Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Во вторник в Мосгорсуде начались слушания по делу Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, так называемых организаторов беспорядков 6 мая 2012 года. Приехав в суд, я никак не могла отделаться от ощущения déjà vu: тот же Мосгорсуд, тот же апелляционный корпус, 635-й зал, тот же балкон для прессы и те же слова прокуроров – о "возникшем преступном умысле" и "организованных массовых беспорядках, сопровождавшихся поджогами, погромами и вооруженным сопротивлением".

Все это уже было: в этих же стенах – стенах зала для "резонансных дел" – проходили слушания по так называемой первой волне "Болотного дела". В двух стеклянных аквариумах сидели сначала десять, а потом – когда Николая Кавказского отпустили из СИЗО под домашний арест – девять человек. После этого в деле было еще много всего: допросы, доказательства, переезды, амнистия… Итог восьмимесячной эпопеи (если быть совсем точной, судебный процесс длился 260 дней) будет подведен в пятницу. В стенах уже Замоскворецкого районного суда его председатель Наталья Никишина огласит свое решение. От этого решения зависят, как говорят некоторые наблюдатели и адвокаты, судьбы остальных фигурантов дела: и ожидающих суда в СИЗО Алексея Гаскарова, Ильи Гущина и Александра Марголина, и уже находящихся на скамье подсудимых Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева. Именно они, по мнению некоторых активистов "Левого фронта", были главной мишенью тех, кто затевал "Болотное дело"; именно Удальцову и Развозжаеву достанутся самые большие сроки.

Для "рядовых" же участников "массовых беспорядков" прокуроры потребовали наказание от пяти до шести лет колонии. 6 лет – для Сергея Кривова и Александры Духаниной. Большой срок для Кривова мрачно прогнозировали еще летом наблюдатели в кулуарах суда – "за активную позицию Кривова и персонально за адвоката Макарова". Почему такой срок для Духаниной? Видимо, за те самые "не менее восьми прицельных бросков" в сотрудников полиции, которые, как утверждает обвинение, совершила девушка. При этом, как сообщила сама Духанина в последнем слове, ей так и не пояснили в ходе судебного следствия, что это были за броски, попали ли предметы, которые она якобы кидала, в одного полицейского, в двух или в восемь разных.

Адвокаты и наблюдатели неоднократно говорили мне: исход "Болотного дела" непредсказуем, возможны самые разные варианты, но суровый запрос прокуратуры стал для многих шоком
Самое минимальное наказание, 5 лет, прокуроры попросили для Ярослава Белоусова: то ли из-за того, что вспомнили: у него есть маленький сын, перенесший за время процесса операцию, то ли поняв, что история с "неустановленным предметом желтого цвета сферической формы" рассыпается. Белоусов несколько раз говорил: он ничего не кидал в полицейских, а просто откинул предмет, чтобы об него никто из демонстрантов не травмировался. Адвокаты приобщили к материалам дела раскадровку видеозаписи, на которой, по словам защитников, видно, что сотрудник полиции Филиппов, в которого, по версии следствия, и попал брошенный Белоусовым предмет, уходит с места событий за 12 секунд до того, как Белоусов этот предмет кидает.

Для остальных – Степана Зимина, Андрея Барабанова, Дениса Луцкевича, Артема Савелова и Алексея Полиховича – прокуроры, не вдаваясь в детали, попросили по 5,5 лет колонии.

Адвокаты и наблюдатели неоднократно говорили мне: исход этого дела непредсказуем, и возможны самые разные варианты, но такой запрос прокуратуры стал для многих шоком. После того, как государственные обвинители объявили, каких сроков заключения они добиваются для обвиняемых, в зале раздался пронзительный всхлип – как потом выяснилось, мамы Андрея Барабанова. Люди – просто пришедшие на заседание – выходили из зала со слезами на глазах. Я помню, как подошла за комментарием к Дмитрию Борко, защитнику Александры Духаниной. Он развел руками: "Ну что здесь сказать?" – и стал успокаивать плачущую рядом женщину.

Александра Духанина в одном из интервью говорила, что им просто не могли попросить меньшего срока: ведь обвиняемый по тем же самым статьям Максим Лузянин, который признал вину, получил 4,5 года колонии. Все восемь человек, дожидающиеся решения Никишиной, свою вину отрицают.

Предсказать, какое решение огласит судья 21 февраля, не берется никто. Единственное, в чем сходятся все наблюдающие за процессом, так это в предположении о том, что оправдательного приговора не будет. А дальше начинаются гадания на кофейной гуще: дадут ли подсудимым условные сроки наказания, отпустят ли "по отсиженному" – все, за исключением Духаниной, провели в СИЗО больше полутора лет – или же вдруг отпустят по амнистии, если судья снимет обвинения по 318-й статье.

Я, к сожалению, на стороне тех, кто верит в более пессимистичный вариант: судья согласится со сроками, предложенными прокуратурой, может быть, несколько сократит наказание. Так было и в случае Лузянина – сейчас уже вряд ли кто вспомнит, что для него прокурор просил 6,5 лет, – и Михаила Косенко. Решение судьи в отношении Косенко вообще основывалось фактически на показаниях одного свидетеля, который подтвердил версию следствия. В этом процессе свидетели обвинения были разные: и такие, кто говорил, что подсудимые – вне всяких сомнений! – участвовали в массовых беспорядках и собирались идти на Кремль; и такие, кто претензий к обвиняемым не имел и простодушно предлагал "все забыть".

21 февраля в Замоскворецкий суд Москвы собираются прийти довольно много людей – больше тысячи, если верить посвященной приговору странице в Facebook. Вечером, "если приговор будет крокодильским" (фраза Александра Рыклина), гражданские активисты и просто неравнодушные планируют собраться на Манежной площади. И судя по тому, что призывы идти на Манежную площадь раздаются столь же часто, как и призывы идти в Замоскворецкий суд, "в крокодильском" решении суда мало кто сомневается.

Как красноречиво напоминает "Росузник" со ссылкой на базу "Росправосудия", за всю свою карьеру судьи Наталья Никишина не вынесла ни одного оправдательного приговора.

Наталья Джанполадова – судебный репортер Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG