Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Число россиян, надеющихся получить политическое убежище за границей, растет. За первые семь месяцев 2013 года только в Германии попросили убежище почти 12 тысяч человек, и сейчас Россия занимает первое место по числу таких запросов, обогнав Сирию и Афганистан. Значительную часть составляют беженцы из Чечни и других республик Северного Кавказа. Теперь, после того как в России после принятия законов Милонова – Мизулиной развернулась гомофобная кампания, все чаще просят убежище геи и лесбиянки.

На этой неделе попросила убежище в Португалии московская писательница Маргарита Шарапова, автор книг "Криминальная жизнь", "Москва, станция Лесбос", "Туманный мальчик", многочисленных публикаций в антологиях современной прозы и периодике. Вот что она рассказала РС:

Маргарита Шарапова

Маргарита Шарапова

– Я еще застала жесткий режим по отношению к гомосексуалистам в СССР. Потом нам дали глоток свободы, я даже поверила, что это навсегда. Я официально совершила каминг-аут, у меня выходили книги на тему ЛГБТ в разных издательствах. Я, наверное, один из первых писателей ЛГБТ. Но в последнее время стали жестко закручивать гайки. И уже после выхода закона о гей-пропаганде начинаются претензии у властей к деятелям культуры. Требуют ответственности за то, что ты писал. За что – вообще непонятно.

– И вы именно об этом собираетесь написать книгу?..

– Да, я хочу написать о событиях последних лет от небольшого луча света в начале 2000-х до той кровавой черноты, которая наступает сейчас. Потому что теперь даже страшно просто за руку подержаться двум людям одного пола. Вычисляют в интернете, напасть могут где угодно, поджидают у квартиры. Мне, например, расписывали двери свастиками, поджигали дверь. Любой гомосексуал может подвернуться смертельной опасности в любую секунду.

– Кто-то из активистов говорит, что нужно бороться за права ЛГБТ, другие считают, что смысла нет, а лучше воспользоваться возможностью и уезжать. Вы выбрали второй вариант. Считаете, что борьба проиграна?

– Нет, я считаю, что и вне России можно бороться за Россию. Когда я летела на самолете, бортпроводница говорила, что если случится авария, вы должны надеть на себя маску, а потом уже на соседа. Сперва надо спасать себя, а потом других. Вот я так же начинаю с себя, а потом буду спасать других.

– Вы сказали, что был глоток свободы, а сейчас снова закручивают гайки. Почему власть выбрала ЛГБТ в качестве объекта атаки и почему, несмотря на протесты по всему миру, ничего не меняется и давление продолжается?

Любой гомосексуал может подвернуться смертельной опасности в любую секунду.
– В России власти всегда нужен враг, внешний и внутренний. С внешним врагом понятно – традиционный абстрактный Запад, а внутренний враг периодически меняется. Раньше выбирали по национальному признаку, а сейчас нового врага придумали. Долго искали, я думаю, и наконец подумали – да вот же он, как на ладони враг. И народу, который живет в нищете, малообразованным молодым людям просто дали отмашку – "фас", вот кого можно бить, на ком можно излить всю свою злость. Власти перенаправляют энергию возмущения с себя, кусок кидают для травли.

Маргарита Шарапова бежала из России от законов, которые принимают гомофобы, а архангельский художник Константин Алтунин попросил убежище во Франции непосредственно из-за самого знаменитого депутата-гееборца Виталия Милонова. Именно Милонов вместе с полицейскими пришел в петербургский Музей власти и добился конфискации картин Алтунина из цикла "Правители". Негодование вызвали полотна с изображением "любовников" Владимира Путина и Дмитрия Медведева в женском белье, портрет самого Милонова в радужных тонах, патриарха Кирилла в наколках и картина "Эротические сны депутата Мизулиной". Константин Алтунин думает, что арест угрожал не только картинам, но и их автору:

– Очень некрасивая вещь со стороны властей. Этого никто не мог предвидеть, потому что ходили посетители, возникали споры, разговоры, и вот пришел депутат от "Единой России" Виталий Милонов с полицией, и всё забрали: всю кассу, компьютеры, всё. Помещение опечатано, картины под арестом. У меня были какие-то неприятные звонки, я просто бросал трубку. Потом, когда я уже решил уехать в Париж, мне супруга позвонила и сказала, что под окном стоит полицейская машина: "Заходили и спрашивали тебя". Я не ночевал дома.
Константин Алтунин перед своей картиной в "Музее власти"

Константин Алтунин перед своей картиной в "Музее власти"



– Вы считаете, что ваша история связана с общей ситуацией в области свободы слова и творчества в России?

– Конечно, главная проблема России – это несменяемость власти. Сколько можно одно и то же? Невозможно же видеть на экране одно и то же лицо! Он на четыре года поменялся с кем-то, хотя и не исчезал, и снова я его вижу – он ловит рыбу, летает на самолетах... У кого хватит терпения? В моих картинах есть ирония, юмор. Я думал, что у них есть в мозгах чувство юмора, а оказалось, что совершенно отсутствует оно, совершенно. Я не ожидал такой реакции, честное слово! Теперь мне говорят, что это пиар-ход. Какой же это пиар-ход, когда у меня жена рыдает, двухлетний ребенок спрашивает, где папа... Спасибо, конечно, депутатам, им больше делать нечего, как ходить по выставкам и закрывать выставки, арестовывать картины. Такая ситуация возможна только в России, к сожалению.

Константин Алтунин написал открытые письма президенту Путину и будущим гостям саммита G-20 о том, что в России расцветает цензура в области искусства. Уезжал художник стремительно: дома, в Архангельске, у него осталась семья – жена Лена и дочка Ася двух с половиной лет. Лена находится в отпуске по уходу за ребенком, внезапный вынужденный отъезд мужа повергает ее в отчаяние:

– Мне пишут всякие гадости, обзывают, и я не думаю, что они на этом остановятся. Я думаю, что нам в России оставаться просто опасно. Не знаю, чего ждать от этой ситуации, но чувствую опасность. Мы вынуждены были собрать последние деньги и занять, чтобы Костя мог выехать. Сейчас у него там нет средств к существованию, первое время он может еще где-то остановиться, а потом – полная неизвестность. И у нас тоже – на что мы будем жить?

Хозяин закрытого Музея власти Александр Донской очень хочет помочь Константину Алтунину:

– Я сам, к сожалению, попал в сложную финансовую ситуацию – у нас заморожена арендная плата, больше 500 тысяч, мы продали билеты в музей и не выполнили обязательства перед партнерами. Так что финансово я ему помочь не могу, но Косте нужны его картины, он сможет их выставлять и продавать. Поэтому я решил 5 сентября открыть музей, а потом соберу все его картины и отправлю ему в Париж.

Трудно сказать, сколько времени будет работать Музей власти, ведь открытие совпадает с началом саммита. Александр Донской готовится подать иски к Виталию Милонову за самоуправство и превышение должностных полномочий, а к сотрудникам полиции – за вооруженный грабеж, именно так он расценивает изъятие картин из музея без санкций и документов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG