Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Банковский союз Европы


Под единым надзором на первом этапе окажется примерно 130 крупнейших банков стран еврозоны

Под единым надзором на первом этапе окажется примерно 130 крупнейших банков стран еврозоны

Он призван оградить налогоплательщиков от необходимости спасать “проблемные” банки

Главным итогом завершившегося в пятницу в Брюсселе саммита 28 стран Европейского союза, последнего в уходящем году, стало одобрение базовых принципов формирования в регионе Банковского союза. А точнее – речь идет о единых механизмах регулирования банковского сектора.

Сама идея создания такого союза была одобрена на саммите ЕС еще в июне прошлого года. На то, чтобы согласовать лишь базовые принципы его функционирования, да и то не все и лишь частично, потребовалось 18 месяцев переговоров.

Последние из них министры финансов стран ЕС завершили глубокой ночью перед открытием нынешнего саммита. Лидерам стран Европы оставалось лишь одобрить уже согласованный компромиссный вариант.

Это – большой день для Банковского союза, достигнутый за последние дни прогресс на переговорах по формированию единой системы урегулирования и механизмам ее финансирования просто беспрецедентен, заявил журналистам руководитель ведомства Европейской комиссии по регулированию внутреннего рынка Мишель Барнье.

“Фактически речь идет о революционных переменах в финансовом секторе Европы, - продолжал Барнье. – Они направлены на то, чтобы европейским налогоплательщикам уже не приходилось расплачиваться за ошибки банков, из-за которых те оказываются на грани краха, завершив тем самым эру дорогостоящих антикризисных программ”.

130 СИСТЕМНЫХ

У будущего Банковского союза ЕС – три составляющих. Во-первых, единая система банковского надзора, подконтрольная Европейскому центральному банку. Во-вторых, единый механизм урегулирования банкротств банков и специальный новый фонд для его финансирования. В-третьих, общая система страхования частных банковских вкладов.

На сегодня, после всех переговоров, первая определена лишь частично, вторая – в принципе и с весьма сложным пока механизмом реализации, а к третьей – едва подступили. Для 18 стран еврозоны новые требования станут с 2015 года обязательными, остальные 10 стран ЕС вольны сами решать, присоединяться ли им к Банковскому союзу.

В канун саммита, 17 декабря, страны ЕС окончательно утвердили руководителя будущей структуры единого банковского надзора – француженку Даниэль Нуй, нынешнего руководителя этого ведомства во Франции. Она вступит в новую должность с 1 января 2014 года.

Тем не менее, пока эта структура будет “надзирать” лишь примерно за 130 крупнейшими банками Европы – из 6 тысяч только в еврозоне и 8 тысяч в целом в ЕС. На этом, в частности, жестко настаивала Германия, в которой насчитывается 2 тысячи банков, то есть четверть от всех европейских или треть от всех в еврозоне.

Даже нынешние планы предусматривают, что этот надзор могут распространить и на другие, более мелкие банки, как только в этом возникнет реальная необходимость, отмечает научный сотрудник Института экономических исследований в немецком городе Халле Тобиас Кнедлик.

“Но сможет ли даже единый банковский надзор предотвратить зарождение новых финансовых кризисов в еврозоне? Вопрос остается открытым, - полагает эксперт. - Ведь во многих странах причиной недавнего кризиса стали отнюдь не риски банков, а непосильные для бюджета расходы правительств. Да, единый банковский надзор частично поможет какие-то кризисы предотвратить, но исключить их полностью - вряд ли”.

Позиция Германии объясняется, прежде всего, спецификой национальной банковской системы. В стране существует множество так называемых "товарищеских" или "общественных" банков – это системы Sparkasse или Volksbank, не говоря уже о региональных Landesbank, контролируемых региональными же властями.

Все эти банки, как правило, действуют лишь в рамках своих регионов и не связаны с международным банковским бизнесом, отмечал в интервью Радио Свобода аналитик Deutsche Bank Николаус Хайнен, поэтому они и не видят смысла в переходе под контроль наднационального органа банковского регулирования.

При этом удельный вес таких банков в финансовой системе Германии внушителен. Да, с одной стороны, даже самый крупный, например, из немецких сберегательных банков почти в 50 раз меньше, чем один Deutsche Bank. С другой стороны, по данным рейтингового агентства Moody’s, общие активы всех этих банков в Германии превышают активы Deutsche Bank. А на их долю приходится в целом около 40% как выданных в стране банковских кредитов, так и общего объема вкладов.

И эти банки Германии, и тысячи относительно небольших банков в других странах еврозоны под единый надзор пока не подпадут. Это станет уделом лишь группы наиболее крупных, на долю которых, впрочем, вместе взятых, приходится более 70% всех банковских активов еврозоны.

Новая система ограничит возможности так называемых “системных” банков, имеющих значительное влияние в экономике, проводить финансовые операции повышенного риска, отмечает президент Баварского финансового центра в Мюнхене профессор Вольфганг Герке. “А с контролем мелких банков - при условии, что соблюдаются все банковские критерии ЕС - гораздо лучше справятся национальные ведомства такого надзора”.

ЛИНИИ ЗАЩИТЫ

Предметом наиболее жарких дискуссий на переговорах министров финансов стран еврозоны в последние месяцы стала вторая составляющая будущего Банковского союза - единый механизм урегулирования банкротств банков и специальный новый фонд для его финансирования

Здесь и до сих пор остаются вопросы. Скажем, будет ли новая структура наделена полномочиями решать, спасать ли или закрывать любой из банков в еврозоне, если вдруг он окажется на грани банкротства? Большинство стран, вроде, не возражают. Но, скажем, Германия, Финляндия или Словакия хотели бы принятия подобных решений или на уровне министров финансов стран еврозоны, или, в большинстве случаев, даже на национальном уровне.

Недавний кризис и показал, что национальные механизмы надзора и контроля, мягко говоря, не всегда оказывались эффективными, говорит Тобиас Кнедлик. “И, вроде, по логике, более целесообразной представляется схема, согласно которой под единым надзором оказываются все банки региона. Хотя далеко не все, и я в том числе, с такой логикой согласны”.

Брать под контроль все банки региона было бы просто несправедливо, присоединяется к коллеге Вольфганг Герке из Баварского финансового центра. Ведь многие из них и безупречно работали во время тяжелейшего финансового кризиса, и обошлись без какой-либо сторонней поддержки.

“Что же касается самого нового фонда банковских банкротств, то можно лишь надеяться, что в ближайшие годы никаких серьезных потрясений среди “системных” банков не случится, - продолжает Герке. - Ведь пока резервы этого фонда будут сформированы полностью, пройдет еще немало времени”.

Немало времени – это 10 лет, в течение которых вскладчину, за счет взносов самих банков всех стран еврозоны и будет формироваться новый фонд, а именно – с 2015 по 2025 год. Камнем же преткновения оказался вопрос, как оплачивать реструктуризацию “проблемных” банков или даже их ликвидацию, случись такая необходимость, уже в ближайшие годы, пока этот фонд только наполняется.

“Суть таких споров, как это часто происходит в Евросоюзе, сводится к весьма простым вопросам: кто должен за это платить, кому это выгодно, а кто – потеряет”, - поясняет Тобиас Кнедлик.

К 2025 году единый фонд урегулирования банкротств банков региона должен аккумулировать 55 млрд евро. “А до этого, если у той или иной страны не хватит собственных средств для реструктуризации “проблемного” банка, на помощь ей призван прийти Антикризисный фонд еврозоны, - продолжает эксперт. - Но, бесспорно, чем раньше единый механизм урегулирования в Европе банкротств банков станет полностью жизнеспособным, тем лучше”.

Многие страны, включая Италию или Францию, предлагали задействовать на период до 2025 года средства нынешнего Антикризисного фонда ЕС, из которого предоставлялись в свое время кредиты Греции, Португалии, Ирландии или Кипру.

Категорически против была Германия. Антикризисный фонд формируется за счет правительственных гарантий всех стран еврозоны пропорционально объему их экономик, и поэтому именно Германия является крупнейшим его вкладчиком.

Экономически более слабые страны, безусловно, хотели бы, чтобы их при необходимости поддержали более сильные, говорит профессор Герке. “Но последние, естественно, отнюдь не горят желанием оплачивать ошибки первых. Налицо конфликт интересов”.

Но и здесь в итоге, ровно за сутки до нынешнего саммита, был найден компромисс. Сводится он к тому, что, хотя средства Антикризисного фонда и можно будет использовать, предоставляться они будут лишь на определенных и весьма жестких условиях.

Именно такая схема была использована в 2012 году, когда правительство Испании получало кредиты стран еврозоны на рефинансирование “проблемных” испанских банков - под требования радикального их реформирования.

Однако в целом средства и Антикризисного фонда, и будущего фонда финансирования реструктуризации европейских банков, оказавшихся под угрозой банкротства, предполагается задействовать лишь в последнюю очередь.

Первыми в такой ситуации понесут убытки владельцы самих банков, а также держатели их долговых обязательств и крупные вкладчики - в незастрахованной части своих вкладов. Решение об универсальности в будущем такой схемы, впервые использованной весной 2013 года в случае с Кипром, было одобрено всеми странами ЕС две недели назад. А вступит оно в силу с 2016 года.

Если этих денег не хватает, источником необходимых средств станут фонды, создаваемые для таких случаев в каждой из стран за счет регулярных взносов самих банков. И ставки этих взносов будут определяться национальными регуляторами – по ситуации.

Следующий на очереди – бюджет той или иной страны. Если же и его доступных ресурсов не хватит, только тогда страна и сможет обратиться за помощью ко вновь создаваемому фонду.

СТРАХОВАНИЕ ВКЛАДОВ

Кстати, именно с “кипрской схемой” во многом связано будущее и третьей составляющей европейского банковского союза – общей системы страхования вкладов. Если судить по целому ряду сообщений последних месяцев, создается впечатление, что от изначальной идеи сделать ее именно единым фондом, по сути, отказались. В канун нынешнего саммита ЕС министры финансов договорились лишь стандартизировать национальные правила формирования фондов страхования частных вкладов в странах еврозоны – на суммы до 100 тысяч евро.

Пока предполагается, что в большинстве случаев будет достаточно аккумулировать в этих фондах средства, равные 0,8% общей суммы частных вкладов в банках той или иной страны. Чтобы, в случае банкротства отдельного банка, расплатиться с владельцами его вкладов - в застрахованной их части - в течение семи дней.

Действительно, вопрос создания единой системы страхования вкладов в еврозоне, видимо, снят с повестки дня, соглашается Тобиас Кнедлик. И вот почему: частные вклады на суммы до 100 тысяч евро в любом случае гарантируются правительствами всех стран региона.

С другой стороны, уже через два года при ликвидации или реструктуризации любого обанкротившегося европейского банка расходы будут перекладываться в первую очередь на владельцев банка и крупных его вкладчиков. “Опыт Кипра должен заставить их действовать впредь более осмотрительно, - продолжает Тобиас Кнедлик. – Не исключено, что именно “кипрская схема” свела на нет прежние планы единой системы страхования вкладов в еврозоне”.

Впрочем, к этим планам - по крайней мере, в какой-то их части – европейские политики вполне могут и вернуться.

Только что достигнутые соглашения по базовой архитектуре будущего Банковского союза в Европе теперь передаются на рассмотрение в Европейский парламент. Его председатель Мартин Шульц заявил в ходе саммита, что в нынешней редакции эти соглашения весьма далеки еще от того, в каком виде их хотели бы видеть законодатели.
XS
SM
MD
LG