Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чехия: досрочные выборы и "сундук мертвеца"


Антиправительственная демонстрация в Праге

Антиправительственная демонстрация в Праге

Вопрос о победителе предстоящих в Чехии выборов практически предрешен. Но это не делает кампанию менее интересной

Нижняя палата парламента Чехии 20 августа приняла решение о самороспуске. Спустя два месяца страну ждут досрочные выборы. Иного выхода из правительственного кризиса, "горячая фаза" которого началась после отставки премьера Петра Нечаса в связи с беспрецедентным коррупционным скандалом, ведущие политические силы не нашли. Роспуск парламента не поддержала только правоцентристская Гражданско-демократическая партия (ГДП), которую и возглавлял до недавнего времени Нечас. Именно судьба этой партии и борьба за ее "наследство" – главная интрига предстоящих выборов.

Вопрос стоит именно так, поскольку победитель выборов практически предрешен. И опросы общественного мнения, и аналитики предсказывают, что большого успеха достигнет ныне оппозиционная Социал-демократическая партия, которая (возможно, с поддержкой коммунистов, но вряд ли с их прямым участием) и сформирует по итогам голосования новый кабинет министров. У социал-демократов тоже отнюдь не все гладко: партия очевидно разделена на сторонников президента Милоша Земана и тех, кто относится к нему скептически и хочет сохранить независимость. Однако близость к успеху будет диктовать социал-демократам необходимость работать сообща для достижения результата на выборах, и вряд ли какие-то скандалы помешают партии опередить своих конкурентов и впервые за почти восемь лет вернуться к власти.

Борьба на выборах идет не за победу, а за то, кто станет ведущей оппозиционной силой. Кому достанется "сундук мертвеца" с политическим капиталом ГДП, которую политический аналитик Мартин Шабу после скандала с Нечасом описывает как переживающую "распад и дезориентацию" и которая, по последним опросам, вообще имеет шансы не преодолеть 5-процентный барьер.

При этом речь идет не о просто партии, пусть даже очень сильной, а о настоящем символе чешской политики в последние более чем 20 лет, прошедшие с "бархатной революции". Возможный коллапс ГДП вполне сопоставим с распадом Христианско-демократической партии Италии в начале 1990-х. Итоги предстоящих выборов, по всей вероятности, сформируют новый ландшафт правого фланга чешской политики.

ГДП в разные годы ее существования сотрясали большие и малые скандалы – речь шла и о финансировании "мертвыми душами", и связи с сомнительными предпринимателями, и неоднозначности фигуры "отца-основателя" партии Вацлава Клауса, в конце концов покинувшего партию, уже будучи президентом. Каждый раз, однако, подобно фениксу, партия "синей птицы" (именно она изображена на эмблеме ГДП) возрождалась из пепла. Почему?

Все дело в том, что до последних лет ГДП воспринималась многими – и правыми, и левыми – как единственная аутентичная правая, антикоммунистическая и антисоциалистическая сила в стране. Это удерживало в орбите партии как жестких евроскептиков и социальных консерваторов из круга Вацлава Клауса, так и либеральных политиков вроде бывшего пражского мэра Богуслава Свободы, лично поддержавшего проведение в Праге гей-парада. Успеху ГДП способствовала ее биография – по сути, это единственная из всех существующих политических сил преемница легендарного Гражданского форума. Вацлав Клаус постепенно отодвинул от рычагов влияния в партии людей, связанных с Вацлавом Гавелом, однако еще долгое время ГДП пользовалась поддержкой не только своего "ядерного" электората, мелких и средних предпринимателей и менеджеров, но и городской либеральной интеллигенции. Иными словами, партия оставалась коалицией тех, кто выиграл от социально-экономических преобразований начала 1990-х.

Слабые правые альтернативы, которые возникали и исчезали на чешской политической сцене, могли "откусывать" у ГДП часть голосов, но в основном речь шла о голосах людей, недовольных лично Клаусом. Партия добивалась успехов на выборах и без их поддержки.

Ситуация несколько изменилась на прошлых выборах 2010 года, когда новая либерально-консервативная партия ТОП09 возникла как коалиция прагматиков – сторонников жесткой бюджетной экономии во главе с экс-министром финансов и одним из самых талантливых политических менеджеров Чехии Мирославом Калоусеком и сторонников Вацлава Гавела, которых в Чехии иронически называют "партией правды и любви". Их представителем в руководстве ТОП09 стал Карел Шварценберг. Уже тогда ТОП09 обогнала ГДП в Праге, но в масштабах всей страны все же уступила – и партии вместе сформировали правительство, в котором кресло премьера досталось представителю ГДП.

Второй тревожный звонок прозвучал на президентских выборах нынешней зимой, на которых представитель ГДП Пршемысл Соботка занял предпоследнее место, а Карел Шварценберг вышел во второй тур и имел реальные шансы на победу. Хотя Шварценберг успешно выступил благодаря личной харизме, а не поддержке своей партии, сам факт все равно довольно символичный.

Скандал же с премьером и вовсе обрушил рейтинги ГДП. Причем скандалы в партии не утихают: при недавнем голосовании о доверии правительству два депутата отказались подчиниться партийному руководству. Не прекращается и борьба за власть в партии между так называемыми "крестными отцами" (бизнесменами, контролирующими те или иные местные отделения партии) и политиками, которые хотели бы избавиться от их влияния.
Вероятнее всего, ГДП – хотя бы в силу инерции – еще пройдет в новый парламент, однако практически исключено, чтобы она осталась ведущей силой на правом фланге.

На эту роль претендует ТОП09. Однако эта партия тоже не слишком стабильна. Ее главный идеолог и фактический лидер Мирослав Калоусек непопулярен у избирателей, за ним тянется шлейф обвинений в коррупции. Князь Шварценберг, напротив, популярен – но не как партийный политик, а как личность, последнее воплощение духа Гавела, "неполитической политики". Кроме того, не следует забывать, что князю все-таки уже 76 лет.

Значительная часть чешского общества желает появления на политической сцене новой силы, не связанной с дискредитировавшей себя партийной системой. О природе этого феномена рассуждает обозреватель Ян Липолд, который отмечает, что это разделение на "них" (политиков, чиновников) и "нас" (обычных людей) мастерски использовал в своей президентской кампании Земан (сам очень опытный политик, экс-премьер 10 лет не участвовал в активной политике и постепенно стал восприниматься своим электоратом как "один из нас"). Вполне вероятно, что многие избиратели проголосуют на этой волне за проземановскую Партию прав граждан. Но что делать тем избирателям, которые скептически относятся к Земану и придерживаются правых взглядов?

За их голоса борются два похожих политических субъекта – движение АНО миллиардера Андрея Бабиша и "Рассвет прямой демократии" предпринимателя Томио Окамуры.

Бабиш входит в список миллиардеров Forbes как второй по размерам личных активов чешский предприниматель (после владельца PPF Петра Келльнера). Ему принадлежит агропромышленный концерн Agrofert – одно из крупнейших предприятий в Чехии. Бабиш – словак по национальности – занимался бизнесом с начала 1990-х и долгое время выстраивал ровные отношения с политиками от всех партий, однако в 2011 году пошел в политику сам. Свою новую роль он аргументировал тем, что досконально изучил систему изнутри и знает, как бороться с поразившей ее коррупцией. А поскольку ему самому с материальной точки зрения ничего не надо, то он готов служить интересам общества бескорыстно.

Недавно Бабиш приобрел крупнейший в стране издательский дом MAFRA (официально сделка еще не доведена до конца, и во время избирательной кампании газеты MF Dnes и Lidové noviny еще формально не будут принадлежать Бабишу), после чего многие комментаторы (в их числе Мартин Фендрих) сравнили его с Сильвио Берлускони. Сравнение натянутое: Андрей Бабиш, конечно, не обладает мощной харизмой, свойственной итальянскому политику.

"Государством необходимо управлять как фирмой с десятью миллионами акционеров", – говорит Бабиш. "Все парламентские партии после революции имели одну и ту же программу: деньги и власть. В отличие от них, мы хотим привести в политику честных и талантливых людей", которые, по мнению Бабиша, не будут заинтересованы в коррупции.

"Когда мы будем жить лучше? Очень простой ответ – когда страной начнут управлять успешные состоятельные люди, которые достигли выдающихся результатов в своей профессиональной деятельности", – говорит Бабиш. Лицами движения и вправду стали несколько известных в стране людей, которые пользуются безупречной репутацией. Это бывшая замминистра Вера Йоурова, просидевшая несколько месяцев в СИЗО по обвинению в коррупции – и сумевшая доказать свою невиновность, причем так, что общественность встала на ее сторону, актер и дипломат Мартин Стропницкий, известный журналист Мартин Комарек и другие. При этом сам Бабиш отнюдь не так популярен среди избирателей, кроме того, ему пока не удалось доказать, что он в социалистической Чехословакии не сотрудничал с органами госбезопасности. Но именно поддержка известных людей, четкая и ясная правоцентристская программа с антикоррупционным лейтмотивом, а также обилие средств на кампанию может помочь его партии завоевать солидную часть "наследства ГДП".

На эти же голоса претендует, впрочем, и Томио Окамура, правый популист, который сумел избраться прошлой осенью в Сенат – и получил бы немало голосов и на выборах президента, если бы был к ним допущен. Помимо борьбы с коррупцией он призывает также к жесткому ограничению миграции и выступает за "прямую демократию". Сам Окамура имеет имидж несколько одиозного политика, хотя и дистанцируется от крайне правых. Однако он заигрывает не только с завсегдатаями сельских пивных, но и с образованным городским населением, сотрудничая, в частности, с такими интеллектуалами, как экономист Павел Когоут, придерживающийся либертарианских взглядов.

Правоконсервативное крыло ГДП – убежденных сторонников Вацлава Клауса – приманивает к себе евроскептическая партия "Суверенитет" во главе с Яной Бобошиковой. Бывшая телеведущая тоже баллотировалась в президенты этой зимой. В СМИ даже появились спекуляции (опровергнутые, впрочем), что партию Бобошиковой может повести на выборы сам Вацлав Клаус. Уже очевидно, что Клаус вряд ли примет участие в кампании в качестве кандидата, – но своих симпатий к "Суверенитету" он в последнее время не скрывает. По словам самой Яны Бобошиковой, не исключено, что партия может даже сменить название - на "Суверенитет Вацлава Клауса".

Наконец, голоса либерально настроенных избирателей ГДП могут достаться если не ТОП09, то христианским демократам, которые в недавно распущенном парламенте представлены не были и потому не несут ответственности за коррупционные скандалы последних лет. У этой партии неплохая репутация среди интеллигенции и устойчивое, хотя и небольшое, ядро избирателей-католиков.

Возможно ли какое-то сотрудничество между правыми и центристами – с целью не допустить слишком уверенной победы левых? В случае если социал-демократы вместе с коммунистами не получат абсолютного большинства голосов, вероятным победителям выборов придется договариваться с какой-то из центристских или правых партий. Вряд ли это будет ТОП09, а следовательно, даже у тех субъектов, которые получат в парламенте совсем немного мест, появится шанс быть представленными в правительстве.

Заключить "пакт о ненападении", однако, скорее всего, помешает целый ряд обстоятельств: не только давняя вражда между "клаусовцами" и последователями Гавела, но и амбиции лидеров традиционных и новых правых партий, каждый из которых надеется на самую лакомую долю "наследства" ГДП. Разумеется, и сами гражданские демократы тоже не будут сидеть сложа руки и спокойно ждать политической смерти.

Чехию ждут два месяца жесткой и бескомпромиссной предвыборной кампании.
XS
SM
MD
LG