Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вклад замедленного действия


Уровень долговой нагрузки населения России по отношению к текущим его доходам уже на четверть превышает этот показатель в США

Уровень долговой нагрузки населения России по отношению к текущим его доходам уже на четверть превышает этот показатель в США

В прошлом году потребительские кредиты обеспечили треть прироста ВВП России. Теперь они его, наоборот, сокращают

Рост объемов потребительского кредитования в России замедлился до уровней середины 2011 года. Его вклад в общий прирост экономики, еще в прошлом году – почти 40%, теперь сократился чуть ли не до нуля: объемы новых кредитов едва превышают платежи по старым. А уже к концу года могут и вовсе отстать от них.

Общие темпы роста потребительского кредитования в России, достигнув пика к началу 2013 года (53% в годовом выражении), с тех пор замедлились в два с половиной раза: к концу июня, по данным Центрального банка, они составили 20,9%, фактически сравнявшись с текущими процентными ставками.

Еще в прошлом году рост потребительского кредитования во многом обеспечивал общий рост потребительского спроса, главной составляющей российского ВВП. Рост доходов населения в 2011-2013 годах отставал от общего роста потребления, и разница покрывалась в том числе за счет банковского кредитования, отмечает директор Центра структурных исследований Института экономической политики им. Гайдара (ИЭП) Алексей Ведев в статье, опубликованной на этой неделе в газете “РБК daily”. “Но снижение темпов роста кредитного портфеля до уровня процентных ставок (18-20%) полностью обнулит этот эффект. На уровне домохозяйств в целом весь прирост кредитов будет идти на выплату процентов по существующей задолженности”.

Обслуживание накопленного долга будет обходиться населению в большие суммы, чем прирост объемов кредитования в этом сегменте. Соответственно, в ближайшие год-два мы в какой-то мере будем наблюдать в России цикл снижения долговой нагрузки на потребителей – примерно так, как это происходило в наиболее развитых странах мира из-за финансового кризиса 2008-2009 годов.

По сравнению с 2013 годом, кардинальным изменением стало резкое замедление темпов роста розничной торговли и общее ослабление потребительской активности, полагает макроаналитик из австрийского банка Raiffesen в Москве Мария Помельникова. По оценкам банка, это ослабление уже могло “стоить” российской экономике в текущем году до одного процентного пункта роста. По предварительным данным Росстата, представленным в понедельник, во втором квартале прирост ВВП составил 0,8% в годовом выражении после 0,9% в первом квартале.

В апреле-июне годовой рост оборотов розничной торговли в стране замедлился вдвое – до 1,8% по сравнению с 3,6% в первом квартале, напоминает Помельникова. А в июне эти темпы упали до 0,7% - минимального уровня с начала 2010 года, добавляет главный экономист инвестиционной компании “Уралсиб Кэпитал” Алексей Девятов. Он отмечает, что такое торможение может отчасти объясняться годовым сокращением реальных доходов на 2,9% в июне, а также замедлением роста реальных зарплат – с 2,1% еще в мае до 1,7% в июне.

Хотя и потребительские расходы, и обороты розничной торговли еще демонстрируют минимальный годовой прирост, его превращение в спад – лишь вопрос времени, отмечает главный экономист по России и странам СНГ британского банка HSBC в Москве Александр Морозов: “Это может случиться ближе к концу года, хотя, не исключено, отрицательная динамика проявится уже в третьем квартале”.

ТРЕНД К СПАДУ

Всплеск потребительской активности, отмеченный в России в апреле-мае, остался позади. Между доходами и потреблением всегда существует некий буфер в виде сбережений, напоминает Алексей Девятов, и, в зависимости от ситуации, потребители могут эти сбережения либо активно накапливать, либо тратить. “Весной мы увидели определенное сокращение сбережений: люди стремились “конвертировать” их в товары, в том числе – длительного пользования, пытаясь защитить от растущей инфляции”.

Если в прошлом году, по нашим оценкам, прирост потребительского кредитования давал до 0,5 процентного пункта роста ВПП, то в этом году, скорее всего, этот вклад окажется отрицательным.

В июле розничное кредитование в России продемонстрировало самый значительный прирост с начала года. По данным Центрального банка, представленным в минувшую пятницу, общий объем кредитов частным лицам в течение месяца вырос на 1,7%, в последний раз больший месячный рост отмечался в декабре – на 1,9%.

Однако о развороте тренда говорить не приходится. За июльскими результатами - ослабление рубля, поясняет Александр Морозов. При переоценке кредитного портфеля банков выданные ими валютные кредиты пересчитываются в рубли. Соответственно, более низкий курс рубля автоматически дает прирост общих объемов кредитования.

В ближайшие месяцы, скорее всего, сохранится достаточно устойчивая динамика кредитования в корпоративном сегменте, прогнозирует Морозов, тогда как розничное кредитование будет замедляться и дальше. “Этот тренд возник еще в прошлом году и продолжает развиваться в нынешнем – вплоть, не исключено, до полной остановки роста розничного кредитования”.

В первом полугодии долговая нагрузка на доходы населения – платежи по основному долгу и процентные выплаты – превысила 12,5% располагаемых доходов всех домохозяйств (еще в 2011 года она едва превышала 6%). Для сравнения, в Соединенных Штатах, где уровень общей задолженности населения в 4-5 раз выше, чем в России, средняя долговая нагрузка на располагаемые доходы не превышает 10%.

Поскольку доходы россиян растут теперь куда медленнее, ослабление роста потребления станет основным фактором, ограничивающим рост ВВП в нынешнем году, если не считать “украинского” фактора, полагает Мария Помельникова.

В общей структуре ВВП России доля частного потребления составляет примерно 50%, поясняет Алексей Девятов, и, несмотря на ярко выраженное замедление, его рост в этом году, по оценкам аналитиков “Уралсиб Кэпитал” все же составит около 3%. “Таким образом, частное потребление пока остается основным драйвером экономического роста”, - считает Девятов. Из других составляющих ВВП, по его словам, инвестиции покажут спад, государственное потребление – нулевой или минимальный рост, и лишь вклад внешней торговли может оказаться более заметным, но не за счет роста экспорта, а сокращения импорта.

В банке HSBC рост потребительских расходов в России в нынешнем году в целом прогнозируют на уровне 2%, хотя в течение года эта динамика будет неравномерной. “К концу года квартальный рост в годовом выражении вполне может смениться спадом”, - не исключает Александр Морозов.

ОБОГНАВ АМЕРИКУ

Дальнейшее замедление роста розничного кредитования будет “стимулироваться” продолжающимся ухудшением качества кредитного портфеля банков. В январе 2013 года доля просроченной задолженности по розничным кредитам в России достигла посткризисного минимума – 4,1% общей их суммы, напоминает Алексей Ведев в той же статье в “РБК daily”. Однако с тех пор она почти ежемесячно росла, достигнув к концу июля 2014 года, по данным Банка России, 5,4%.

Хотя и потребительские расходы, и обороты розничной торговли еще демонстрируют минимальный годовой прирост, его превращение в спад – вопрос ближайших месяцев.

Все больше граждан не успевают выплатить кредиты вовремя, продолжает Ведев, и в целом российские домохозяйства серьезно перекредитованы. “По оценке ИЭП на основе данным Росстата и Банка России, в первом полугодии 2014 года плановая долговая нагрузка на доходы населения – платежи по основному долгу и процентные выплаты – превысила 12,5% располагаемых доходов всех домохозяйств (еще в 2011 года она едва превышала 6%). Естественно, - пишет Алексей Ведев, - для активных заемщиков эта доля значительно выше. По нашим оценкам, она может доходить до 40-50% дохода заемщика”.

Для сравнения, в Соединенных Штатах, где уровень общей задолженности населения в 4-5 раз выше, чем в России, средняя долговая нагрузка на располагаемые доходы, тем не менее, не превышает 10%, напоминает Алексей Ведев. (Точные данные по США можно найти здесь – РС).

Фактор долговой нагрузки населения уже проявился, став одной из причин того, что рост частного потребления в стране не только резко замедлился, но и, более того, движется в сторону спада, отмечает Александр Морозов из банка HSBC. “Если в прошлом году, по нашим оценкам, прирост потребительского кредитования давал до 0,5 процентного пункта роста ВПП, то в этом году, скорее всего, этот вклад окажется отрицательным”. Обслуживание и погашение накопленного долга в розничном сегменте уже превышает текущий прирост общих объемов кредитования в нем, полагает Морозов. Соответственно, сокращается объем денег на руках у населения и, как результат, его возможности оплачивать новые товары и услуги.

Поскольку доходы россиян растут теперь медленнее, ослабление роста потребления станет основным фактором, ограничивающим рост ВВП в нынешнем году, если не считать “украинского” фактора.

Прирост потребительского кредитования в июне составил 20,9%, но и текущие ставки по розничным кредитам чуть превышают ныне 20%, добавляет Алексей Девятов. То есть уже сейчас розничное кредитование фактически ничего не добавляет к росту экономики, а на фоне дальнейшего замедления его ситуация может кардинально измениться в самое ближайшее время: “Обслуживание накопленного долга будет обходиться населению в большие суммы, чем прирост объемов кредитования в этом сегменте. Соответственно, в ближайшие год-два мы в какой-то мере будем наблюдать в России цикл снижения долговой нагрузки на потребителей – примерно так, как это происходило в наиболее развитых странах мира из-за финансового кризиса 2008-2009 годов”,- прогнозирует Алексей Девятов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG