Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В логове поджигателей


Кадр из кинофильма "Прощай, Америка!"

Кадр из кинофильма "Прощай, Америка!"

Голливуд и Сталин: любовь без взаимности (часть 38)

Продолжение серии, начало читайте здесь.

Молодая американка Анна Бэдфорд приезжает на работу в посольство США в Советском Союзе. Именно в Москве ее застает День победы. Анна полна энтузиазма. Ей хочется получше узнать страну, она готова усердно трудиться на благо мира во всем мире. Но с первых же дней в посольстве она обнаруживает, что оказалась в логове поджигателей новой мировой войны.

Таков сюжет неоконченного фильма Александра Довженко "Прощай, Америка!", снятого по мотивам книги "Правда об американских дипломатах", автором которой значится Аннабелл Бюкар – бывшая сотрудница информационного отдела посольства, а позднее – невозвращенка.

Вскоре она становится свидетелем смены посла: в апреле 1946 года этот пост вместо ставленника Рузвельта Аверелла Гарримана занимает генерал Уильям Беделл Смит. Вот что сказано о начале его деятельности в книге Бюкар:

Когда в качестве посла в Москву прибыл профессиональный разведчик генерал-лейтенант Смит, многое из того, что осталось после Гарримана, который был разведчиком лишь по призванию, а не по профессии, ему не понравилось. С точки зрения Смита, в разведывательной работе посольства было много "наивного", и он ее коренным образом перестроил.

Смит заставил буквально каждого сотрудника посольства, вплоть до последнего клерка, независимо от того, в каком отделе он работал, заниматься разведывательной работой. Он вменил в обязанность сотрудникам посольства завязывать кратковременные связи среди советских граждан, вести с ними разговоры на самые различные темы советской жизни и затем подробнейшим образом обо всех сведениях, "важных" и маловажных, составлять пространные меморандумы. Для этих целей руководство посольства даже несколько ослабило негласный режим, при котором не рекомендовалось встречаться с советскими гражданами.

Уильям Беделл Смит не был профессиональным разведчиком. Он был кадровым военным, участником обеих мировых войн, боевым товарищем командующего объединенными силами западных союзников в Европе генерала Эйзенхауэра и начальником его штаба.

В картине Довженко новый посол – убежденный антисоветчик и ярый милитарист.

В узком кругу старших должностных лиц посол ставит задачу: направить все силы на шпионаж и "творить вражду".

Как пишет Бюкар в книге, на решение этой задачи были мобилизованы все до единого сотрудники посольства. При этом дипломаты часто шли на подлог:

Мне известно много случаев, когда сотрудники, желающие выслужиться, сами выдумывали антисоветские клеветнические "факты", представляя их в виде меморандумов, с изложением якобы состоявшегося разговора с каким-либо советским гражданином.

Вот портрет одной из злостных клеветниц:

Возвратившись в США, Элизабет Иган начала печатать клеветнические статьи о советском народе в различных американских реакционных изданиях. В бульварном журнале "Коронет" она поместила большую статью под "захватывающим" заглавием – "Русские мужчины, которых я знала". В своих статьях, в частности в упомянутой выше, она поместила клеветнические измышления о советской действительности и о советских людях. Она выдумывала различные романы, которые у нее якобы были с русскими мужчинами, и "факты", которые ей стали известны в результате этих романов.

Бойкое перо Бюкар (или того, кто сочинил этот памфлет от ее имени) было небезобидным: преступная шпионская связь с Элизабет Иган вменялась членам Еврейского антифашистского комитета, арестованным в конце 1948 – начале 1949 года.

По словам Бюкар, клеветы требовали и от нее:

Дюрброу (советник посольства, главарь "антисоветской клики". – В. А.) неоднократно предлагал мне составлять разведывательные меморандумы обо всех моих знакомых, разговорах с ними и т. п. Когда я вернулась, например, из поездки в Одессу, где проводила свой отпуск, Дюрброу потребовал, чтобы я написала подробный отчет обо всем, что видела и слышала в Одессе. Как и в предыдущих случаях, я отклонила его требование, сославшись на то, что была в отпуске и поэтому не буду писать о том, как его проводила и что видела в Одессе.

Этот эпизод отражен в фильме.

Тем временем советские органы разоблачают очередного шпиона. Посол вне себя от гнева.

Роберт Магидов – реальное лицо. Уроженец России, он приехал в СССР еще в 30-е годы в качестве корреспондента корпорации NBC, был женат на советской гражданке. Аннабелл Бюкар характеризует его неприязненно:

В посольстве о нем говорили как о ловком человеке, которому удается всюду проникать и получать информацию благодаря тому, что у своих русских знакомых он всегда старался создавать впечатление лояльного и даже дружески настроенного к СССР человека. В действительности Магидов никогда другом Советского Союза не был. Он маскировал свои взгляды с целью сблизиться с советскими людьми и выпытать те или другие шпионские сведения.

В апреле 1948 года газета "Известия" опубликовала письмо бывшего секретаря Магидова 33-летней Сесилии Нельсон. Она родилась в Финляндии. Отец ребенком привез ее в СССР, где оба стали советскими гражданами. В 1944 году Нельсон попросилась на работу к Магидову. Уволилась она за несколько дней до публикации письма. Нельсон утверждала, что в бумагах журналиста она обнаружила материалы разведывательного характера. Магидов пытался добиться объяснений, требовал опубликовать опровержение, но вместо этого отдел печати МИДа приказал ему в 48 часов покинуть страну.

Но, по словам Бюкар, были среди сотрудников посольства и честные люди. Один из них – ее начальник Арманд Уиллис, выведенный в фильме под именем Арманд Хауорд.

Бюкар пишет об Арманде Уиллисе так:

Уиллис, направленный государственным департаментом в Москву в 1946 г. в качестве начальника Бюро информации посольства США, наивно считал, что он послан сюда для того, чтобы действительно содействовать укреплению культурных связей и отношений между советским и американским народами.

С точки зрения своей дальнейшей карьеры он совершил чрезвычайно серьезную ошибку, поверив публичным заявлениям представителей государственного департамента о том, что они стремятся к взаимопониманию и укреплению культурных связей между Россией и Америкой. Он считал эти официальные заявления более авторитетными, чем директивы, полученные им от руководителей американского посольства в Москве (директивы, конечно, абсолютно противоположные "дружественным" публичным заявлениям). Он не понял, что эти заявления были лишь дымовой завесой, скрывавшей от американского народа подготовку к проведению агрессивной антисоветской политики.

В картине Арманд Хауорд практически дословно повторяет эти сентенции. В полном соответствии с книжкой Бюкар его разговор с Анной прослушивается службой безопасности посольства.

Но для чего "антисоветской клике" искажать реальную картину, посылать в Вашингтон тенденциозные отчеты? Ведь тем самым они ослепляют собственное правительство. Советник Марроу раскрывает глаза Анне Бэдфорд: необходимо опорочить образ СССР и его миролюбивую политику перед мировым общественным мнением. Они стремятся не наладить отношения, а испортить их.

Подлый расчет "клики", как утверждает Бюкар, основан на своекорыстных интересах:

Эта клика дипломатов использует свое все увеличивающееся влияние для того, чтобы все больше и больше отравлять и подрывать отношения с другим великим государством. Если этому не положить конец, то война станет неизбежной.

Об этом-то как раз и мечтают члены этой клики. Они мечтают "сделать бизнес" на оккупированных территориях после того, как им удастся одержать военную "победу", на которую они по своей самонадеянности, конечно, рассчитывают.


Руководствуясь этим расчетами, Марроу созывает пресс-конференцию в посольстве, на которой представляет западным журналистам искаженный отчет Хауорда о поездке на Украину. Но Хауорд публично опровергает ложь.

Хауорда отправляют в Вашингтон, где он предстает перед комиссией Конгресса по расследованию антиамериканской деятельности. Однако уличить его в связях с коммунистами не удается. Тогда к нему подсылают наемных убийц...

Анну Бэдфорд тоже вызывают в США. Начальство поручает ей написать клеветническую книгу о Хауорде и о Советским Союзе.

Анна возвращается в Москву, но в посольстве не появляется. Посол в панике: "Она же знает всю нашу кухню!"

На этом отснятый материал заканчивается. Работа над фильмом была внезапно прервана. В павильоне "Мосфильма" во время съемки вдруг погас свет. Довженко получил письменное распоряжение: "Режиссеру Довженко явиться в бухгалтерию для получения окончательного расчета". Ему дали понять, что решение о прекращении съемок принял лично Сталин.

Довженко записал в дневнике:

Прощайте, товарищи, друзья и враги. Прощайте. Продолжайте топтать мое имя. Желаю вам долгой жизни.

Он прожил еще пять лет и при Сталине уже ничего не снимал. Умер накануне первого съемочного дня своей следующей картины – "Поэма о море".

Окончание серии читайте здесь.

XS
SM
MD
LG