Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мистер Твистер, премьер-министр


Выступление миллиардера Михаила Прохорова в ходе кампании по выборам президента России. Москва, февраль 2012 года

Выступление миллиардера Михаила Прохорова в ходе кампании по выборам президента России. Москва, февраль 2012 года

Богатые предприниматели все чаще идут в политику. Что движет этими людьми?



БОГАТЫЙ КАНАДСКИЙ РОДСТВЕННИК

Фрэнк Штронах, очевидно, рассчитывал на большее. Избирательная кампания основанной им партии, которая называется просто – Team Stronach ("Команда Штронаха"), стоила австро-канадскому миллиардеру около 33 миллионов долларов. Учитывая размеры состояния Штронаха, это совсем немного – по данным журнала Forbes, всего у него примерно 1 миллиард 200 миллионов долларов. Но сам миллиардер, владелец Magna International – крупной компании по производству запчастей для автомобилей и мотоциклов, явно полагал, что инвестиции в предвыборную гонку принесут более весомые плоды. Team Stronach набрала на недавних парламентских выборах в Австрии около 6% голосов избирателей. Она будет представлена в парламенте. Но этот результат сторонников эксцентричного миллиардера почти в два раза хуже, чем показанный ими в марте на земельных выборах в Каринтии (11%) и Нижней Австрии (10%). Похоже, политический проект Фрэнка Штронаха пока не столь успешен, как его проекты в сфере бизнеса.

​В Австрии многие недоумевали, чтó заставило Штронаха в последние два года заняться политикой. Ведь это человек преклонного возраста (ему 80 лет), хотя еще полон энергии. Большую часть жизни он провел в Канаде, где и преуспел в бизнесе, основав корпорацию Magna. На родину Штронах (у него двойное гражданство) стал регулярно наведываться только с середины 80-х годов, тогда же основал в Австрии несколько деловых и благотворительных проектов. Австрийский филиал его компании обеспечивает работой почти 20 тысяч человек. Штронах спонсирует один из самых популярных футбольных клубов страны – "Аустрия" (Вена). Политические взгляды миллиардера – либеральные, с некоторым оттенком евроскептицизма. Штронах выступает за низкие налоги, выгодные условия для инвестиций, умеренную европейскую интеграцию, но против единой валюты – евро: в одном из интервью он назвал еврозону "чудовищным проектом".

Это предвыборный рэп "Команды Штронаха", текст которого составлен из фрагментов телевыступления самого Фрэнка, как запросто называют его сторонники.

Партия Штронаха, о создании которой было объявлено в сентябре 2012 года, довольно быстро получила популярность среди части среднего класса и городской молодежи. Точнее, среди тех, кто недоволен застоем в австрийской политике (в ней много десятилетий доминируют две партии – Социал-демократическая и Народная) и желал бы здешнему политическому истеблишменту небольшой встряски. Впрочем, по мере того как сам Фрэнк Штронах (кстати, его настоящее имя – Франц Штрозак, он слегка изменил его, живя в Канаде) начал играть все более заметную роль в кампании своей "команды", у части избирателей надежды сменились скепсисом. Оказалось, что Штронах нередко надменен и вспыльчив, очень не любит неприятные вопросы журналистов, да и его немецкий далек от совершенства – он то и дело вставляет в свою речь английские слова и выражения. Очарование прошло, отсюда и скромный результат Team Stronach на сентябрьских выборах. В формировании правящей коалиции сторонники миллиардера явно не будут участвовать, а значит, их небольшая парламентская фракция, скорее всего, останется на заднем плане австрийской политики.

Каковы же мотивы Фрэнка Штронаха? Сам он говорит о стремлении помочь родной стране, политическая ситуация и общественные настроения в которой его не слишком устраивают. Фриц Плассер, профессор политологии из Инсбрукского университета, не отказывает миллиардеру в столь идеалистических мотивах: "Похоже, он действительно стремится достигнуть чего-то существенного в австрийской политике – и сделать это частью своего наследия, своим последним большим проектом". Но дело не только в этом. Штронах, как и любой успешный предприниматель, расчетлив и рационален, однако не лишен ни эмоций, ни тщеславия, продолжает Плассер: "Его второй мотив – жажда популярности. В период кампании австрийские масс-медиа следили за каждым шагом Фрэнка Штронаха. Его действия тщательно анализировались. Он стал медиа-звездой".

ЦЫПЛЯТА, УДОБРЕНИЯ, ПОЛИТИКА

Хочет ли быть звездой другой весьма состоятельный человек, основавший собственный политический проект в соседней с Австрией стране – Чехии? Его зовут Андрей Бабиш, ему 59 лет, он владелец многопрофильной корпорации Agrofert, производящей главным образом сельскохозяйственную и химическую продукцию – от куриных окорочков и сосисок до удобрений. На его предприятиях и фирмах работают 30 тысяч человек (этот факт Бабиш очень любит подчеркивать – в годы кризиса создание рабочих мест смотрится как почти героический поступок). Состояние Андрея Бабиша оценивается журналом Forbes примерно в 2 миллиарда долларов.

Андрей Бабиш

Андрей Бабиш

Начало своего пути к богатству сам Андрей Бабиш описывает так: "Да, я был ориентирован на деньги, хотел иметь свой дом, машину… Одно время я работал как обычный рабочий, руками, потом поступил в институт, там хорошо учился, чтобы иметь повышенную стипендию, экономил на дом, который потом построил сам. Я хотел работать во внешней торговле, чтобы уехать из страны, где был коммунистический режим, мне удалось два года проработать за границей, там я был и во время "бархатной революции". Впрочем, Бабиш не упоминает еще один важный фактор, который дал ему хорошую стартовую позицию в бизнесе: влиятельным сотрудником внешнеторгового ведомства тогда еще коммунистической Чехословакии был его отец. Семья жила во Франции, потом в Швейцарии, где Андрей несколько лет посещал местную гимназию. Как отмечает журналист Петр Шимунек, специализирующийся на бизнес-тематике, "Андрей Бабиш создал большой конгломерат, в который сейчас входят почти 200 фирм. Но в действительности не начинал абсолютно с нуля, поскольку у него были связи со времен работы еще при прежнем режиме, что было для него выгодным".

Семейные и профессиональные связи – это, конечно, далеко не всё. Нельзя отрицать большой предпринимательский талант Бабиша, позволивший ему сколотить второе по величине состояние в Чехии и одно из крупнейших во всей Центральной Европе. Неоднозначна репутация чехословацкого миллиардера (Бабиш – словак по происхождению и говорит на странной языковой смеси, перемежая чешские фразы словацкими словами и выражениями). Пресса, ссылаясь на словацкий Институт национальной памяти, утверждала, что Бабиш в молодости сотрудничал с коммунистическими спецслужбами, что сам предприниматель решительно отрицает. В 2010 году чешский парламент одобрил поправку к закону об охране природы, увеличив обязательную долю биотоплива в автомобильном горючем. Поскольку концерн Agrofert – главный производитель биотоплива в Чехии, возникли подозрения в том, что принятие поправки стало итогом успешных лоббистских усилий Андрея Бабиша. Позднее сам миллиардер подтвердил это, заметив, что не видит в данном факте ничего зазорного. Известно, что Бабиша связывают приятельские отношения с экс-премьером Чешской республики Станиславом Гроссом, который в 2005 году был вынужден подать в отставку из-за подозрений в коррупции.

С определенных пор поддерживать с политиками частные, закулисные контакты показалось Андрею Бабишу недостаточным. В 2011 году он объявил о создании общественного движения под названием ANO – это чешская аббревиатура словосочетания "Акция недовольных граждан"; в то же время слово ano означает "да". До сих пор движение не могло похвастаться серьезными успехами, но нынешнюю кампанию (парламентские выборы в Чехии состоятся в последний уикенд октября) ANO ведет весьма уверенно. Политолог Владимир Дворжаков из пражской Высшей школы экономики отмечает, что "отношение к партии как к фирме, которой надо управлять, соответствует склонностям и жизненному опыту Андрея Бабиша". Ему удалось созвать под свои знамена многих известных в стране людей – бизнесменов, актеров, дипломатов, журналистов, – которые создают его движению яркий и привлекательный образ.

Сам Бабиш, выступая как лидер ANO, в то же время умеет при необходимости отступить в тень, дав возможность своим соратникам высказаться и показать себя. Никакой конкретной идеологии у его движения нет – если не считать фраз вроде "Мы способный народ, просто нами управляют бездарности" или "Мы не такие, как политики, мы работаем", которыми пестрят предвыборные биллборды ANO. Бабиш играет на общественном недовольстве, проявившемся после летнего кризиса в чешской политике, и на собственном успехе, которым обещает "поделиться" со всей страной. Каковы перспективы Бабиша-политика? Предвыборные опросы сулят движению ANO до 17 процентов голосов, что может вывести его на второе или третье место по итогам выборов. Правда, политолог Ладислав Мрклас считает, что в парламент "бабишевцы" пройдут, но триумфа не дождутся. По его словам, "люди, которые обычно не ходят на выборы, говорят, что проголосовали бы за Бабиша. Я видел результаты одного опроса, согласно которым такие люди составляют 40% потенциального электората Бабиша. Но по долгому опыту наблюдений за выборами я знаю, что те, кто обычно не ходит на выборы, по большей части не приходит даже тогда, когда симпатизирует кому-то из тех, кто баллотируется".

ПРОДАТЬ САМОЛЕТ И КУПИТЬ ПАРТИЮ

Имущество всех депутатов польского Сейма нынешнего созыва составляет около полумиллиарда злотых, то есть примерно 160 миллионов долларов. По данным интернет-портала money.pl, список самых богатых депутатов парламента возглавляет Мирослав Козлякевич, имущество которого вместе с недвижимостью и сбережениями оценивается в 14 миллионов долларов. Далее идут министр финансов Ян Винцент-Ростовский – около 7 миллионов и Анджей Гут-Мостовы – 6 миллионов. Они и еще двое политиков, замыкающих первую пятерку самых богатых депутатов, являются членами правящей нынче в Польше партии "Гражданская платформа".

Януш Паликот

Януш Паликот

Политолог из Варшавского университета Ольгерд Аннусевич считает, что присутствие богачей в польской политике относительно невелико. С одной стороны, там есть люди вроде упомянутого Мирослава Козлякевича, владельца большого числа прибыльных куриных ферм. Однако это скорее исключение, чем правило. По словам политолога, часть нынешних политиков, прежде всего связанных с левой частью политического спектра, имели в начале 90-х возможность заниматься бизнесом, а в политику пришли позже. Классический пример – Януш Паликот: человек сделал карьеру в бизнесе, у него есть деньги и тогда он идет в политику. "Однако в польской политике в общем-то мало людей обеспеченных, и так происходит потому, что в нашей стране на этой самой политике трудно заработать, – отмечает Ольгерд Аннусевич. – Если политик намерен работать честно, не брать взяток, то его зарплата в общем-то не такая большая по сравнению с тем, что может заработать, например, хороший менеджер в бизнесе. Это, конечно, в определенном смысле влияет на уровень политики в стране, на то, что он не очень-то высок. Мы, поляки, платим слишком мало своим политикам, поэтому в нее часто идут те, для кого в определенном смысле наркотиком является сама власть и объективы телекамер, а не опытные менеджеры, которые предпочитают политике бизнес".

Уточним: депутат польского парламента зарабатывает немногим более 3 тысяч долларов плюс доплаты за работу в комиссиях и деньги на содержание депутатского офиса.

Какова же цель состоятельных поляков, которые все-таки решают заняться политической деятельностью? Вот мнение Ольгерда Аннусевича: "В идеале богатый человек идет в политику не за деньгами, а для того, чтобы воплотить в жизнь идеи, в которые верит. Однако, к сожалению, и здесь речь не только о Польше, в действительности такие люди идут в политику нередко для того, чтобы защитить свой бизнес, например, через наличие депутатской неприкосновенности, или сделать еще бóльшие деньги за счет обретенного политического влияния. А это уже патология, которая вредит демократии. И если я говорю о том, что богатых людей должно быть в политике больше, то имею в виду тех первых, то есть идеалистов. С другой стороны, политика должна быть, конечно же, открыта не только для богатых, но и для тех, у кого нет средств, но кто хочет сделать что-то полезное".

В Польше часто говорят, что при нынешней политической системе очень тяжело создать новую партию, не имея достаточных средств. Ведь уже существующие партии, которые прошли в парламент, получают большие дотации из госбюджета, и новичкам практически невозможно с ними конкурировать – если, конечно, нет денег. Пример тому – "Движение Паликота", созданное накануне минувших выборов (2011) одним из бывших лидеров "Гражданской платформы" Янушем Паликотом, который вложил немало собственных средств в создание партии. В результате она получила третье место в парламенте. Интересно, что еще несколько лет назад имущество Януша Паликота оценивалось примерно в 110 миллионов долларов, а после создания партии эта цифра составляет менее двух миллионов.

Означает ли это, что без денег нет новых партий на политической сцене? "Извините, но мышление в стиле "нужно постоянно создавать новые партии" – это мышление революционное, которое нужно оставить в минувшем веке, – считает Ольгерд Аннусевич. – Нашей демократии в следующем году исполнится 25 лет. Пришло время думать не о новых партиях, а о стабилизации политической сцены. Мне совсем не жаль того, что Польше тяжело создать новую партию. То есть создать-то ее можно, но трудно завладеть умами людей. Среди прочего, нет средств на создание партийных структур и на избирательные кампании. Конечно, то же "Движение Паликота" – яркий пример того, как можно, я утрирую, продать самолет и вложить вырученные деньги в политический проект. Но с другой стороны, есть уже достаточно партий, в рамках которых можно попробовать реализовать свои идеи".

Михаил Прохоров

Михаил Прохоров

У современной России также есть опыт присутствия в политике богатого предпринимателя. Михаил Прохоров, лидер партии "Гражданская платформа" (интересно, случайно ли совпадение с названием польской партии?), занял на президентских выборах 2012 года третье место с 8 процентами голосов. Для политической карьеры Прохорова, как и крупных европейских бизнесменов, попробовавших свои силы в политике, характерна некоторая половинчатость. Популярность, которой этим людям удается добиться в качестве политиков, обычно заметно меньше по масштабам, чем их успехи в деловой сфере. Возможно, у части избирателей вызывает антипатию сам факт участия богатого человека в борьбе за политическую власть. "Ему что, мало?" – рассуждает обыватель и идет голосовать за тех, кто, по его мнению, куда более "социально близок" ему, чем миллионеры и миллиардеры. Но есть и другой фактор, о котором сказала журналистам по пути на избирательный участок одна 18-летняя жительница Вены, отвечая на вопрос о Фрэнке Штронахе: "Если человек хороший бизнесмен, это не означает, что он обязательно станет хорошим политиком. Это разные профессии". Кстати, история самого известного "владельца заводов, газет, пароходов", ставшего лидером своей страны, – Сильвио Берлускони, скорее подтверждает этот вывод.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG