Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд отклонил жалобу Фонда "Общественный вердикт". Представление прокуратуры о том, что Фонд нарушил закон об НКО, признано законным

Замоскворецкий суд Москвы 27 июня отклонил жалобу Фонда "Общественный вердикт" на действия столичной прокуратуры. По результатам проверки, которая проводилась прокуратурой еще в марте 2013-го, Фонду было вынесено представление, в котором утверждается, что эта некоммерческая организация по защите прав заключенных занимается политической деятельностью и получает иностранное финансирование. Правозащитники, не отрицая факта финансирования от международных благотворительных фондов, не согласились с утверждением, что они занимаются политической деятельностью и выполняют задания иностранных организаций. "Общественный вердикт" решение суда намерен обжаловать.

На нескольких последних заседаниях по рассмотрению жалобы фонда "Общественный вердикт" на представление прокуратуры о том, что организация нарушила закон об "иностранных агентах", юристы НКО опрашивали прокуроров, пытаясь выяснить, какая именно деятельность Фонда, по мнению надзорного органа, является политической. Как пояснила директор "Общественного вердикта" Наталья Таубина, получить конкретный ответ на этот вопрос защитникам так и не удалось.

Представители Фонда настаивали на том, что их работа по защите прав граждан не является политической деятельностью и они "выполняют не иностранный "заказ", а "работают на благо страны". В пятницу, 27 июня судья Яна Шемякина признала прокурорскую проверку и вынесенное представление законным. По словам Натальи Таубиной, исход был предсказуем, однако сам процесс вызвал разочарование:

Глава фонда "Общественный вердикт" Наталья Таубина

Глава фонда "Общественный вердикт" Наталья Таубина

– К сожалению, суд вынес ожидаемое решение и отказал в нашей жалобе. Стадия судебного разбирательства, на которой мы задавали вопросы, началась еще 4 июня, продолжилась вчера и сегодня. Мы задали десятки вопросов прокуратуре, по подавляющему большинству вопросов прокуратура ограничилась ответами либо "затрудняюсь ответить", либо "все есть в документе под названием "представление", тем самым, по сути, уклоняясь от ответов на конкретные вопросы о том, какая же именно деятельность, проводимая фондом "Общественный вердикт", является политической. Прокуратура также не смогла пояснить, какую же из этих деятельностей Фонд продолжает выполнять, но настаивала на необходимости устранить нарушения в 30-дневный срок. В целом, мы очень разочарованы слабой готовностью прокуратуры и ее невозможностью убедительно доказывать в суде свою собственную позицию.

Юрист Фуркат Тишаев

Юрист Фуркат Тишаев

Политической деятельностью был признан, в частности, доклад "Общественного вердикта", подготовленный для Комитета против пыток ООН. Об этом сообщил юрист Фонда Фуркат Тишаев. При этом, по словам юриста, сам Комитет напоминал властям России о недопустимости преследования активистов, которые направляют им доклады. В ходе процесса сторона защиты убеждала суд, что большая часть доказательств, представленная прокуратурой, не подтверждает позицию обвинения. Многие из документов о деятельности "Общественного вердикта", приобщенные к делу, относились к тому времени, когда закон о некоммерческих организациях еще не был принят, поясняет Фуркат Тишаев:

– Ситуация достаточно абсурдная, потому что все материалы, которые представила прокуратура, – а там целая пачка была, – касаются 2010 года и 2011 года. Там были даже поздравления с Новым годом, открытки на имя "Общественного вердикта". И даже эти документы пошли в материалы дела, хотя к предмету жалобы они отношения не имеют. Все документы относятся к тому времени, когда закона об "иностранных агентах" в принципе не существовало, поэтому такие доказательства являются недопустимыми, – считает Фуркат Тишаев.

Мы очень разочарованы слабой готовностью прокуратуры и ее невозможностью убедительно доказывать в суде свою собственную позицию

Что конкретно означает решение суда для организации, пока не совсем понятно, говорит Наталья Таубина. По ее словам, в прокурорском представлении нет четкого указания, каким образом организация может устранить нарушения: прекратить ли ту деятельность, которая, по мнению прокуратуры, является политической, отказаться ли от иностранного финансирования или же – добровольно встать в реестр "иностранных агентов"? Ни один из этих вариантов для "Общественного вердикта" неприемлем, поясняет Наталья Таубина:

– Мы ни при каких обстоятельствах принципиально не будем заносить себя в реестр "иностранных агентов". Отказываться от иностранного финансирования мы тоже не считаем правильным, поскольку любое законное финансирование, работающее на деятельность фонда "Общественный вердикт" и в интересах российских граждан, мы считаем нормальным. Поэтому мы будем продолжать его получать вместе с поддержкой, которую мы получаем от российских граждан и российского бюджета. Поскольку мы не видим в нашей деятельности политической составляющей, отказываться от какой-то нашей деятельности мы тоже не считаем возможным. Какие действия дальше предпримет Минюст или прокуратура, предугадать трудно. Возможно, Минюст придет к нам с новой проверкой, возможно, по результатам этой проверки вынесут протокол об административном нарушении, возможно, Минюст сам внесет нас в список иностранных агентов. Это пока складывающаяся практика, поэтому сказать пока трудно.

До тех пор, пока закон существует в этой редакции, он будет нарушать наши права по Европейской конвенции о защите прав человека

Представители "Общественного вердикта" намерены обжаловать решение Замоскворецкого суда в вышестоящих инстанциях – вплоть до Европейского суда по правам человека, – поскольку убеждены, что представили достаточно доказательств того, что их деятельность не является политической. Вот что говорит Фуркат Тишаев:

– "Общественный вердикт" является созаявителем в коллективной жалобе в ЕСПЧ. Она была подана год назад по закону "об иностранных агентах". Если мы не получаем нужного результата в российских судах, мы направляем эти документы в Европейский суд. И таким образом мы информируем суд о том, что год назад мы были правы, когда говорили, что в российских судах невозможно выиграть эти дела, потому что проблема касается не конкретного действия должностного лица, а самого закона в целом. До тех пор, пока закон существует в этой редакции, он будет нарушать наши права по Европейской конвенции о защите прав человека.

Представители правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов и Кирилл Коротеев в суде

Представители правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов и Кирилл Коротеев в суде

Судебный процесс "Общественного вердикта" по обжалованию действий прокуратуры, как и процессы других некоммерческих организаций, таких как "Голос", "Мемориал", "Юрикс", длился в течение года. Заседания постоянно откладывались: болели и менялись судьи, стороны ожидали решения Конституционного суда, который лишь в апреле огласил свое заключение и признал законными требования к некоммерческим организациям. После этого суды по НКО возобновились, и все требования прокуратуры были удовлетворены. Так, в конце мая суд обязал зарегистрироваться в качестве "иностранного агента" правозащитный центр "Мемориал", 24 июня было признано законным представление прокуратуры в отношении ассоциации "Голос", а 26 июня аналогично завершилось дело по жалобе организации "Юристы за конституционные права и свободы" – ЮРИКС.

По словам Натальи Таубиной, тенденции последних месяцев свидетельствуют о том, что давление на некоммерческие организации будет усиливаться:

Мы ни при каких обстоятельствах принципиально не будем заносить себя в реестр "иностранных агентов"

– Судя по тому, какие были внесены изменения в закон о "некоммерческих организациях" и, в частности, в июне введена норма, по которой Министерство юстиции теперь само может формировать список иностранных агентов, а также учитывая, что в прессе представители власти неоднократно заявляли, что, по их мнению, "иностранных агентов" в России больше, чем пять, которые сейчас в занесены в реестр, то я ожидаю усиления давления. Возможно, будут новые проверки, новые судебные разбирательства, будет и внесение новых организаций в список "иностранных агентов". И это в результате приведет к ограничению деятельности организаций гражданского сектора, к вмешательству в деятельность НКО, что нарушает нормы международного права и взятые Россией обязательства по Европейской конвенции по правам человека, – уверена Наталья Таубина.

Так называемый закон об "иностранных агентах" вступил в силу осенью 2012 года и обязал некоммерческие организации, которые занимаются политической деятельностью и получают финансирование из-за рубежа, зарегистрироваться в качестве иностранного агента. За отказ выполнить это требование НКО грозят штрафы и приостановка деятельности. Многие правозащитные организации бойкотировали этот закон.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG