Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политически мотивированная помощь России не поможет Крыму быстро ликвидировать ресурсную зависимость от Украины

Новые власти Крыма рассчитывают обеспечить беспрецедентный рост экономики полуострова уже в течение трех-пяти ближайших лет. Однако, по мнению экспертов, сделать это будет непросто – даже в случае вхождения в состав России Крыму не удастся в короткие сроки преодолеть тотальную ресурсную зависимость от Украины.

В течение нескольких лет Крым рассчитывает получить от российского бизнеса на свое развитие около 5 миллиардов долларов, заявляет первый вице-премьер правительства полуострова Рустам Темиргалиев. Эти инвестиции, по его словам, могут поступать в различные отрасли местной экономики для того, чтобы обеспечить ее беспрецедентный рост. "Крым обладает широким туристическим, промышленным, сельскохозяйственным потенциалом. У нас также есть замечательные возможности для развития портовой инфраструктуры", – считает крымский правительственный чиновник.

В ближайшие месяцы крымское правительство надеется получить 1 миллиард долларов от российских властей на зарплаты и пенсии
Но пока – в условиях жесткой конфронтации с новыми властями Украины – Крыму не хватает финансовых ресурсов даже на элементарные социальные выплаты. Поэтому, по словам того же Рустама Темиргалиева, уже в ближайшие месяцы крымское правительство надеется получить 1 миллиард долларов от российских властей на зарплаты и пенсии жителям полуострова. Такие бюджетные проблемы для Крыма уже стали хроническими. Как отмечает заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андрей Суздальцев, Крым всегда был дотационный, даже в годы советской власти.

"За 22 года Украина ничего не добавила к экономике полуострова, фактически только использовала его ресурсы. В итоге экономика пришла в упадок, и сейчас до 70 процентов бюджета Крыма составляли дотации со стороны Киева, только на 30 процентов бюджет формировался на месте. Кроме всего прочего, была огромная зависимость от внешних ресурсов – водных, энергетических, да любых", – говорит Суздальцев.

80 процентов пресной воды на территорию полуострова поступает с материковой части Украины, своей электроэнергией Крым обеспечен лишь на 20 процентов
Критическая ресурсная зависимость Крыма от материковой Украины, по мнению экспертов, делает весьма сомнительными надежды новых крымских властей на скорое возрождение местной экономики даже при финансовой поддержке России. 80 процентов пресной воды на территорию полуострова поступает с материковой части Украины через Северо-Крымский канал. Своей электроэнергией Крым обеспечен лишь на 20 процентов, оставшуюся ее часть ему поставляют Запорожская и Каховская электростанции. Отдельная история – газоснабжение полуострова. Сейчас на две трети его обеспечивает входящая в "Нафтогаз Украины" компания "Черноморнефтегаз", добывающая сырье на шельфе Черного и Азовского морей, еще примерно треть идет с материка. Сейчас новые власти Крыма объявили о национализации "Черноморнефтегаза" и о намерениях довести долю компании в газовом балансе полуострова до 100 процентов. Однако партнер и аналитик компании RusEnergy Михаил Крутихин считает такие планы излишне смелыми.

"Сейчас "Черноморнефтегаз" добывает нефть и газ по максимуму от того, что они могут, – говорит Михаил Крутихин. – И резко увеличить добычу нельзя без бурения новых скважин. А здесь возникают проблемы, поскольку все технические средства в компании "Черноморнефтегаз" фактически блокированы: во-первых, блокированы ее счета, которые управляются из Киева, и, во-вторых, она просто не может выйти в море для продолжения работы из-за блокирования судов и неспокойной обстановки. Поэтому так быстро повысить добычу компания не в состоянии".

Сегодня нет никакой уверенности в том, что действующие украинские власти смирятся с потерей "Черноморнефтегаза" и вообще продолжат поставлять жизненно важные ресурсы в Крым на прежних условиях. Теоретически они вполне бы могли перекрыть тот же Северо-Крымский канал и отключить поставки электроэнергии на полуостров со своей территории. Однако Андрей Суздальцев не уверен, что Киев решится на такие радикальные действия. "Все зависит от степени конфликта Киева с Москвой. Если конфликт останется в текущем формате, то, конечно, энергия и вода будут поступать в Крым, но по другой стоимости".

Поставлять газ в Крым, когда Крым объявляет, что не является территорией Украины, было бы нелогично
Что же касается газа, треть которого крымские потребители получают с территории материковой Украины, то его поставки Киев вполне может остановить. По крайней мере, Михаил Крутихин не сомневается, что труба будет перекрыта. "Поскольку и без этого материковой части Украины газа очень сильно не хватает, то они вынуждены экономить на всем. И поставлять газ в Крым, когда Крым объявляет, что он не является территорией Украины, было бы нелогично", – говорит эксперт. В этих условиях новым властям Крыма при финансовой и технологической поддержке России непременно придется искать способы обеспечения полуострова жизненно важными ресурсами. Первыми их действиями, предполагает Андрей Суздальцев, станет реанимация проекта строительства в Крыму атомной электростанции и сооружение моста через Керченский пролив.

Видимо, в Крыму придется строить АЭС, чтобы там была автономность энергопитания
"Коренные проблемы там – это вода и энергетика. На полуострове в 70-х годах пытались построить Крымскую атомную станцию, но так ее и не достроили, а сейчас все развалили и распродали. Видимо, в Крыму придется строить АЭС, чтобы там была автономность энергопитания. Нужен также мост (понятно, что он будет автомобильный и железнодорожный) – чтобы Крым чувствовал себя в одной логистической цепочке с Россией. Проблем очень много, конечно! Надеемся, что туда придет российский бизнес, начнет подниматься сфера отдыха, появятся современные отели и санатории", – считает Андрей Суздальцев.

Даже неспециалистам сегодня понятно, что на строительство этих объектов потребуется не один год. Как, впрочем, и на реализацию проекта по прокладке газопровода в Крым с территории России. "Трубопровод через Керченский пролив можно, конечно, построить, но делать это в сроки менее чем за два года – это надо какие-то такие трудовые подвиги совершать, о которых мы уже давно, со времен первых пятилеток не слышали, – уверен Михаил Крутихин из компании RusEnergy. – Что касается стоимости, то, думаю, здесь не обойтись суммой меньше, чем половина миллиарда или даже три четверти миллиарда долларов, чтобы наладить такой новый маршрут".

Единовременное вложение в бюджет Крыма составит около 5-6 миллиардов долларов
Пока эксперты затрудняются прогнозировать общий объем финансовых вложений в обеспечение сырьевой независимости Крыма от Украины и в решение бюджетных проблем полуострова. По словам декана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андрея Суздальцева, речь идет о миллиардах долларов. "Решение водных проблем – это не менее 1,5 миллиарда долларов. Мост стоит до 2 миллиардов долларов минимум. Там дорожная сеть вся разрушена – еще один миллиард. Я думаю, что единовременное вложение в бюджет Крыма составит около 5-6 миллиардов долларов".

Иначе говоря, строительство необходимой Крыму инфраструктуры, по словам Андрея Суздальцева, профинансирует казна автономии. Однако это всего лишь формальность бюджетного процесса – очевидно, что развитие полуострова будет идти исключительно на российские деньги, инвестированные в политически мотивированные и далеко неоднозначные с экономической точки зрения проекты.

* * *

Драматические события в Крыму и конфликт Москвы и Киева создали новую ситуацию для работающих на Украине бизнесменов. Они сталкиваются с разрывом прежде единого рынка, ждут паралича финансовой системы и размышляют над закрытием или перепрофилированием предприятий. Собеседник Радио Свобода – украинский частный предприниматель Наталья, владелица двух предприятий в сфере легкой промышленности, одно из которых находится в Киеве, а другое – в Севастополе. Из столицы Украины в Крым Наталья вернулась два дня назад.

– В киевском аэропорту Борисполя все было совершенно спокойно, как и в аэропорту Симферополя. Но я едва успела уехать в Севастополь, потому что буквально через пару часов после того, как я прилетела, оказалось, что вышка в аэропорту Симферополя взята под контроль людьми с автоматами. Мне просто чудом удалось вовремя долететь до Симферополя.

– Вы не были в Крыму несколько недель. Увидели какие-то изменения?

Ощущение ужасное: совершенно чужие люди из чужой страны почему-то находятся на нашей территории и проверяют людей, которые живут в этой стране
– В последний раз в Крыму я была еще до 28 февраля, то есть до того дня, когда на полуостров введены войска, непонятные "зеленые человечки", как сейчас говорят. В Симферополе я видела заблокированные украинские воинские части, военные машины без номеров или с российскими номерами. По дороге в Бахчисарай, при подъезде в Верхнее Садовое – блокпост российских казаков, которые на территории Украины проверяют автомобили украинских граждан. Они делают это совершенно культурно, но ощущение ужасное: совершенно чужие люди из чужой страны почему-то находятся на нашей территории и проверяют людей, которые живут в этой стране.

– Вы – из Севастополя, в последние годы в основном базируетесь в Киеве. У вас два предприятия – одно в Севастополе, другое в Киеве. Основной язык ваш – русский, украинским в ежедневной речи вы не пользуетесь. В вас сильно чувство украинства? Вы себя считаете украинкой?

– Начну с бизнеса. Действительно, предприятия есть и в Севастополе, и в Киеве, головной офис, юридическое лицо фирмы зарегистрировано в Киеве. И в Севастополе, и в Киеве сотрудники всегда разговаривали и разговаривают на русском языке. Теперь об украинстве. Я могу вам сказать, что даже немолодые люди, которые воспитывались в Советском Союзе, сегодня ощущают себя гражданами этой страны – украинцами. Я бы не сказала, что это национализм, это называется патриотизм. У меня никогда прежде не было такого патриотизма, такого чувства родины. Прежде у меня было ощущение, что так жизнь сложилась, что я попала именно вот в эту страну: ну, какая разница – Россия, Украина или Белоруссия. А сейчас я точно понимаю, что я – гражданка Украины, что я люблю свою страну, и я хочу, чтобы у моей страны все было хорошо.

– Вы хотите получить российский паспорт?

Быть гражданкой России я не хочу, но мне нужно принимать во внимание возможные последствия
– Непростой вопрос. Я прописана в Крыму, и я не знаю, как будет развиваться ситуация. У меня бизнес в Крыму, у меня есть недвижимость в Крыму, и если вдруг сложится ситуация, при которой и я вынуждена буду остаться в Севастополе, я не понимаю, как буду из нее выходить. Быть гражданкой России я не хочу, но мне нужно принимать во внимание возможные последствия, чтобы сохранить то, что у меня есть, и отстоять тех людей, которые работают на моей фабрике, и защитить свои финансовые интересы. Поэтому вопросов больше, чем ответов.

– Вы в воскресенье будете принимать участие в референдуме?

– В Севастополе, как я уже ощутила за последние два дня, есть стойкое ощущение, что уже все решено. Решено без людей, которые должны голосовать. Идет массированная атака: Крым уже в составе России, скоро произойдет переход с гривны на рубль и так далее. Люди понимают, что украинское правительство фактически отказалось от Крыма, Киев не предпринимает никаких действий, а в самом Крыму за людей уже все решили. Конечно, на референдум идти надо хотя бы для того, чтобы обозначить свою позицию: мы не хотим в Россию, для нас важно остаться в своей стране, мы хотим жить в этой стране, хотим, чтобы был мир и покой, чтобы не было войны. Хотя бы ради этого голосовать, конечно, нужно. Но вообще никто не понимает, какой смысл в этом референдуме.

– Вы встречались с коллективом своего предприятия в Севастополе. Что вы сказали людям?

Перемены станут для людей большим ударом, в Крыму работы практически не будет
– Люди, многие из которых в моем коллективе с 1997 года, очень боятся потерять свои рабочие места. Все прекрасно понимают: если Крым станет частью России, переформатировать производство под новый рынок будет непросто. Наше предприятие работает с огромным количеством украинских предприятий, как поставщиков, так и покупателей. Перемены станут для людей большим ударом, в Крыму работы практически не будет. Бизнес просто попадет в вакуум – все инстанции, банки, нотариусы, предприятия, которые работают с украинскими партнерами, окажутся в пустоте.

– Как проходят сейчас платежи – из Киева в Севастополь?

– Мы не относимся к бюджетным организациям, платежи с контрагентами проходят в валюте в гривневом эквиваленте, как обычно, то есть пока никаких изменений нет. К сожалению, в Украине есть масса предприятий, которые, пользуясь ситуацией, сейчас саботируют платежи.

– Вы уже планируете убытки?

– Да, конечно. Убытки уже не в планах, а в реальности. По февралю уже понятно, что ситуация очень тяжелая, и предприятию выжить будет очень сложно.

– Вы размышляете над тем, чтобы отказаться от предприятия в Крыму и перевести бизнес в континентальную Украину? Возможен такой вариант?

– Меня беспокоят судьбы сотрудников, это около 40-50 человек, у всех семьи. Всем им из Крыма не переехать, а здесь новую работу они вряд ли найдут.

– В кругу ваших друзей и родственников произошел какой-то раскол по политической линии?

Переменам рады люди пенсионного возраста, конечно, эти люди очень далеки от реальности
– Мои друзья и все мои родственники занимают такую же позицию, как и я. Есть, конечно, в Крыму люди, которые не понимают, что на самом деле происходит, не понимают последствий того, что они просто походили на митинги, помахали российскими флажками. О последствиях, которые могут быть при переходе Крыма в состав России, люди начали задумываться только сейчас. Люди начинают понимать, что начнутся проблемы с бизнесом. В России другая система налогов (в Украине введен единый налог), больше экономических ограничений, иные стандарты. Возможности для бизнеса сильно поменяются. Переменам рады люди пенсионного возраста, конечно, эти люди очень далеки от реальности. Пенсионерам рассказывают, что пенсия будет 350 долларов, что она будет выплачиваться в рублях практически со следующего месяца. А в Севастополе пенсионеров очень много.

– Последние события изменили ваше отношение к России в целом?

– Да, очень сильно. К сожалению, я много раз уже ловила себя на мысли, что я не хочу ездить отдыхать туда, где отдыхают российские граждане, я точно понимаю, что не готова вообще общаться с российскими гражданами. Хотя есть и обратная сторона: мне звонят друзья и знакомые из России, и это очень приятно. Оказывается, в России тоже есть люди, которые не верят государственной пропаганде, которые смотрят телеканал "Дождь" и ищут новости в интернете, а потому реально оценивают ситуацию. И они говорят, что им стыдно за то, что происходит с нашей страной и с их страной, и что они точно так же, как и мы, переживают.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG