Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Абхазии состоялись президентские выборы, на которых, по предварительным данным, победу одержал Рауль Хаджимба

Оппозиционный политик Рауль Хаджимба уже три раза безуспешно пытался стать президентом непризнанной республики Абхазия и смог, наконец-то, добиться своей цели – благодаря состоявшимся в воскресенье, 24 августа, досрочным выборам, которые были назначены после добровольной отставки в июне этого года президента Александра Анкваба. Анкваб ушел в отставку под давлением оппозиции, требовавшей проведения политических реформ, в том числе ограничения полномочий главы государства.

Сможет ли Хаджимба удовлетворить запрос абхазского общества на кардинальные перемены, рассказал абхазский журналист, главный редактор газеты "Чегемская правда", Инал Хашиг:

– Как прошли выборы? Сколько человек проголосовало? И можно ли уже говорить о победе Рауля Хаджимбы?

– Да, уже можно говорить о победе Рауля Хаджимбы. К полуночи было понятно, что он побеждает в первом туре. Его уже поздравили соперники. Каких-то сомнений по поводу честности выборов никаких нет даже у проигравших. Хаджимба набрал чуть больше 50 процентов голосов избирателей, и их вполне достаточно, чтобы считаться избранным президентом.

– Рауль Хаджимба уже не первый раз пытается стать президентом Абхазии. Что позволило ему добиться этой цели сейчас?

– Он баллотировался в четвертый раз, и я думаю, самый большой плюс, который был у Хаджимбы, – все-таки упорство. Он – единственный из всех кандидатов, у кого был богатый опыт политической борьбы. Все его соперники в основном либо действующие, либо бывшие силовики, на практике не имевшие опыта публичной политической деятельности. Думаю, главную роль сыграло именно это. Кроме того, Хаджимба в свое время занимал разные важные посты: он был главой Службы государственной безопасности, министром обороны, премьер-министром, вице-президентом. С другой стороны, народ устал от власти, которая существовала последние 10 лет, и я думаю, что общество просто решило: пора кардинально менять властную пирамиду. Еще был фактор того, что Хаджимба – единственный, кто реально убедил общество в своем намерении провести реформы. Другие говорили, может быть, не так убежденно и не так конкретно.

– Если вспомнить действия Хаджимбы во власти, когда он не был президентом, можно ли говорить о том, что он действительно выполнит требования оппозиции, и в Абхазии уменьшится коррупция при распределении выделенных Россией средств, и что он оправдает ожидания, из-за которых был вынужден уйти в отставку летом предыдущий президент Александр Анкваб?

– У Хаджимбы хватает и минусов, но, думаю, даже его соперники не могут

Во всех аргументациях обязательно присутствовало упоминание, что сам по себе Рауль Хаджимба достаточно честный и порядочный человек

сказать, что у него подмочена репутация. На него не было компромата об участии в коррупционных делах, так что в этом плане он – что большая редкость – честный человек. Деньги к нему не липнут. Это тоже сыграло роль. Многие из тех, кто за него не голосовал, говорили: да, он хороший парень, честный, – но их не устраивало его окружение... Во всех аргументах обязательно присутствовало упоминание, что сам по себе Рауль Хаджимба достаточно честный и порядочный человек, и он это доказал не только находясь в оппозиции, но и когда он занимал важные государственные должности.

– Должна ли Москва быть довольна результатами этих выборов на фоне информации о том, что Хаджимба курировал Владислав Сурков?

– Кремль в реальности мало на кого ставил. Ему, скорее всего, все равно, кто будет президентом, так как любой избранный на выборах в Абхазии человек так или иначе выстраивал бы с Москвой нормальные отношения. Наверняка были какие-то личные пристрастия. Сурков, допустим, больше склонен был, чтобы президентом стал Хаджимба, российские спецслужбы отдавали предпочтение Аслану Бжания как человеку из их среды. Предпочтения были, но это нельзя считать политикой Кремля. Кого бы ни выбрали – Кремль согласился бы, и каких-то особых эмоций по этому поводу не испытывал.

– Правильно ли я понимаю, что, кто бы из кандидатов ни победил, не поднимался бы в какой-либо форме вопрос о присоединении к России?

– И вряд ли будет подниматься. Я думаю, если вдруг тот же Хаджимба на своей инаугурации заявит о том, что Абхазии нужно войти в состав России, тогда, думаю, придется объявлять новые выборы. Эта тема непопулярна. Да, Россия – это главный и единственный партнер, но вопрос о независимости – особая тема, которая ревизии не подлежит.

– А что с отношениями с Грузией? Можно ли здесь ожидать подвижек в сторону более тесного сотрудничества? Со стороны Грузии вроде бы есть желание наладить отношения с Абхазией.

– Не думаю, что сейчас будут какие-то особые подвижки в этом вопросе. Контакты с Грузией происходят на переговорах, но там очень узкий формат. Не думаю, что, учитывая нынешнюю ситуацию в мире, в регионе, будет происходить что-то кардинальное. Сейчас грузинская тема мало присутствовала, никто не спрашивал, будут ли налаживаться отношения с Грузией, то есть это не волнует людей. Все понимают, что это не самый главный аспект. Грузия нас не признает, а другого Абхазии от нее и не надо. Повестка дня практически исчерпана, так что новых контактов нет, а новая повестка вряд ли будет вырабатываться – в контексте того, что сейчас происходит. Я уверен, что сейчас в грузино-абхазских отношениях серьезно ничего не изменится.

Сторонники Рауля Хаджимбы празднуют победу их кандидата на президентских выборах

Сторонники Рауля Хаджимбы празднуют победу их кандидата на президентских выборах

Внеочередные президентские выборы в Абхазии почти совпали с годовщиной признания независимости этой республики Россией. Две ключевые даты новейшей истории бывшей грузинской автономии приходятся на август: 14 августа 1992 года так называемая Национальная гвардия, созданная сопредседателем "госсовета Грузии" Тенгиза Китовани вторглась на территорию Абхазии, развязав тем самым кровопролитную грузино-абхазскую войну; 26 августа 2008 года президент России Дмитрий Медведев заявил о признании независимости Абхазии.

Выборы в Абхазии Грузия считает незаконными. В Тбилиси обращают внимание, что их проводили на оккупированной территории и в них не участвовали грузинские беженцы, а также около 20 тысяч избирателей грузинской национальности, проживающих в Гальском районе Абхазии: их исключили из списков избирателей решением специальных комиссий на том основании, что они якобы получили гражданство самопровозглашенной Абхазии незаконно, не отказавшись от гражданства Грузии. Хотя никаких доказательств абхазские власти не приводили. Сами гальцы до сих пор утверждают, что никакого иного гражданства у них нет.

Лидер грузинских беженцев из Абхазии, председатель верховного совета Абхазской автономной республики (в изгнании) Георгий Гвазава считает, что выборы сопровождала дискриминация: "Рауль Хаджимба три раза пытался стать президентом, и все три его предыдущие попытки были неудачными. Он считал, что именно гальский район, а также Ткварчели и Очамчире ему не дают голосов. Поэтому, заручившись в этом вопросе поддержкой Москвы, он нашел возможность исключить этих людей из процесса выборов, использовав при этом какую-то выдуманную причину".

Незадолго до выборов премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили предложил начать отношения с непризнанной Абхазией "с чистого листа". Один из лидеров правящей коалиции "Грузинская мечта", член парламента Леван Бердзенишвили дал понять, что в Тбилиси не питают иллюзий относительно возможности вести продуктивный диалог с Раулем Хаджимбой, но предложение Тбилиси касается всей Абхазии, а не только избранного президента: "Мы надеемся, что в Абхазии найдутся светлые головы, которые пойдут на переговоры. Мы также знаем, что Хаджимба меньше всех расположен к диалогу с грузинской стороной. Но наше отношение остается неизменным: мы знаем, что все вопросы можно решить только мирным путем, и мы готовы поддерживать отношения с людьми, которые фактически представляют интересы Абхазии".

Соратники экс-президента Грузии Михаила Саакашвили, а также грузинская оппозиция упрекают власти в том, что никакой внятной программы решения абхазской проблемы у правящей коалиции до сих пор нет, а "заигрывания" с Москвой, как и попытки внести изменения в закон об оккупированных территориях (в части смягчения санкции за незаконный переход границы на этих участках), по мнению оппозиционеров, лишь подрывают усилия международного сообщества, которое не признает независимости Абхазии и Южной Осетии.

Большинство независимых наблюдателей считает, что между сторонами сохраняются фундаментальные противоречия: Абхазия не готова вести предметные переговоры о возвращении грузинских беженцев в Сухуми или Гагра, а грузинская сторона не может исключить эту тему из переговорного процесса.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG