сергей Пархоменко также высказал мнение о том, что в данном процессе "суд тянет на себе непосильную лямку обвинения":

– Это процесс, на котором роль обвинения исполняет судья. И это немедленно выворачивает все наизнанку, делает этот процесс ненужной формальностью в условиях, когда суд решение принял, суду здесь все понятно, и суд относится к этому всему как к ненужной, странной повинности, которую он должен тащить. Есть классическая фраза у юристов: "суд тянет на себе непосильную лямку обвинения". Это мы и видим. Если посмотреть, как это все выглядит: сидит 30 адвокатов и одна дремлющая дежурная девица из обвинения, которой, в общем, делать там совершенно нечего, и которая прекрасно понимает, что она могла бы сидеть дома, потому что здесь справятся без нее. В сущности, обязанности обвинения исполняет судья, и делает это хладнокровно, нисколько не смущаясь. Когда суд видит, что задают вопрос, который неудобен обвинению, он его сам снимает, не дожидаясь ходатайств со стороны обвинения. Когда суду кажется, что вот сейчас поставят в тупик потерпевшего, он немедля это как-нибудь прекращает. Это грубейшее нарушение самого принципа правосудия. Единственное, на что стоит надеяться, что однажды эти протоколы и эти записи попадут в руки реальным судьям, которые смогут сделать свой совершенно очевидный вывод о том, что никакого состязательного процесса здесь не было.

– Означает ли это, что итог процесса уже понятен?

– Я абсолютно убежден, что итог этого процесса решается не здесь, и в этом, может быть, весь трагизм этой ситуации. Есть другие люди, они сидят в других кабинетах, они руководствуются другими соображениями, высказывают друг другу другие аргументы, не те, которые звучат здесь, в суде. Они решают, чем кончится этот процесс. Судья исполняет то указание, которое либо ему дано, либо он сам его так чует. События последнего времени показывают нам, что судьи достаточно часто, что называется, сами соображают, чего от них хотят. Иногда, правда, попадают в результате в какие-то смешные положения, вроде одного нашего знакомого в городе Кирове. Но я абсолютно убежден, что судья, который озабочен престижем суда, который выполняет свое дело профессионально и непредвзято, не допустил бы трех минут такого процесса, который происходит здесь день за днем, – считает Сергей Пархоменко.

Следующее заседание по "болотному делу" назначено на 21 августа. Как ожидается, допрос потерпевшего Дениса Моисеева продолжится. Будут ли в нем участвовать подсудимые, отказавшиеся участвовать в заседании 20 августа, пока непонятно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG