Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иван Блоков, "Гринпис" – о послевкусии


Большая часть амнистированных активистов "Гринпис", проведших больше трех месяцев в России (из них более двух месяцев под арестом), обвинявшихся российскими властями в попытке захвата нефтедобывающей платформы "Приразломная" в арктической зоне, покинули территорию страны. О юридических последствиях этой истории и дальнейших перспективах работы экологов в России в интервью Радио Свобода говорит директор программ "Гринпис" в России Иван Блоков.

– С юридической точки зрения, ситуация, безусловно, не закрыта, потому что активисты "Гринпис" были арестованы в нарушение существующих международных и российских законов. Судно Arctic Sunrise было задержано и арестовано незаконно. Более того, Россия отказалась выполнять вердикт Международного морского трибунала по этому делу.

Как в таком случае будет юридически развиваться ситуация с судном Arctic Sunrise?

– Если следовать букве закона, то как только дело в отношении экипажа полностью закрывается, судно должны немедленно вернуть. Мне будет очень интересно посмотреть, в каком состоянии они вернут нам Arctic Sunrise и до какого состояния они судно довели. Насколько я знаю, при так называемом осмотре судна с оборудованием обращались не очень корректно.

Ни "Гринпис" как организация, ни активисты как частные лица не признали своей вины, хотя согласились на амнистию, поскольку это условие их возвращения домой и условие возвращения судна. "Гринпис" намеревается как-то оспаривать принятые Россией юридические решения? Один из амнистированных, Дмитрий Литвинов, уезжая вчера из Петербурга, заявил о том, что намеревается добиваться от властей России хотя бы извинений.

– Я не могу отвечать за то, что сделают активисты в частном порядке. Насколько мне известно, дело в Европейский суд по правам человека о незаконном задержании уже подано. Теоретически задержанные имеют право на существенные материальные компенсации за незаконный арест, в том числе за условия содержания, которые могут быть интерпретированы как негуманные. Что же касается "Гринпис", то организация в первую очередь будет требовать возвращения судна.

Что в ваш экологический опыт добавила эта неприятная история, какое оставила послевкусие? Как "Гринпис" дальше будет планировать свою деятельность в России? Надо ли проводить акции прямого действия в России? Надо ли быть аккуратнее в российскими властями? Или эта история показывает, что нужно защищать окружающую среду теми же методами и дальше?

– Мы еще будем обдумывать, чему нас научила эта история. Поэтому все, что я сейчас скажу, будет предварительным частным мнением. Эта история прежде всего научила нас не верить в то, что российские власти будут соблюдать законы – как национальные, так и международные. Я не могу сказать, что этот вывод меня очень радует. Это не новое знание, впрочем, а подтверждение старого.
Как вы знаете, при строительстве олимпийских объектов в Краснодарском крае в нарушение международных обязательств РФ было уничтожено довольно много краснокнижных видов, охраняемых видов растений и животных, нарушен режим территории их местообитания. Это происходит достаточно часто и во многих других областях страны. Только что в России изменено на реальное условное заключение для эколога Евгения Витишко, который протестовал против незаконного захвата земель компанией, ассоциированной с губернатором Краснодарского края. Таких случаев много. Наша история подтвердила грустный факт: Россия не соблюдает ни национальное, ни международное законодательство.

В Кремле, очевидно, думают, что как следуют проучили "Гринпис": активисты просидели под замком два месяца. Урок не пойдет впрок?

– Во-первых, я не могу сказать, о чем думают в Кремле. По крайней мере, имевший место в последние месяцы абсурд у меня, человека, который привык
Мы будем пытаться любыми способами не допустить добычи нефти в Арктике
логически мыслить, вызвал впечатление, что никто в Кремле ни о чем не думает. Что же касается протестов, связанных с недопущением добычи нефти в Арктике, то мы не собираемся останавливаться. Мы будем пытаться любыми способами не допустить добычи нефти в Арктике, вне зависимости от того, будет это пытаться сделать российская или иностранная компания, будет это происходить у норвежского побережья или у российского. Ни для одной компании мы не сделаем исключения.

Как вы ощущали себя в течение последних трех месяцев? "Гринпис" в Москве и Питере оказался в изоляции, вокруг вас возник вакуум? Или наоборот вы ощущали сочувствие и поддержку?

– В первое время, когда на нас обрушилась вся мощь пропагандистской машины РФ, мы почувствовали некое общественное отчуждение, но оно продолжалось очень недолго. Обычные люди быстро разобрались, что это пропагандистская атака, а не правда. Сейчас мы ощущаем ту же поддержку, что и раньше. Что же касается отношения официальных властей, то, хотя оно в некоторых риторических элементах изменилось, на самом деле, осталось таким же.

Вы затронули вопрос, связанный с экологией Краснодарского края. Очевидно, главная тема ближайших месяцев все, что связано с Олимпиадой в Сочи. Как-то "Гринпис" там сейчас работает?

– В настоящее время там работать бессмысленно. Все, что можно было уничтожить, уже уничтожено. Ближе к Олимпийским играм мы обнародуем специальный обзор, показывающий, чего, на самом деле, они стоили экологии края.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG