Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бильярдный шар в "болотном деле"


Ярослав Белоусов, обвиняемый по делу о беспорядках на Болотной площади, в Басманном суде в марте 2013

Ярослав Белоусов, обвиняемый по делу о беспорядках на Болотной площади, в Басманном суде в марте 2013

На уходящей неделе в Никулинском суде Москвы продолжилось рассмотрение "болотного дела" – о событиях 6 мая 2012 года на Болотной площади, которые власть считает массовыми беспорядками. Участники процесса допросили еще нескольких свидетелей обвинения и потерпевших из числа сотрудников полиции, были также допрошены представители ГУВД города Москвы и компании "Эко Универсал", которая поставляла на акцию кабинки биотуалетов. И те, и другие признаны по делу потерпевшими, поскольку, по данным следствия, по итогам событий на Болотной площади, было утрачено принадлежащее им имущество.

Одним из ключевых эпизодов этой недели адвокат Ярослава Белоусова Екатерина Горяйнова называет допрос потерпевшего Владимира Филиппова. Филиппов, как следует из его показаний в суде, был тем полицейским, в плечо которого, предположительно, попал "неустановленный предмет желтого цвета сферической формы", фигурирующий в обвинительном заключении. Бросок этого предмета, по версии обвинения, совершил 22-летний Ярослав Белоусов. Он был арестован в июне 2012 года, имеет двухлетнего сына. С сентября 2013 года находится в медицинской части следственного изолятора с диагнозом "вегетососудистая дистония по гипертоническому типу". Екатерина Горяйнова уверена, что представленные в суде доказательства не подтверждают версию обвинения. Свои аргументы адвокат изложила в интервью Радио Свобода:

– Владимир Филиппов несколько раз давал показания на предварительном следствии. И во время первого допроса – еще 8 мая 2012 года – его попросили рассказать о повреждениях, которые он получил. Полицейский рассказал о нанесении телесных повреждений по голове, рассказал, что получил в предплечье правой руки бутылкой. Тогда он особо выделил, что других повреждений не получал. Также сообщил, что был в бронежилете и в каске, но они были утрачены. Время проходит, и ситуация несколько меняется. Свидетель начинает говорить о том, что в него попал предмет желтого цвета, твердый, округлой формы. Первый раз его утверждение о похожести на бильярдный шар появилось после просмотра видео, то есть в тот день, когда он давал показания уже в четвертый раз. Раньше ничего такого не говорил – и вдруг! – появляется новая версия. На вопрос, откуда появились такие показания, на следствии свидетель говорит, что якобы он смотрел интернет-ресурсы. На фотографии в интернете Филиппов якобы узнал Белоусова как лицо, бросившее предмет. Дальше проводится проверка показаний на месте, то есть свидетеля вывозят на Болотную площадь. Он показывает место двух эпизодов: где ему нанесли травму головы и где ему в плечо попал неизвестный предмет. О бутылке уже ничего не говорит. В данных 25 мая показаниях полицейский рисует на схеме Болотной площади места, где он получил телесные повреждения. Он говорит только о двух телесных повреждениях – об ударе в голову и о повреждении бутылкой в руку. Это он и обозначает на схеме, хотя упоминает, что якобы какой-то удар пришелся ему в плечо. Дальше с ним проводится экспертиза в июне по результатам его обследования 1-й поликлиникой и 3-й поликлиникой (на Болотной площади он обращался к скорой помощи). Филиппову дают листок нетрудоспособности по диагнозам, связанным с гематомой темени и с ударом в предплечье. Никаких упоминаний о том, что у него были какие-то повреждения или синяки на плече, нет вообще.

– Как происходило опознание Белоусова, законность которого вызывает сомнение у адвокатов?

– Белоусова Филиппов никогда не видел, он говорит, что видел какие-то фотографии на интернет-ресурсе. И сразу же проводится очная ставка, которую назвать очной ставкой сложно, потому что на тот момент сам Филиппов только дает показания, а Белоусов от показаний отказывается, ссылаясь на 51-ю статью Конституции. Следовательно, раз Филиппов не знал и не видел этого человека, опознания не проводилось. Опознание проводится в соответствии со статьей 193 УПК: должны быть предложены на опознание такие же, похожие на подозреваемого, лица, из числе которых и надо узнать подозреваемого. Этой процедуры не было. Получается, что была определенная ориентировка на Белоусова. На очной ставке Филиппов говорит: "Да, это он!"

– Что Филиппов говорил в суде?

– События, связанные с показаниями Филиппова, и реакция адвокатов явились самым острым моментом во всем процессе. Это был 57-й день с начала рассмотрения дела по существу. Мы ждали, когда придет Филиппов. Он приходит. И что же он говорит? "Мне прописал врач мазь. Я мазал плечо, у меня там была гематома" и все такое прочее. Он дает ложные показания. Он запутался. Когда я его стала спрашивать: "Опишите лицо, которое увидели в интернете?", он не смог его описать, забыл, как он выглядел. Потом сказал, что Белоусова узнал по скулам, по худым плечам. При этом, какие скулы у Белоусова, он тоже не знает. Во что одет был Белоусов, не знает. Суд, собственно, все это видит. Кроме медицинских документов имеется еще видео, которое суд просматривал. Там Филиппова хорошо видно, как он выходит из толпы омоновцев, держится двумя руками за голову, после того как ему действительно нанесли телесные повреждения. На видео видно, на каком расстоянии от него находится Белоусов – очень далеко в толпе. Разглядеть с такого расстояния, что он одет был в синие джинсы, как он говорил на предварительном следствии, и в белую рубашку, фактически невозможно. Все его показания говорят о том, что это надумано! Еще в начале процесса газеты писали о бильярдном шаре. Когда у него конкретно спрашиваешь: "Скажите, вы диаметр бильярдного-то шара знаете?" – отвечает: "Нет, не знаю". – "А вес вы его знаете?" – "Не знаю". А ведь, на самом деле, вес бильярдного шара от 150 до 300 грамм, в зависимости от вида бильярда. Если бы такой шар попал в него, то реально он бы последствия ощутил.

После его показаний адвокат Дмитрий Аграновский (также защищающий Ярослава Белоусова. – РС ) заявил ходатайство об оглашении показаний в связи с существенными противоречиями. Было обращено внимание суда на первый протокол допроса от 8 мая: не было других повреждений, кроме удара по темени и удара в область предплечья. Суд решил, что нет существенных противоречий. Аграновский во второй раз подал то же ходатайство. Тогда фактически произошел взрыв – Аграновский извинился, но сказал, что должен заявить отвод судье, поскольку налицо ситуация обвинительного уклона. Все адвокаты, за исключением двоих, Аграновского поддержали, и не просто поддержали, а стали возмущаться тем, что суд не дает возможности выяснить ситуацию, когда речь идет о конкретном потерпевшем. Ведь у нас конкретных потерпевших всего 8 человек на 12 подсудимых, мы ждали этого потерпевшего 57 дней!

14 ноября ровно в 11.30 судья открыла заседание. В присутствии пяти адвокатов суд, не дождавшись доставки обвиняемых – это было первый раз, когда заседание вообще началось минута в минуту, – огласил отказ в своем отводе. Отказ был ожидаем, но он очень показателен. Формально суд ничего не нарушил: согласно УПК он мог начать заседание в назначенное время и без доставки подсудимых, потому что это не проблема суда, если доставка не осуществляется вовремя. Но сам факт каков: обычно мы в Никулинском суде по три часа ждем начала заседания, по три часа стоим в коридоре, где сесть негде – дожидаемся доставки подсудимых или еще чего-то. А здесь вдруг – пожалуйста! – без подсудимых огласили отвод. Это означает, что фактически цель была достигнута – этот вопрос является животрепещущим для суда. Ходатайства об отводе суда были в процессе неоднократно, но ни разу они не носили столь мотивированного характера. И ни разу это не было настолько обоснованно.

Во время заседания 14 ноября я была просто потрясена. Смотрю: Кривов уже лежит на скамейке без сил. (подсудимый Сергей Кривов голодает с 19 сентября. – РС) После небольшого перерыва он меня спрашивает – он же все про всех читает: "В судебно-медицинской экспертизе нет упоминания о том, какое именно телесное повреждение Филиппову нанесено". Я говорю: "Нет". – "А может быть, мне заявить ходатайство об оглашении этой экспертизы?" Я говорю: "Не надо, потому что гособвинение сейчас предъявляет доказательства. Оно все равно это озвучит". Но меня очень тронула эта забота, когда ему самому так плохо, и Кривов еще пытается другим помочь. Я той ночью написала в твиттере обращение – сначала Леониду Рошалю, зная, что он человек неравнодушный: "Помогите советом, что делать?" После этого я написала в Минздрав, что Кривов фактически без медицинской помощи. Написала в твиттер лично Медведеву, сказав, что мы имеем вариант второго Магнитского, и написала на официальный сайт Кремля. Человек просто угасает – голодовка может жутко кончиться, а следующей неделе будет уже 60 дней.

– Как вы оцениваете ход дела в отношении вашего подзащитного?

– Ситуация вопиющая. На сайте "Комитета 6 мая" опубликована фотография задержания Белоусова. Видно, что его несут четыре человека, из них три человека одеты в форму ОМОН. Четвертый человек одет в другую форму – темную, и он с дубинкой. На судебное заседание приходили сотрудники ППС, которые говорили, что были одеты в форму обыкновенного серого цвета, только были в бронежилетах и в касках. Никаких спецсредств в виде дубинок у них не было, потому что дубинки лежали в автобусе. Первый сотрудник, Боценко, пришел 23 сентября, а второй, Сергей Тябин, пришел только 29 октября. Боценко говорил, что они задерживали Белоусова вдвоем. Тябин сказал, что вчетвером. Это никак не подтверждается фотографией. Из шести допрошенных свидетелей о Ярославе говорили четверо. Свидетель Лебедев сказал: как ему показалось, в Филиппова попал бильярдный шар. Второй свидетель – Тябин, третий – Боценко. И четвертое лицо – потерпевший Филлипов, который сказал, что увидел боковым зрением, как в него бросили этот предмет. Безусловно, видно, что Филиппову были нанесены телесные повреждения, но виноватые в этом не привлечены к ответственности. А вот о повреждении, связанном с плечом, никаких данных нет. Сколько раз я задавала вопрос: "Вы видели, чтобы кто-то из митингующих бросал какой-то спортивный инвентарь?" Никто не видел. И на площади, когда был осмотр места происшествия, естественно, никаких бильярдных шаров не было найдено.

– А откуда тогда этот бильярдный шар появился, если его не видели?

– А его нет! Он же говорит – предмет похож. Филиппову показалось, что он похож на шар, потому что он округлый и светло-желтого цвета. Тябин видел предмет на видео, и Боценко видел предмет на видео. И Тябин, и Боценко при просмотре говорили, что им кажется, что этот предмет овальный. Прямой свидетель только один, которому "показалось", и сам Филиппов, который не мог сказать, что он видел. Еще интересен момент, как они узнавали Белоусова. Лебедев, когда пришел на судебное заседание, вообще не узнал Белоусова. Пришел Тябин и сказал – это Киселев. Они задерживали тогда двоих – Киселева и Белоусова. Я помню, раздался возглас: "Киселев?!" И поэтому он или сам, или услышав, поправился: "Белоусов, Белоусов!" Приходит на судебное заседание Филиппов, называет фамилию "Белоусов", при этом он даже не смотрит в зал на подсудимых и ни на кого не указывает конкретно.

В ситуации с Белоусовым еще с самого начала меня задела неправильная информация о нем: везде писали, что он является национал-демократом. Я специально занялась этим вопросом, узнавала, состоит ли он в какой-либо партии, выяснила, что никаким членом никаких национал-демократических партий он не является и не являлся никогда. Мне кажется, здесь происходит какое-то использование его имени. Я помню, смотрела передачу "Железная леди", на которую пригласили Владимира Маркина (официальный представитель Следственного комитета России. – РС). Маркин заговорил о таких вещах, что, вот, в сотрудников полиции бросают бильярдными шарами. Ясно, кого он имел в виду. Это безобразие – такое предвзятое отношение к подаче информации, когда идет судебное следствие. Кроме того, получалось по обвинительным заключениям, что Белоусов пришел с неустановленным предметом на Болотную площадь умышленно, чтобы причинить насилие полицейскому.

– Ваши коллеги полагают, что стадия предоставления доказательств стороной обвинения близка к завершению. Заседания теперь проходят по четыре раза в неделю…

– С тех пор как мы переехали в Никулинский суд, обвинение пытается на каждом заседании допрашивать по два человека. Кроме того, две недели оказались потерянными в связи с болезнью Андрея Барабанова. Естественно, уже завершаются показания всех свидетелей и потерпевших. Обвинение еще будет оглашать показания, оглашать различные документы, экспертизы, которые не огласили, а потом настанет очередь стороны защиты. Мое мнение не изменилось: час пик должен быть 12 декабря. Я думаю, что к этому моменту суд планирует большинство судебных исследований закончить. Может быть, суд даже рассчитывает, что уже закончится весь судебный процесс. Во всяком случае, чувствуется, что суд или гособвинение стараются решить задачу оперативно, – рассказала адвокат Екатерина Горяйнова.
XS
SM
MD
LG