Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пояс абсурда


Семен Симонов. Фото из личного архива

Семен Симонов. Фото из личного архива

Менее часа провел в четверг вечером в Адлерском линейном отделе полиции на транспорте координатор сочинского офиса Сети "Миграция и право" правозащитного центра "Мемориал" Семен Симонов. Правозащитника задержали на перроне железнодорожного вокзала в тот момент, когда он собирался на встречу с иностранными журналистами. Этих нескольких десятков минут оказалось достаточно, чтобы характеризовать ситуацию, в которой пребывает предполимпийский Сочи.

Вполне возможно, этой истории не следовало бы придавать такого значения, если бы не контекст. Силовые ведомства демонстрируют мускульную систему с той степень рвения, с какой им позволяют это делать объявленные накануне антитеррористические учения, сопровождаемые беспрецедентными акциями.

Достаточно быть просто человеком, чтобы оказаться в поле зрения правоохранительных органов.

Итак, Симонов собирался на встречу с журналистами. После того, как диспетчер объявил о приближающейся электричке, он направился в сторону перрона, но через несколько метров был остановлен строгим окриком. Почти сразу же к нему подошли два незнакомых человека, один из которых впоследствии оказался сотрудником ФСБ, и потребовали показать паспорт.


На вопрос правозащитника, на каком основании он должен предъявлять документы, последовал лаконичный ответ: в связи с антитеррористическими учениями. Не найдя никакой связи между учебной операцией и паспортом, Семен Симонов отказался подчиниться требованиям силовиков.

И был прав, поскольку, согласно п. 2 ст. 13 "Закона о полиции", ее сотрудники могут "проверять документы, удостоверяющие личность граждан, если имеются данные, дающие основания подозревать их в совершении преступления или полагать, что они находятся в розыске, либо если имеется повод к возбуждению в отношении этих граждан дела об административном правонарушении, а равно если имеются основания для их задержания в случаях, предусмотренных федеральным законом; проверять у граждан, должностных лиц, общественных объединений и организаций разрешения (лицензии) и иные документы на совершение определенных действий или на осуществление определенного вида деятельности, контроль (надзор) за которыми возложен на полицию в соответствии с законодательством Российской Федерации".

Но довод оказался малоубедительным – правоохранители продолжали настаивать на необходимости проверить документы, вновь возвращаясь к тезису об антитеррористических учениях. По их логике, данная операция подразумевает введение на территории Большого Сочи "особого режима", позволяющего останавливать и досматривать граждан без очевидных на то оснований. Однако, как резонно заметил Семен Симонов в интервью Радио Свобода, приказ об учениях распространяется лишь на сотрудников правоохранительных органов, не подразумевает беспрекословного подчинения его пунктам обычных граждан и не отменяет их конституционных прав.

Тогда сотрудники, задержавшие правозащитника, пошли на уже стандартную уловку, заявив, что на него имеется "ориентировка".

"Я попросил показать ее, но получил отказ, – рассказал Симонов. – Сотрудник полиции сослался на то, что у них в линейном отделе 470 "ориентировок", и носить их с собой у полицейских нет возможности".

После этого координатор Сети "Миграция и право" оказался в полицейском участке. При этом ему не объяснили его права и на каком основании он препровожден в околоток.

Силовые ведомства демонстрируют мускульную систему с той степень рвения, с какой им позволяют это делать объявленные накануне антитеррористические учения
"Я спросил дежурного: "Я задержан? А если задержан, то за что?" Дежурный ответил, что я не задержан. Тогда я вышел из отделения и направился в сторону перрона", – продолжил рассказ Симонов.

Но полицейские догнали его и вновь вернули в участок, где правозащитник подвергся обыску.

"Меня попросили поднять свитер. Я поднял и спросил: "Что вы ищете?" На что мне ответили: "Пояс шахида". Также полицейские обыскали мою сумку. Затем они сказали, что я не подхожу под ориентировку и могу быть свободен", – заканчивает рассказ Семен Симонов.

В линейном отделе полиции уклонились от ответа на мой вопрос, действительно ли в числе задержанных оказался правозащитник? Дежурный, с которым я разговаривал по телефону, отказался называть свое имя, при этом на полном серьезе заявив, что "любой гражданин обязан предъявить документы и пройти досмотр по первому требованию сотрудника правоохранительных органов". При этом полицейский сослался на "антитеррористические учения, в рамках которых их полномочия расширены внутренним приказом". Кто и когда принял такой приказ, он не пояснил.

Адвокат сочинского отделения "Мемориала" Александр Попков считает, что Семен Симонов в данной ситуации вел себя "совершенно правильно, так как учения не могут быть поводом для нарушения закона".

Сам правозащитник намерен обжаловать действия сотрудников полиции и ФСБ в прокуратуру Адлерского района, а так же в управление МВД на транспорте по Южному федеральному округу в Краснодаре. Кстати, ранее это ведомство уже приносило публичные извинения Симонову после того, как один из сотрудников линейного отдела полиции все того же адлерского железнодорожного вокзала попытался пресечь фотосъемку, которую правозащитник вел в личных целях.
XS
SM
MD
LG